Сюрприз для наследника трона | Страница 1 | Онлайн-библиотека


Выбрать главу

Игорь А. Алекс (Игорь Весенин)

Сюрприз для наследника трона

ГЛАВА 1

Этот вечер я проводил незанятно – сидел в небольшом баре на окраине Москвы и пил из огромных «наполеонок» свой любимый армянский коньяк. «Арарат», пять звёзд. Пока ещё хватало на эти маленькие праздники жизни, однако, судя по всему, скоро моему сибаритству придёт конец. Позволять себе приходилось все меньше и меньше. В полном соответствии с уменьшением содержимого бумажника. Жаль. С хорошими привычками почему-то жутко трудно расставаться. Но ничего, думал я, выберемся, не впервой, в конце концов. Эти слова я говорил себе практически каждый вечер на протяжении вот уже более трех месяцев и успел понять, что это – типичный самообман. Поскольку ничего радикально хорошего за это время увы, так и не произошло. Нужно было дергаться, напрягаться, крутиться – а привычного азарта почему-то не было. Азарта, от которого рука бегает по бумаге, рождая статьи и репортажи не самые (о, самомнение) бездарные, и азарта, под влиянием которого в разговорах с редакторами удавалось их пристроить под хороший гонорар, да ещё и услышать в ответ любезное: «Надеемся на долговременное сотрудничество».

Волшебные слова. Перспективные и вдохновляющие творческую натуру, сказал бы я даже. А в отсутствие оных поощрений приходится сидеть в баре, сдерживая желания дёрнуть коньяк залпом. Но не хватало только остатки хороших манер растерять. Вот и растягиваю один бокал на полчаса. Да ещё опять как-то незаметно курить начал – а как гордился перед друзьями и коллегами своей хвалёной силой волей – бег по утрам, отсутствие вредных привычек… М – да.

– Девушка, повторите, будьте любезны…

Давно заметил, чтобы напиться хорошими напитками, нужна поистине доза чудовищная – а так одна приятная безмятежность и спокойствие. Жалко лишь, что это временно.

– Молодой человек, – послышался негромкий голос. – Извините, у Вас не занято?

Я поднял голову, оторвавшись от своих невесёлых раздумий.

– Что? А… Простите, конечно присаживайтесь…

За мой столик для двоих присела невысокая, русоволосая особа примерно моего возраста (лет 25–26), и сразу же извинилась повторно:

– Извините, если я не кстати, но именно сегодня почему-то нет свободных мест.

– Да ничего, – вежливо улыбнулся я. – Надеюсь, поместимся.

Тем временем девица (внешность отнюдь не модельная, но, обратил я внимание, весьма симпатичная), нетерпеливо жестикулируя, уже делала заказ подошедшей официантке:

– … Жаль, что этого нет… Из птицы у вас что? Давайте цыпленка, и овощной салат к нему. Напитки? Пожалуйста, водки хорошей, граммов двести, и пару бутылок боржоми. Остальное позже.

«Однако…, – подумал я. – Заказ-то мужской стопроцентно. Или она кого-то ждёт?»

– Забавно, – улыбнулась та, видимо угадав мои мысли. – Но кроме водки спиртного употреблять не могу ничего. Привычка с детства.

«Однако!» – ничего не мог подумать я и на сей раз.

– Что-то Вы не похожи на человека, который пьёт с детства, да ещё традиционно мужской напиток. Не сочтите за комплимент.

– Смотря что считать детством, – парировала незнакомка. – Если в восемнадцать лет я была полностью взрослой, то, вероятно до этого было детство? Ну а водку я пробовала ещё раньше. Да и потом, – она встряхнула, расправляя салфетку, – я всегда знала что работа у меня будет самая что ни на есть мужская – так что же мне ещё пить, по Вашему? А насчёт того, что непохоже – есть очень простой секрет: водку только хорошую, только под минералку и горячее второе с овощами. Как видите, рецепт проверен временем.

А вот Вы, например, почему всему остальному предпочитаете коньяк?

– С чего Вы взяли, что я его предпочитаю? Может быть, просто пью для разнообразия.

– Ну нет, – рассмеялась она. – Именно предпочитаете, и пить его, судя по всему, умеете. Да и натюрморт правильный. Я за Вами давно наблюдаю.

«Это уже интересно», – подумал я, а вслух шутливо сказал:

– И чем же моя персона заинтересовала Вас? Надеюсь, речь пойдёт о любви с первого взгляда?

Во время моей тирады она, не стесняясь, в упор разглядывала меня, а потом, видимо укрепившись в каких-то выводах, уверено произнесла:

– Нет, насчёт первого я, кажется, точно ошибалась, а что касается второго – то скорей всего.

– У Вас интересная манера отвечать на вопросы, – заметил я. – В чем, простите Вы ошибались, и что скорее всего?

– Вы – не мент по натуре, – определила мою сущность собеседница, – Скорее – язва-репортер.

– Угадали… Но… какое это имеет значение?

Вечер явно развивался по новому сценарию, режиссёром же, увы, был не я.

– Ну вот, – довольно кивнула она, – это как раз то, что мне нужно.

Опять ответ тот еще. Положительно, дама себе на уме. Только что ей нужно от меня – практически безработного журналиста?

Я озвучил свой вопрос. Причем озвучивать пришлось дважды – новоявленная знакомая думала о чем-то своём.

– Я хочу с Вами познакомиться, – внезапно ожила она, – Меня зовут Ольга.

«Недурно» – заключил я про себя. Вслух же произнёс:

– Игорь. Очень приятно.

Ну, то что бар традиционное место для знакомства – я знал прекрасно, да и, что кривить душой, не понаслышке. Но обычно инициатором выступал пол сильный, либо пол «лёгкого поведения» – дамочки, чьё рабочее место у стойки. «Вроде непохожа она на них, – пронеслось у меня в голове, – внешность, манеры, одежда в конце концов…» (Ольга была в теплой мужской рубашке и джинсах). Да и прелюдия обычно короче – что-то вроде «угостите даму спичкой…».

Нет, она точно не из этих – умозаключил я.

– Но это еще не все, – между тем продолжила она. – Хочу предложить Вам работу. Я из детективного агентства «Мишель».

Прямо сюжетная закрутка для какого-нибудь детективчика в духе Д. Х. Чейза. Обычно после подобной фразы у героя начинается череда неприятностей, из которых тот, в конце концов, неизменно выходит победителем под торжество справедливости. Но это в детективчиках, а я, будучи одно время ведущим криминальной колонки, постоянно убеждался в обратном.

– Сударыня, – галантно произнес я своё привычное обращение к представительницам прекрасного пола, – Я, кажется, говорил Вам, что меня зовут Игорь, друзья панибратски обзывают Гарри, но никак не Коломбо или…

Тут я спохватился – чего это я заливаюсь соловьём, толком не разузнав, что мне предлагают? Проделки пятилетнего «Арарата»– расслабился, размяк. Надо для начала взглянуть на…

– Вот мои документы, – Ольга уже протягивала какую-то красную корочку, запаянную в пластик.

«Она что, мысли читать умеет?» – подумалось мне, пока руки принимали «ксиву». Сюрпризы сплошные в этот негромкий зимний вечерок…

Так, удостоверение – точная копия милицейского, по крайней мере по виду, а судя по содержанию, гражданка Оленева Ольга Алексеевна являлась старшим оперативным уполномоченным детективного агентства «Мишель», вкладыш же разрешал всё то, что можно разрешить в отношении огнестрельного оружия – носить, хранить и применять.

– Это серьезно, – сказал я, возвращая документ. – Напоминает, правда, обычную милицейскую ксиву – по форме, имеется в виду.

– Агентство «Мишель» принадлежит моему отцу, – пояснила та. – А он тридцать лет опером отбегал. К тому же красная книжка еще вызывает у людей хоть какое-то доверие.

– Обоснованная психология – дело хорошее. Теперь я готов Вас выслушать, – заключил я по возможности официальнее. Получалось, правда, уже с трудом.

– О, кей, – сказала старший опер. – Но обмен любезностями еще не завершен.

– Экскюз ми, – решил я показать, что с английским тоже знаком. – Вот моя «корка». – И кинул ей свой бумажник, в котором была вставлена пластиковая карточка, удостоверяющая, что Львов Игорь Алексеевич является специальным корреспондентом объединения независимых журналистов «Северо – Восток».

– Просрочено, – едва скользнув взглядом, определила Ольга, – продлить бы не мешало.

– Ну-у, – протянул я с одесским акцентом. – Милочка, в стране бардак – что Вы хотите от такой маленькой конторы?

Соседка по столу резко, по-мужски выпила рюмку, пригубила боржоми и снизошла до улыбки.

– Впрочем, мне это не важно. Журналиста судят по перу, а не по его бумагам.

– Приятно, что Вы понимаете суть нашей профессии – заметил я, убирая бумажник в карман. – Хотя, должен заметить, и вашу работу оценивают не по псевдомилицейским коркам.

1