Принцесса Сотбарии | Страница 1 | Онлайн-библиотека


Выбрать главу

Принцесса Сотбарии

Ираида Трощенкова

Корректор Анна Андронова

Иллюстратор Ираида Трощенкова

© Ираида Трощенкова, 2018

© Ираида Трощенкова, иллюстрации, 2018

ISBN 978-5-4493-8937-4

Создано в интеллектуальной издательской системе Ridero

Глава 1. Принцесса Селина

Ах, зимняя дорога в сибирском лесу! Снег искрится на ветвях сосен девственной чистотой, и мчится лошадка, выбивая копытами крупинки колкого снега. Марьяна в теплом спортивном костюмчике прикрывает раскрасневшиеся пухленькие щечки рукавом, и счастливый девичий смех заливает округу.

Сани мчатся, управляемые старшим двадцатидвухлетним братом Кириллом. За шишкой сосновой. Нет ничего вкуснее смородинового чая, заваренного в самоваре. Шишки разгораются быстрехонько и, будто ощутив ароматный запах запаренных веточек, в предвкушении тихого семейного вечера шестнадцатилетняя девушка счастливо улыбается.

Вспорхнула с берез стая сорок, вспугнутых резвой лошадью.

– Эй-е-е-е-е-ей! – Кирилл раскручивает вожжи, не давая спуску рыжей Беглянке.

Беглянка появилась на их подворье два года назад. Прибилась, почувствовав добрый нрав хозяев. Права на коняшку никто не предъявил, так она и прижилась, став подспорьем в хозяйстве и настоящей кормилицей.

– Моряк, не отставай, – девушка взмахнула яркой рукавицей, подбадривая любимчика – огромного пса, мчащегося следом.

Дома молодежь поджидает старенькая бабушка Нина, а больше у брата с сестрой и родственников нет. Пьяные родители погибли в пожаре тринадцать лет назад, под новый год, оставив маленьких детей круглыми сиротами. Тогда спас случай: на ту ночь их подкинули бабушке…

Старомодно пользоваться самоваром в двадцать первом веке, когда все давно уже пользуются электрическими чайниками, да только бабушку не переубедить.

– Чаевничали с него еще мои бабка и дед, и вашим деткам того же завещаю. Век прожила и хвори не знала, вас на ноги здоровыми подняла, так традицию менять не позволю!

Брат с сестрой никогда бабушке не перечили, росли благодарными и молили небеса, чтобы она оставалась с ними как можно дольше. Кирилл после армии устроился на сельскую ферму плотником, а маленькая Марьяна ещё учится в школе и мечтает о серьезной профессии – актрисы. И нет в этом ничего смешного! С огромным интересом и любопытством штудирует она соответствующие книжки в библиотеке, зубрит монологи, и, набив рот камушками, тараторит скороговорки:

– Ехал Санька с Сенькой, с Сонькой на санках,

Санки – хлоп, Саньку с ног, Сеньку в лоб, Соньку в бок,

Все в сугроб!

Вот и сейчас, уже без камушков, девушка повторяет задание, но на последних словах быстрая лошадь, будто воткнувшись в стенку, резко тормознула, сани опрокинулись на белоснежное полотно зимнего луга, а Беглянка попятившись назад испуганно заржала…

Не успев сообразить, что произошло, брат с сестрой с удивлением смотрели на невесть откуда взявшуюся на дороге воронку в виде гигантского светящегося круга.

Навстречу перепуганной Беглянке оттуда несся вороной конь в упряжке.

Пес прыгнул в водоворот крутящегося снега, пронзительно залаяв.

– Моряк, нет! – Девушка бросилась за своим любимчиком.

– Марька! – Кирилл с силой одернул сестру за руку, но в его руке осталась лишь цветная рукавичка.

Воронка закрылась, осыпав лошадку и недоумевающего парня необыкновенными светящимися снежинками.

Прямо перед фыркающей Беглянкой бил копытом вороной жеребец, запряженный, НЕВЕРОЯТНО – в сияющую золотую карету!

Кирилл, с побелевшим от ужаса лицом, кричал, сорвав с головы меховую шапку и швырнув ее вслед Марьяне:

– Сестренка-а-а-а, верни-и-ись!

Тщетно. Девушка как в воду канула, и только головной убор вернулся бумерангом.

Скакуны успокоились и, пофыркивая, с интересом обнюхивали друг друга.

Пар из ноздрей любопытного жеребца поднимался маленьким белым облачком. Макушку между двумя острыми ушами украшало большое перо вишневого цвета. Во лбу на аккуратненьком ремешке красовался алый камень размером с перепелиное яйцо. Далее по сбруе выстроились в ряд маленькие аккуратные белоснежные жемчужины.

А карета – так та просто поражала своим блеском и изысканностью! Тонна золота! За великолепной дверцей шевельнулась бархатная занавеска пурпурного цвета.

– Марьяна! – парень распахнул резную дверцу, надеясь, что сестренка прячется там!

На Кирилла глянула незнакомка неземной красоты. Белокурые длинные прямые волосы спускались с плеч до самых бедер. Девушка лет двадцати дрожащими пальчиками прижимала к груди миниатюрную расписную шкатулку. И больше в карете никого не было.

Необычного покроя старинное нарядное темно-зеленое платье, украшенное изумрудами, явно не соответствовало погоде. Как будто красотка сбежала с бала-маскарада. Молодая дама сверху вниз пробежалась взглядом по смешной одежде русоволосого незнакомца:

– Ты кто?

Кирилл, выдернув из перевернутых саней овечий тулуп, на котором сидела сестра, и взмахнув им в воздухе, отряхивая от соломы и снега, протянул дрожащей девушке:

– Накинь, замерзнешь, дуреха!

Поняв, что от симпатичного молодого мужчины не исходит угрозы, девушка протянула ему руку с объемным перстнем на указательном пальце, далее появилась симпатичная ножка, обутая в кожаный черный башмачок. Парень подхватил миниатюрную красавицу на руки, и… ему совсем не захотелось ее от себя отрывать. Горячая волна разлилась по всему телу…

– Пусти, я принцесса Селина, наследница трона страны Сотбарии! – девица гордо отчеканила, глядя в его глубокие синие глаза.

Взволнованный молодой человек поставил девушку прямо на свои огромные валенки, накинул тулуп на ее красивые плечи:

– А я – Кирилл, житель сибирской глубинки.

– Глу- бин -ка? – растянула девушка. – Это такая ваша белая страна? – Селина шагнула в сторону, нагнулась и провела пальчиком по рыхлому снегу.

– Это Сибирь-матушка, снежная, непредсказуемая! А о твоей Сотбарии я никогда не слышал. Но так как передо мной стоит принцесса, живая и прекрасная, вынырнув прямо из снежного вихря, склонен поверить в сказку. А где теперь моя сестра, страшно даже подумать.

Принцесса Селина, оглядев упряжь рыжей Беглянки, выдернула необычной формы стрелу из хомута.

– Вот причина обмена твоей сестры на меня. Стрела, предназначенная моему коню Вихрю или моему слуге, пронзила пространство.

Кирилл с интересом разглядывал диковинное орудие: острие переходило в правильной формы маленький обруч. Кольцо развалилось прямо на ладонь парня.

– О, нет, теперь я не смогу вернуться домой! Ты сможешь починить стрелу?

– Мы что-нибудь придумаем, ведь и Марьянку надо выручать, что с ней будет в вашей Сотбарии?

– Несколько лет назад непонятная болезнь живота унесла почти все женское население.

С нее пылинки сдувать будут, у нас девушек просто катастрофически не хватает. Выскочит замуж, и все дела!

– Заманчивая перспектива для сестренки, – улыбнулся Кирилл и добавил: – А стрелу починим и как можно скорее.

– Подлец, нахал, урод! – вскрикнула вдруг принцесса.

– Не понял?!

– Это я про слугу! Бросил свою госпожу в момент опасности!

– Возможно, он убит, зачем же так порочить человека.

– Об этом я не подумала, тогда он герой во веки веков!

– Вернешься домой и решишь, что с ним делать, – молодой человек улыбнулся, – сейчас нужно решать что-то с твоей каретой. Неужели она, и правда, золотая?

– А то! Серебряная меня не достойна.

– Ну, ну.

Но тут, наткнувшись на укоризненный взгляд принцессы, добавил:

– Верю, Ваше Высочество.

– Ваше Сотбарское Высочество!

– Уточнение принимается, теперь нужно спрятать твою повозку. Видишь стог сена? – Кирилл показал рукой налево: – Это корм для нашей лошадки, там карету и замаскируем…

Неожиданную высокого звания гостью Кирилл вез домой в простых деревенских санях. Породистый жеребец Вихрь был привязан рядом, к оглобле рыжей Беглянки.

1