Наследники | Страница 1 | Онлайн-библиотека


Выбрать главу

Наследники

Бэлла Крымская

© Бэлла Крымская, 2018

ISBN 978-5-4493-8998-5

Создано в интеллектуальной издательской системе Ridero

Действующие лица

Р е д ь к и н а Л ю д м и ла, бывшая вдова покойного

К р а с н у х и н а Е к а т е р и н а, дочь

К р а с н у х и н О л е г, зять

А в д о т ь я П а в л о в а, сводная сестра, приехавшая из Франции

П и р о г о в А р т е м, приемный сын от второго брака

П р и г о ж и н а Н а т а ш а, подруга

П и р о г о в А р т е м, приемный сын от второго брака

Б е л о в В и т а л и й В и к т о р о в и ч, нотариус

С е м е н, дворецкий, юноша лет двадцати

С е р а ф и м а и Л а в р е н т и й К а р п о в ы, дальние родственники

Действие первое

Действия происходит в гостиной особняка покойного миллиардера Пирогова Александра Александровича. На сцене красиво и богато оформленный зал. Неосвещенный. В полумраке еле видны изящные стулья, окружающие большой стол. На стене висит картина, где изображена библейская сцена с Каином и Авелем. Два стула освещаются. На них сидят Людмила и Авдотья в траурных одеяньях. Разговаривают не очень громко. Вначале длительная пауза.

Л ю д м и л а. Может, чайку попьем? Ждать, думаю, придется долго. Вы какой чай любите? С бергамотом или зеленый? Или в Париже предпочитают что-то более изысканное? (Зовет Семена).

А в д о т ь я (читает газету, отвечает, не отвлекаясь от чтения). Я лично предпочитаю кофе со сливками.

Входит Семен.

Л ю д м и л а. Мне кофе со сливками, пожалуйста

Семен кивает головой, уходит.

Л ю д м и л а. А как вам, баня?

А в д о т ь я (всячески дает понять, что не хочет вступать в разговор). Чудесна!

Л ю д м и л а. Ну, а погода? Как погода?

Авдотья. Прелестна!

Пауза.

Л ю д м и л а. Вы ведь, наверняка, думаете обо мне, что я…

А в д о т ь я. Я ничего не думаю! Я читаю газету.

Л ю д м и л а. Я поняла вас… А газета, между прочим, перевернутая.

Входит Семен с чашками и сахарницей на подносе.

Л ю д м и л а. Детка, принеси-ка лучше чего-нибудь выпить. Чего-нибудь покрепче. А это унеси.

Авдотья переворачивает газету. Семен уходит.

Л ю д м и л а (смотрит на наручные часы). Что-то Катенька задерживается с Олегом. Она была на отдыхе на Мальдивах, даже не успела на похороны. Как она была расстроена. Да и внук что-то подхватил на отдыхе.

А в д о т ь я (с сарказмом). На Мальдивах? Бедняжки!

Л ю д м и л а. Зять у меня ей богу непутевый! И как моя Катя за него замуж вышла? И семьянин невнимательный, и бизнесмен никакой. (Понижая голос). Если бизнес перейдет к нему, за ним нужен будет глаз да глаз.

Появляется Семен с бутылкой и бокалом в руках.

С е м е н. Пардон, что так долго. Дело в том, что бар с напитками закрыт на ключ, и мне пришлось взять то, что было на кухне. Это бордо.

Л ю д м и л а. Как закрыт? Кто его закрыл? Где ключи?

С е м е н. Не знаю.

Л ю д м и л а. Ладно. (Берет бокал и бутылку, наливает сама). Еще и не полная! Ни на что не годишься. (Глотнув из бокала). Как ты можешь не знать, где ключи от бара? А может сам посеял? (Авдотье). У Саши моего покойного в этом баре коллекция превосходных коньяков. Одна бутыль стоит около тысячи евро.

А в д о т ь я (отказывается от предложенного Семеном бокала). Благодарю, но я не пью.

Л ю д м и л а. Ну, как же так? Ну, за память Саши! Ну, глоточек!

А в д о т ь я. Нет и нет. Когда я пью, я говорю все, что думаю. Нет и еще раз нет.

Л ю д м и л а. Прямо как я! Ну, тогда я сама. За Саню! Пусть земля ему пухом.

А в д о т ь я. Пухом-то ему земля точно не будет.

Л ю д м и л а. Почему это? (В сторону). Неужели донюхалась?

А в д о т ь я. Не заслужил, просто вот и все! (Нервно встряхивает газету).

Л ю д м и л а. Ну почему же вы так о брате? Хороший был человек ведь. (Еще раз глотнув, ставит бокал на поднос, жестом дает понять Семену, чтобы тот вышел).

Семен уходит с подносом.

А в д о т ь я (с подтекстом). Хороших людей не бросают.

Л ю д м и л а (игнорирует колкость). А хорошее было бордо! Зря не выпили!

А в д о т ь я (в сторону). Гадюка! Пытается меня споить.

Л ю д м и л а (в сторону; разглядывая Авдотью). А время ее не пощадило. Сыпется как песок. И все-таки, как сестре мужа я выделю ей деньги на пластического хирурга.

Входят Екатерина и Олег в сопровождении Семена

Е к а т е р и н а (прямо с входа). Мама! Какая ужасная трагедия нас постигла! (Разглядывает занятую чтением Авдотью и решает не здороваться).

О л е г. Здравствуйте. (Екатерине, указывая на Авдотью). А это кто?

Е к а т е р и н а (Олегу). Тетя из Франции. И какие черти ее принесли! Никогда ее не любила.

Садятся на соседние два стула, освещаются и эти два стула.

Л ю д м и л а. Ну, что там с Димкой? Обследовали?

Е к а т е р и н а (садится; с пафосом). Ой, мама, лучше не спрашивай. Я возмущена! Представляешь, я прихожу на прием к детскому терапевту и спрашиваю: «Что с моим ребенком?» Он, не отрываясь от компьютера: «А что с вашим ребенком?» Меня как током ударило! Я ему с пылом и с жаром: «Это вы мне объясните, что с моим ребенком! И оторвитесь, наконец, от своего компьютера!» Он, как взглянет на меня с негодованием и говорит: «Симптомы назовите». Я говорю: «Так, мол, и так…» А он опять в свой компьютер, что-то вводит, и… через пару секунд ставит диагноз. Я была вне себя! Я говорю: «Да вы знаете, кто я такая?! Я всю вашу больницу разнесу, вы у меня без работы все останетесь!» А он улыбается и говорит: «Разносите, разносите!» и опять в свой компьютер и…

О л е г (перебивает). В итоге, мы решили, что послезавтра летим в Швейцарию.

Е к а т е р и н а. Да! (Немного успокоившись). Правда, у нас кое-какие издержки. Олегу должны были выплатить…

О л е г (тихо Екатерине; сквозь зубы). Замолчи.

Е к а т е р и н а. В общем, сейчас у нас только одна няня-китаянка. Гувернанток по английскому, испанскому и французскому языкам пришлось уволить.

Л ю д м и л а. Ничего. Китайский язык тоже не помешает.

О л е г. Так дело в том, что китайская иммигрантка и не требует больших затрат.

Е к а т е р и н а. Если бы кто-то не проиграл наши сбережения…

Авдотья краем уха подслушивает.

Л ю д м и л а (понизив голос). Опять ты за свое, Олег? Хватит уже играть в эти карты. Это перейдет в зависимость.

Е к а т е р и н а. Ах, мама! Уже перешла.

О л е г (сконфузившись). Дело в не этом, а в том, что меня немного подвели партнеры, и у нас недостаточно денег на лечение и…

Л ю д м и л а (перебивает его, но вспоминает о присутствии Авдотьи, начинает ругаться тише). Знаешь, дорогой мой зятек, мне это уже надоело! Сколько бы у тебя не было денег, ты никогда не научишься их тратить с умом. Саша тебя как сына всему учил, а толку от тебя никакого! Знаешь, сколько Саше принадлежит земли? Это он все своим умом приобрел!

О л е г. Сколько бы ему земли не принадлежало, теперь ему придется довольствоваться двумя метрами.

А в д о т ь я (беспристрастно). Не двумя, а четырьмя!

О л е г. Что простите?

Л ю д м и л а. Да бог с ней, не обращай внимания. Бредит старушка.

А в д о т ь я (оторвавшись от газеты, немного свысока). Между прочим, я старше тебя на два года всего лишь.

О л е г. Нет, расскажите. Уж очень интересно.

Л ю д м и л а. Сашу похоронили на два метра глубже положенного.

О л е г (смеется). Это правда? Знал, что он замкнутый человек, но чтобы настолько.

А в д о т ь я. Закроем эту тему.

Л ю д м и л а (слегка на ударе). Между прочим, ты могла бы поздороваться с моей Катенькой.

А в д о т ь я. Вообще-то Катенька могла бы поздороваться первой.

Л ю д м и л а. Ты даже не знаешь, что моя Катенька – Мисс «Краса Урала» две тысячи восьмого года.

А в д о т ь я. Неудивительно. У нее же отец олигарх.

Л ю д м и л а. Хотите сказать, что Катенька недостаточна красива?!

А в д о т ь я. Я хочу сказать, что Катенька недостаточно воспитана.

1