Картины нашей жизни | Страница 1 | Онлайн-библиотека


Выбрать главу

Картины нашей жизни

Таша Брагина

© Таша Брагина, 2018

ISBN 978-5-4493-8999-2

Создано в интеллектуальной издательской системе Ridero

Аннотация

Рабочее название книги – «Жизнь одна». Она раскрывает истории жизни нескольких человек, чьи судьбы связаны, а жизненные пути сходятся и расходятся. Они любят и ненавидят, ошибаются и прощают, надеются и борются за счастье. И не сдаются. Происходящие с ними события в той или иной мере влияют на всех, но каждый делает свои выводы, в зависимости от которых складывается их дальнейшая жизнь.

Предисловие

На написание данной книги меня вдохновила моя первая книга «Диагноз: оптимист», многие жизненные принципы из которой я облекла в художественную форму.

Мои персонажи разные, тем не менее, их многое объединяет. Каждый из них стремится к лучшей жизни, но разными путями. Кто-то беспринципно, не оглядываясь и не боясь причинить боль другим. А кто-то не желает огорчать близкого человека, опасается кардинальных изменений и в результате чувствует себя обделенным счастьем.

Они ошибаются, прощают, борются за счастье, любят и ненавидят, платят за ошибки, надеются, но не сдаются.

Хочется верить, что вы полюбите моих персонажей так же, как люблю их я, и будете им сопереживать. Приятного чтения!

1 глава

Тамара идет не спеша, смакуя ощущение счастья, предвкушая встречу с любимым. Первая любовь для семнадцатилетней девушки – чувство новое, незнакомое, неожиданное. Она испытывала все, о чем рассказывают влюбленные: сильное сердцебиение, обостренное чувства прекрасного, порхание бабочек в животе. При мысли о НЕМ бросало то в жар, то в холод, хотелось всем желать добра и любви, а мир стал ярче и как будто светлее.

Они познакомились у дверей педагогического института и встречались уже три месяца. Он поступал на факультет физической культуры, она мечтала о профессии учителя английского языка в начальных классах или детском саду.

«Ты несовременная, – смеялась над ее романтичной натурой подруга Лана. – Кто в наше время идет в училки? Дети неблагодарные, избалованные чудовища!»

Тамара в ответ на это молчала, предпочитая держать свое мнение при себе.

Девушка взглянула на небо – солнце скрылось за тучей. Вдруг кольнуло ощущение тревоги. Внезапно ее хватают чьи-то руки, грубо и настойчиво, не давая возможности вырваться. Тамара кричит, пытается рассмотреть, кто и за что так с ней. Вместо лиц – туман. Ее валят на землю. Девушка снова кричит и… просыпается.

– Опять кошмар? – с сочувствием посмотрел на нее Павел.

– Да, – коротко ответила Тома, придя в себя, но еще не осознав, что лежит в своей постели, рядом с мужем. В окно через полузакрытые жалюзи сочится утренний свет.

– В полнолуние часто страшные сны снятся, – успокаивал муж, глядя на часы. Пять сорок пять, через пятнадцать минут затрезвонит будильник.

Павел потянулся к жене, поцеловал в щечку, откинул одеяло, повернулся на бок и встал, нащупав ногами тапки. Он никогда не ходил по квартире босиком, и эта привычка не зависела от времени года и от температуры в квартире. Тамара же частенько про них забывала или теряла в небольшой двушке. Могла целый день ходить босой, и найти тапки только вечером под кроватью или в закутке одной из комнат. В такие моменты Тома начинала верить в домовых, над чем частенько потешался муж. В остальном молодая женщина была организованна и внимательна.

Вставая утром, она прежде всего просматривала список дел, отмеченных в телефонном календаре. Как правило, в нем значилось: покупка продуктов, стирка, глажка, уборка и два-три раза в неделю занятия с детьми.

Репетиторством Тома занялась сразу после окончания института. Английский давался ей легко, студенткой она была прилежной и добросовестной. Преподаватели уговаривали ее работать в школе или языковом центре для детей, но Тома предпочла занятия один на один, объясняя свой выбор тем, что контакт между учеником и учителем налаживается быстрее и проще в процессе индивидуального общения. А находить подход к детям девушка умела прекрасно.

Муж Павел – тридцатидвухлетний привлекательный мужчина с когда-то темными, лежащими красивыми волнами волосами, теперь поредевшими – с девяти утра до шести вечера пропадал в офисе, занимаясь страхованием автотранспорта.

Немного успокоившись с помощью дыхательных упражнений (они спасали от начинающегося приступа панической атаки), Тома не спеша вылезла из двуспальной кровати. Тапок, разумеется, на месте не оказалось. Начиналось обычное будничное утро. На завтрак Тамара чередовала омлет и овсяную кашу на воде, мужу достаточно было чашки кофе с молоком и тоста с сыром.

– Ты сегодня дома? Учеников не ожидается? – спросил Павел, надевая рубашку.

– Встречаюсь с Ланой и Тусей в нашем кафе.

Она подала стоявшему в прихожей мужу куртку и пожелала удачи.

Заперев за Павлом входную дверь, Тамара зашла в ванную умыться и почистить зубы. Тапочки нашлись за дверью ванной комнаты. Видимо вчера, выходя из душа, она их не заметила, думая о чем-то о своем.

Завершив утренние процедуры, молодая женщина расплела косу. Ее приходилось заплетать на ночь, чтобы густые, непослушные волосы не запутывались. Утром и вечером Тома проводила по ним массажной расческой пятьдесят раз и чаще всего собирала их в хвост или пучок. Иногда, по настроению, оставляла распущенными.

Женщина бросила на себя взгляд в зеркало: грустные карие глаза, черные, изогнутые брови, небольшой прямой нос, опущенные уголки рта. Каждое утро она заставляла себя улыбаться даже через силу. Сегодня настроение было приподнятым из-за встречи с любимыми подругами.

Туся и Лана были настолько разными, насколько непохожими могут быть люди одного пола. Наталья (Туся) – молодая женщина тридцати четырех лет, в прошлом году отметившая двенадцатилетнюю годовщину свадьбы, воспитывала двух мальчишек. Была автором нескольких детских книг. Светлана (Лана) – ровесница Тамары, двадцатипятилетняя меркантильная особа, предпочитающая не работать, а жить на деньги от мужчин. Туся – ответственная, заботливая мать и жена, верная и порядочная, ценила те же качества в других, во внешности предпочитала натуральность и естественность. Лана – беззаботная, инфантильная, крашеная блондинка, с длинными, хищными ногтями и ярко-красной помадой; ее нрав можно было сравнить с цунами, в отличие от спокойной и рассудительной Натальи.

Сменив уютную пижаму на привычный застиранный, но любимый халатик, Тома позавтракала, подготовилась к завтрашнему занятию с учеником и начала собираться на встречу с подругами. Опаздывать она не любила, предпочитая приходить с запасом времени. Пунктуальность, как и честность, справедливость и умение сопереживать воспитала в ней мама собственным примером. Ее маму любили за доброту, толерантность, порядочность и добросовестность, но недолюбливали за неподкупность и прямоту. Те же качества Тамара искала и в окружающих, часто разочаровываясь, но со временем и с приобретением опыта общения научилась смиряться с людскими слабостями и пороками, опасаясь остаться в одиночестве.

2 глава

Молодая женщина в теплом осеннем пальто зашла в кафе и бросила взгляд на часы на стене: 11:48. Тома огляделась, нашла свободный столик у окна и, сняв верхнюю одежду, присела в ожидании остальных. Туся, как правило, приходила минута в минуту. Ей несложно было рассчитать время, так как жила она всего лишь в нескольких остановках метро – в спальном районе. Лана всегда опаздывала, несмотря на то, что жила ближе, чем подруги. И совсем не «парилась» по этому поводу. Тома и Туся каждый раз прощали ее, посмеиваясь: «Опять двенадцать часов подушку давила?»

Подруги встречались в этом кафе уже лет восемь, с тех пор, как Тома и Лана познакомились с Тусей. Его они выбрали не только по территориальному признаку, здесь было чисто и по-домашнему уютно, а еда вкусная и недорогая. В меню значились разнообразные первые блюда, мясное и рыбное ассорти, три вида гарнира, овощные салаты, горячие и холодные напитки и десерты на любой вкус. В дневное время народу в кафе было немного.

Туся подошла к столику без одной минуты двенадцать.

1