В самое сердце | Страница 8 | Онлайн-библиотека


Выбрать главу

Лили отличалась. И это бросалось в глаза. На лице ни грамма косметики. Одежда дешевая, несмотря на то, что Майкл настаивал на том, чтобы она одевалась прилично. Но прилично для него и прилично для нее – оказалось разными понятиями. На ней сейчас было голубое трикотажное платье с глухим воротом и длинными рукавами. Как чехол оно скрывало ее до колен, но одновременно подчеркивало идеальные пропорции фигуры. Ничего выдающегося, как у силиконовых красавиц, которые присутствовали здесь, но оторвать взгляд от простых тонких линий тела Лили было невозможно.

– Чудесная, – с улыбкой сказал Роман, присаживаясь рядом с Майклом. – Неужели проститутка?

– Нет. Почти нет, – Майкл сам запутался. Но назвать ее шлюхой язык не поворачивался. – В общем, я у нее первый клиент. Она скоро вернется домой, в Россию.

Роман вздрогнул, внимательно приглядевшись к девушке. То, что она его соотечественница, только подогрело его интерес.

– Ну, а теперь можно выпить! – провозгласил Джо, устав от "прекрасного". – Девушке нальем? – он обратился к Майклу. Тот едва заметно кивнул. Лили перестала играть, но сидела в той же позе за пианино, опустив вниз глаза. Роман, прихватив свое "Советское" шампанское направился к ней. Майкл усмехнулся, представив, как Рома разочаруется, познакомившись с мисс Уныние поближе. Джо начал рассказывать очередную пошлую историю о своих похождениях, и Майкл на какое-то время отвлекся. Они продолжили пить виски, изредка закусывая яствами со стола. Девушка Джо покинула его, и переметнулась к Стиву Моргану, однокласснику Майкла, который только что вернулся из комнаты для гостей, в которой уединялся со знойной брюнеткой. Джо тут же занялся освободившимся трофеем, не заметив брезгливого выражения на лице Майкла.

– Вот нравятся мне черненькие, – пояснил он. Майкл хохотнул.

– Давай, Паолу позову. Она-то уж точно черненькая.

– Паола – прелесть. Будь она моложе, я бы женился, – встрял Стив. – Детка, я пока пасс, – он отстранил блондинку. Ей в этот вечер упорно не везло с кавалерами. – Майк, я тут Эби видел.

– Ну и? – Гетти раздраженно повел плечами. Его друзья еще помнили времена, когда он был одержим этой шлюхой. Стив плеснул виски в стакан Майкла.

– Прости, брат, но я ей вставил, – и парень заржал. К нему присоединился Джо и две шлюшки. Только Майкл не смеялся. Потому что ни хрена это не смешно.

– Черт, она так стонала, как сука последняя, – продолжил развлекаться Стив. – Я понимаю, чем она тебя взяла. Трахается, как будто последний день живет. Ты же не в обиде?

– С чего бы? – напряженно спросил Майкл. – Раз уж у нас вечер откровений. Я полгода назад сестренке твоей в рот дал в туалете в клубе. Ты не в обиде?

Воцарилась напряженная тишина. Все смотрели на Стива. Морган напряженно сжал челюсти, сверкнув глазами.

– Убью сучку. Она же замуж только вышла, – рыкнул Стив и собравшиеся облегченно вздохнули. Драки не будет.

– Смотри-ка, а наш Циклоп клинья к певичке подбивает, – кивнул в сторону пианино Джо. Майкл инстинктивно проследил за направлением его взгляда. И ему не понравилось то, что он увидел. Лили не просто разговаривала с Романом, она улыбалась и пила шампанское. Парень расслабленно стоял рядом, облокотившись на пианино, чуть склонившись к девушке. Парочка находилась не так далеко, чтобы услышать, что разговаривают они на своем родном языке, которого никто из оставшихся гостей не знает. Нашла, мать ее, родную душу!

– Она у тебя, как, только тебя развлекает? Или и друзьям можно побаловаться? – поинтересовалась блондинка. Словно кто-то ей собирался отвечать. Тупая дура.

Роман наклонился ниже, что-то оживленно рассказывая Лили, и та рассмеялась. Майкл не верил своим глазам и ушам. Он слышал сотни оттенков ее голоса, но никогда она не улыбалась, не смеялась в его присутствии. А разве он не был с ней милым и добрым? Что такого сказал ей Рома Смирнов?

Общий взрыв смеха стал последней каплей для Майкла Гетти. Ему уже казалось, что смеются над ним. Над его глупым, никому не нужным благородством. К черту. Раз она решила, что будет вести себя с ним, как покорная наложница, пусть так и будет.

– Налей, – Майкл протянул стакан Стиву и тот с радостью наполнил пустую тару у всех собравшихся, кроме сладкой парочки возле пианино. Джо, включил музыку и потащил танцевать утомленную брюнетку. Ее подруга танцевала сама по себе. И только Лили с Романом, похоже, никого не замечали, погрузившись в общение.

И тогда Майкл поддался злому чувству, которое передалось, несомненно, по наследству от любимого дяди, и совершил то, о чем потом пожалел. Не раз. Но в тот момент, он не мог контролировать себя. Его захватила слепая ярость.

– Лили! – громко произнес он. Но девушка не услышала, потому что музыка играла слишком громко. Возможно, отозвавшись сразу, она бы избежала наказания, но, увы.

– Лили!! – взревел он. И первым повернулся Роман. Он поспешно убрал руку с плеча девушки, которая резко встала. С лица ее сошли все краски. Она потерянно взглянула на Романа, словно ища защиты. И этот ублюдок осмелился. Взяв ее за локоть, он задержал Лили, взглянув на меня.

– Что случилось? Ты сам разрешил ей выпить. Мы просто общаемся, – миролюбиво произнес Рома.

– Стой там, где стоишь, а Лили пусть подойдет ко мне, – резко, безапелляционно заявил Майкл. Рома хмуро смотрел на него. Он мог бы ослушаться, но не имел права. Девушка рассказала ему, что действительно находится в доме Майкла для выполнения всех его нужд и пожеланий за большие деньги, которые ей жизненно необходимы. И никто ее не принуждал.

– Майкл, почему ты злишься? – Рома все-таки шагнул в сторону друга. Лили остановила его. И взглядом попросила не вмешиваться.

– Все нормально, – кивнула она. – Правда.

– Видишь, Лили. Вокруг тебя одни рыцари, – жестко ухмыльнулся Майкл Гетти, когда девушка подошла и встала перед ним. – Рома возомнил, что ты прекрасная леди, которую насильно притащили в этот дом. И он не предполагает, что Алан Гетти купил тебя с потрохами. Какая замечательная русская солидарность. Я тоже русский наполовину, Лили. Что же ты со мной не выпьешь?

– Ты пьян, Майкл, – произнесла девушка, не глядя на него. На виске молодого человека запульсировала венка. Скулы напряглись.

– Я пьян. Да. Так и есть, – сквозь зубы процедил он. – Но я могу осилить еще полбутылки. Присядь. Выпей со мной, – он дернул девушку за руку, с силой усадив себе на колени. Она повиновалась безропотно.

– Как скажешь, – тихо произнесла она.

Он жестко усмехнулся, глядя на длинные ресницы, отбрасывающие тени на побледневшие щеки. Роман наблюдал за ними, но не вмешивался. Разумное решение. Они разберутся сами.

– Как скажешь, – передразнил Майкл. – А если я скажу отсосать мне прямо здесь и сейчас? Ты так же покорно сделаешь это?

Ресницы дрогнули, и она взглянула на него. Растерянно, с разочарованием.

– Что, прости? – она сделала вид, что ослышалась.

А вдруг, он возьмет свои слова назад. Черта с два, детка.

– Ты слышала. Отсоси мне, сделай минет, возьми в рот. Так понятно? – его ледяной взгляд остановился на задрожавших губах. Он почувствовал, как она напряглась, все еще недоверчиво глядя на него.

– Ты не шутишь? – в зеленых глазах плескалось отчаянье вперемешку с отвращением. Майкл тряхнул головой.

– Нет, детка. На колени, и покажи, чему тебя обучили, – беспощадно бросил он. Девушка вздрогнула, как от пощечины. Встала с его колен, и опустилась на свои. Майкл расстегнул ширинку на джинсах....

Глава 4

Август 2014 г.

Я закрыл глаза, проглотив образовавшийся в горле ком. Несмотря на то, что впоследствии Лили простила меня, или сделала вид, что простила, я старался вычеркнуть из памяти тот эпизод, как постыдную страницу прошлого. И я знаю, почему теперь вспомнил.... Я ищу причины, оправдания для Лили. Но они не нужны. Я и так знаю, что она имела все основания ненавидеть меня. Но я знаю и другое. Лили по-своему любила меня. Такого, как есть. И, наверно, поэтому ушла.

– Почему она стреляла в вас, Майкл? – задал свой главный вопрос Генри Питт.

– Это вышло случайно. Мы состояли в интимных отношениях много лет. И то, что случилось – следствие неудачной эротической фантазии. Я не думал, что пистолет заряжен. Точнее, забыл. Это была такая игра, Генри. У меня был день рождения, мы резвились, – произнес я только что выдуманную ложь. И понимал, что, возможно, только что подписал себе смертный приговор… Я хочу помочь Лили, несмотря на…несмотря, ни на что.

8