В самое сердце | Страница 9 | Онлайн-библиотека


Выбрать главу

– Но вы говорили, что плохо помните события того дня? – с явным недоверием спросил Генри. Я невозмутимо посмотрел ему в глаза.

– Да. Но мы стали с вами разговаривать, и я вспомнил.

– Ваша секретарша сказала, что впервые видела девушку.

– Вероятно, так и есть. Лили никогда не приходила в офис. Мы встречались в отелях. Я женатый человек. Вы должны меня понимать.

– Значит, Майкл, вы настаиваете на том, что Анастасия Гринева не собиралась стрелять в вас. И все произошло случайно. Вы можете описать события более подробно?

– У вас есть причины мне не доверять? – выгнув бровь, уже с предостережением спросил я. Генри Питт заметно побледнел, и отрицательно покачал головой, что-то пометив в своем блокноте. Я не сомневался, что весь наш разговор записан на диктофон, как не сомневался в том, что как минимум один раз мне придется повторить все вышесказанное уже в отделе полиции.

– Нет, Майкл. У меня нет причин не доверять вам. Вы считаете, что отравление никак не связано с, как мы выяснили, случайным выстрелом?

– Нет, – после небольшой паузы выдохнул я. – И у меня большая просьба не выносить в прессу все, что случилось, как в моем офисе, так и здесь. Мне ни к чему подобный пиар, как и моей жене. Надеюсь, вас не нужно просить не посвящать Камиллу в подробности истории с Лили.

– Разумеется, она ни о чем не узнает.

– Вы снимете обвинения с Лили?

– С Анастасии Гриневой, вы хотите сказать, – сухо поправил Генри. – Относительно покушения на убийство – я обязан это сделать, так как пострадавший настаивает на несчастном случае. Разумеется, после всех проверок и экспертиз, но есть еще дело о подделке документов и нелегальном нахождении на территории Калифорнии.

– Уверен, что мы с вами найдем способ замять это недоразумение, – холодно улыбнулся я. Генри бросил на меня опасливый взгляд. Парень был явно не из тех хапуг, которые с радостью бы на его месте начали торговаться.

– Девушка настаивает на экстрадиции, – твердо ответил представитель Фемиды. – Если у полиции Калифорнии к ней не останется претензий, я обязан выполнить не то, чтобы ее пожелание, а закон. Если не появятся новые обстоятельства, в следствии которых Анастасия Гринева сможет находиться на территории Америки на законных условиях.

– Я обеспечу подобные условия. Пока прошу вас не торопиться с экстрадицией. И не сообщать в российское посольство о просьбе Гриневой. Завтра к вам в отдел подъедет мой доверенный человек, который займется судьбой Анастасии. Прошу вас проявить лояльность и гибкость.

– В пределах закона, разумеется, – сухо отозвался Генри. – Но давайте не будем забывать, что вас пытались отравить. И с этим так же незамедлительно стоит разбираться.

– Да. Я полагаюсь на ваш опыт и знания, – кивнул я, чувствуя некоторое облегчение. По крайней мере, в ситуации с Лили виден просвет. У меня на примете есть парочка достойных юристов, которые с легкостью справятся с поставленной задачей. Но вот у той, что только что поставил Генри, даже у меня нет ни малейшей зацепки. В тот день в мою палату входило много людей. Друзья, доктора, медсестры, жена. Не представляю, чтобы кто-то из них был способен на отраву в стакан с водой. Я попытался вспомнить, сколько раз пил в тот роковой день, и не смог.

– У вас есть враги, Майкл? – прямо спросил Генри. Я даже рассмеялся. Прищурившись, окинул следователя пристальным, изучающим взглядом. А он наивный, слишком молодой для подобной профессии, или конкретно этого дела.

– Боюсь, больше, чем вы можете себе представить. Помимо моих прямых конкурентов, существует ряд лиц, связанных с криминальными структурами, недовольные тем, что за последние годы я полностью легализировал бизнес, пусть и немало потеряв в прибыли. Но… – я широко улыбнулся. – Теперь могу спать спокойно и с чистой совестью.

– Насчет спокойно я бы поспорил, – вздохнул Генри. – У вас нет конкретных предположений?

– К сожалению.

– Да, к сожалению. Должен огорчить вас еще больше. Весь медицинский персонал этой больницы мы тщательно проверили, и не выявили ничего подозрительного. Так что у меня есть все основания предполагать, что опасные для жизни препараты добавил в питье кто-то из ваших приближенных. Мы продолжим проверку. А вы пока выздоравливайте. Не волнуйтесь, мы будем вас охранять. И если появится что-то новое, я непременно сообщу.

– Хорошо, – задумчиво кивнул я, отстраненно глядя на собирающего покинуть меня следователя. – Держите в курсе.

– До свидания, Майкл, – мужчина скрылся за дверью, оставив меня наедине с темными мыслями и сомнениями. А подумать было над чем, но позже. Сначала нужно раздать распоряжения юристам, службе безопасности, начальнику моей личной охраны. Сейчас главное, решить вопрос с Лили, и не допустить повторной попытки отравления или чего похуже. А если Лили связана с отравлением? Или еще хуже – с убийством Алана? Черт, я даже представить не могу, что тогда будет. Впервые за тридцать лет у меня нет плана.

Уже к вечеру юристы отчитались мне в проведенной работе. Лили все еще держали под стражей, но вопрос об ее освобождении решится в течении недели. Я не спешил. Выбраться из больницы раньше, чем через пару недель не получится, а выяснением личности и мотивов Анастасии Гриневой я собираюсь заняться сам. Лично. Не хочу, чтобы мои гориллы наворотили дел и запугали ее до смерти.

А вот начальник моей личной охраны поставил меня в тупик. Оказалось, что в мою палату в день отравления, действительно входили только врачи, медперсонал, жена и Ромка Смирнов, а, и еще Стив, который даже не зашел, так как его не пустили. То есть, если следовать логике Генри Питта, подозревать можно только Камиллу и Романа. Вся соль в том, что у обоих причин для моего уничтожения нет абсолютно. Камилла от моей смерти только проиграет, благодаря грамотно составленному брачному контракту, да и в семейной жизни у нас нет претензий друг к другу. А Рома.... А что Рома? Я его сто лет знаю. Ему я нафига сдался? Он мне не конкурент, баб не делили. Мы, вообще, из разных миров. Я весь в бизнесе. Ромка открыл студию, собирает таланты, продюссирует, мечтает стать известным режиссером. Мы настолько далеки по многим параметрам друг от друга, что нам и поспорить-то не из-за чего. Дружим много лет, и ни разу не поссорились. Раз в полгода Рома устраивает мне розыгрыши, подсылая своих актрис, оттачивать на мне свое мастерство. Ну, и не только.... Пару раз я даже соблазнился юными нимфами. А потом наскучило, еще живы в памяти подарки Алана.

– Ты понаблюдай за Ромой, на всякий, – велел я Стаффу, начальнику по безопасности. – Только незаметно.

– Да, мы начали уже. Точнее, пытались…

– Что, значит, пытались? – не понял я. Стафф что-то промычал в трубку. – Говори!

– Его нет дома, мобильный отключен. Сейчас проверяем, не выезжал ли Смирнов из штата. Майк, мы его найдем.

– Черт… – я добавил парочку матерных слов, и бросил телефон на тумбочку. Внутри меня росли гнев и отчаянье. Одновременно. Если я не могу доверять Роману, то кому, вообще, можно верить?

Я вспомнил, что он говорил, что не прочь поменяться со мной местами. Мог ли Смирнов завидовать мне настолько, чтобы убить? Почему-то я не мог связать выстрел Лили и отравление. Да, в прошлом Лили и Рома были знакомы, но мотивы? Черт побери, мне казалось, что голова вот-вот лопнет от переполнявших ее мыслей.

Мотив может быть один. На все времена. Банальный. Деньги.

Я уже сказал следователю, что у меня до хрена врагов. И многие из них имеют достаточно денег, чтобы нанять девушку из моего прошлого и лучшего друга. Только зачем такие сложности? Киллер и дешевле, и проще.

Наверно, чтобы разобраться, мне понадобится не один день, и даже не два. Я решил расслабиться и не терзать больную голову. Теперь мне вряд ли и что-то угрожает, и вскоре правда раскроется, рано или поздно.

***

Пять лет назад.

Майкл не смотрел на часы, но чувствовал, что утро уже настало. Пошевелившись, молодой человек застонал от боли в затекшем теле. Сложно очнуться бодрячком, проспав на полу пару часов. Сев, Майкл схватился за голову, в которой словно колокол звонила боль. Прищурив слезящиеся от боли глаза, огляделся по сторонам. Веселая компашка слиняла, оставив после себя хаос и разруху.

– Паола меня убьет, – прохрипел Майкл, вставая на ноги. Он поплелся к лестнице, собираясь принять душ, а еще лучше прохладную ванну и завалиться спать на сутки, а еще лучше – на двое. На полпути Майкл резко остановился и громко выругался, звонко ударив себя по лбу, и тут же заскулил от боли.

9