Тысяча Граней-3. Противостояние | Страница 9 | Онлайн-библиотека


Выбрать главу

– С наступлением смерти душа оставляет тело, и чтобы уйти на очередную реинкарнацию, должна пройти через врата Иркаллы. Я удержала тебя… не дала уйти. Далим, Инилан и Нурнан парализовали Аргала.

– И вы проделали весь этот спектакль на глазах многотысячной толпы? – Шаин недоверчиво хмыкнул.

– Они ничего не увидели, – Таргин недобро усмехнулась. – За кого ты нас принимаешь, а?

– Ладно, ладно, – гладиатор показал ладони. – То есть для всех я как бы мёртв?

– Да, – ядар кивнула. – А дальше догадайся сам.

Шаин смежил веки, его лицо на пару мгновений исказилось гримасой боли. Открыв глаза, он уставился на Таргин.

– Хитро. Тело регенерировали в саркофаге, и душу обратно присоединили к телу. Память Хавизара иногда помогает понять некоторые детали, – пояснил Шаин, заметив недоумение на лице ядара.

– Сложно с тобой, Хави, – призналась Таргин, покачав головой. – С тех самых пор, как твои мысли закрылись для меня.

Гладиатор улыбнулся, пожав плечами.

– Хорошо. Вы меня спасли, воскресили. Нет, я вам благодарен, конечно… Но не понимаю – зачем? Могли ведь не воскрешать, и желания гладиаторов не пришлось бы исполнять.

– Ты прав, – Таргин кивнула. – Не стали бы воскрешать, если б ты не смог ударить Арагала хоть как-нибудь. Ну и… ты же сам сказал, что владеешь важными для нас сведениями. Или ты солгал, Хави? – ядар подозрительно сощурилась.

– Нет, не лгал.

Шаин потянулся к подносу и, взяв зелёное яблоко, с хрустом откусил смачный кусок. Прожевав и насладившись сочным вкусом спелого фрукта, гладиатор внимательно посмотрел на хозяйку башни и выпалил:

– Нунарти в Дархасане.

– Чтоо-о?!

* * *

С высоты птичьего полёта Пустошь Демона кажется ещё более удручающей. Чёрной кляксой она протянулась во все стороны на многие мили – не видать конца и края безжизненной пустыни. Только агатовые скалы, торчащие то тут, то там среди тёмных барханов, напоминали горбы и гребни исполинских мифических тварей, навечно уснувших под толщей чёрных песков. Мерцающие над головой звёзды и спираль Млечного Пути только усиливали мрачный контраст, отчего простиравшаяся подо мной Пустошь Демона походила на непроглядную бездну, которая только и жаждет проглотить неосторожного путника.

Гигантская чёрная птица машет крыльями, ветер свистит в длинных перьях. Верхом на Найрин, превратившейся в каргана, я лечу прямо в сердце Пустоши. Пора встретиться с Нунарти и освободить Алаю с Орилой. Надо всего лишь действовать по обговорённому с ядарами плану. Тогда всё получится. Должно получиться…

– Где это мы? – спросил я.

Многократное «мы» эхом ответило мне и потонуло в глубине гигантского зала. О масштабах судить было сложно, так как помещение буквально погружено во мрак. Потолок терялся где-то во тьме, отчего казалось, что над головой раскинулась пропасть, а мы с Таргин просто шли себе по потолку вверх тормашками. Единственный ориентир, к которому мы продвигались – тускло освещённый белый пятиугольник на полу, выложенный из мраморных плит вокруг прозрачной полусферы. Над ней в воздухе вилась туманная дымка.

– Под ареной, – тихо отозвалась Таргин. – Это главный Храм Боли.

Ну вот теперь окончательно ясно предназначение арены и Турнира Пяти Башен. Я и раньше знал, что в этих кровавых поединках и испытаниях ядары питаются муками гладиаторов, а также их эмоциями и эмоциями зрителей. Но чтобы тут располагался Храм Боли и напрямую выжимал энергию… Если ещё учесть, что арена построена в форме вогнутой линзы, плюс предположить, что она фокусирует эфир, то… Н-да. Сколь много энергии ядары собирают за каждый турнир? Подозреваю, что очень много – игра стоит свеч, иначе кровавые соревнования не проводились бы ежегодно. Или вообще не возникли бы никогда.

Добравшись до полусферы, мы остановились в трёх шагах от неё.

– Дальше что?

– Потерпи. Скоро все явятся. Я срочно всех вызвала… Как ты мог, Хави?

– Эм, ну…

– Молчи! – Таргин тяжело вздохнула. – Будешь перед всеми отчитываться за сокрытие столь важных сведений. Радуйся, что я не растерзала тебя на месте!

– Радуюсь, – я ухмыльнулся. – Честно!

Ядар сокрушённо покачала головой, но тут же посерьёзнела, стоило прозвучать гулким хлопкам телепортов. Вот и остальные прибыли.

Подойдя к полусфере каждый со своего угла мраморного пятиугольника, ядары замерли от неё на таком же расстоянии, как и мы. Все смотрели на нас: Далим – заинтересованно; Инилан – ехидно ухмыляясь; Нурнан – равнодушно, хотя тень улыбки на губах выдавали её с потрохами; и Аргал – в его взгляде читались ненависть и бессильная злоба. Угум-с. Он меня убил, а я жив. Меня этот факт тоже взбесил бы и расстроил.

– Итак, Таргин, – начал Далим, качнув павлиньим пером на тюрбане. – Что случилось?

Ну да… Гин созвала срочный совет ядаров, потребовав, чтобы все присутствовали по-настоящему, а не в качестве магических проекций. С такими вещами не шутят.

– Хави хочет нам кое-что рассказать, – процедила она сквозь зубы, покосившись на меня.

– Ну да, – Инилан кивнула. – Обещанные важные сведения. Раз мы здесь, да ещё и вживую, они просто обязаны быть важными.

– Да. Я скрывал их от Гин всё это время, благо она не могла прочитать мои мысли, – начал я. – В общем, если коротко… Нунарти в Дархасане.

– Чтооо-о?! – выпалили все одновременно.

Аргал даже дёрнулся, шагнул в нашу сторону, но вовремя опомнился. Как я узнал позже из воспоминаний Хавизара, порядок в главном Храме Боли священен и нерушим. Хотя потрясло меня иное знание. Наконец-то вняв совету Вахираза, я порылся в памяти себя прошлого о межмировом барьере, укрывающем Дархасан от демонов. Оказывается, отключить его проще простого – достаточно расхреначить эту самую полусферу, торчащую тут из пола. Это поможет ненадолго. Барьер «перезагрузится» через минуту, как только Храмы Боли в пяти ядарских башнях примут эту функцию на себя – запасной вариант. Хватит ли Нунарти этой минуты? Даже проверять не хочется…

– Объяснись, Хави! – одетая во всё белое Инилан превратилась в олицетворение самой смерти, да и остальные смотрелись жутко… даже Нурнан, изумрудные глаза которой полыхали яростным огнём. – Иначе я пожалею, что одобрила твоё воскрешение! А если я пожалею, то… – её пальцы красноречиво сомкнулись вокруг рукоятей шамширов.

– Надеюсь, вы помните, что обещали исполнить желания всех выживших гладиаторов?

– Это-то тут причём, Хави?! – вспылила Нурнан. От неё такого напора совсем не ожидал, смотрела так, будто хотела испепелить взглядом. Впрочем, ей это под силу. Только присутствие более-менее спокойной Таргин спасло меня от неминуемой расправы.

– Да всё притом же. Всё взаимосвязано, – я тяжело вздохнул. – Итак… почему я сокрыл от вас, и в первую очередь от Гин, эти сведения. Пришлось. Нунарти взяла в плен моих друзей – Алаю и Орилу. Они тоже гладиаторы. Если бы я сразу вам всё рассказал, вы бы отправились выжигать скверну Хаоса огнём и мечом, не считаясь с потерями.

– И что? – Далим скрежетнул зубами. – Что нам мешает это сделать сейчас?

– Ваше слово. Вы обещали выполнить желания всех выживших гладиаторов. Сейчас это ушло на второй план, ибо разобраться с Нунарти куда важнее. Алая и Орила живы, значит, вы должны исполнить и их желания. Если вы сейчас отправитесь воевать с Королевой Змей, то, скорее всего, Алая и Орила погибнут. Тогда вы не сможете исполнить их желания, и получится так, что вы нарушите своё слово. А слово ядара – священно. Правда, кое-кто об этом забыл…

Аргал презрительно фыркнул.

– И что ты предлагаешь? – Инилан скрестила руки на груди.

– Нунарти хочет отключить сдерживающий демонов барьер. Она хочет, чтобы это сделал я, иначе Алая с Орилой погибнут.

Я почувствовал, как все пятеро ядаров внутренне напряглись. Внешне это никак не проявилось, однако пространство между нами словно накалилось, готовясь лопнуть, как поддавшиеся напряжению звенья толстой цепи.

– Этого я сделать не могу, как и не могу допустить смерти моих друзей. Поэтому предлагаю выманить Нунарти. Я поговорю с ней, сообщу, как и где можно вырубить межмировой барьер, обменяв эти сведения на свободу Алаи и Орилы, а вы тем временем подготовите Владычице Проклятых Душ ловушку. Здесь и встретите её во всеоружии. Как вам план?

Ядары переглянулись. Явно мысленно перешёптывались.

9