Тысяча Граней-3. Противостояние | Страница 5 | Онлайн-библиотека


Выбрать главу

Зрители расхохотались.

Ну, спасибо, Таргин… удружила! Почему нельзя было всё сделать без этих потрясений?! Скрипнув зубами, я с трудом выпрямился. Несмотря на то, что тело распирало от силы, стоять (даже дышать!) оказалось трудно. Колени тряслись и норовили подкоситься, руки дрожали, голову раскалывало от ноющей боли. Тише, тише… сейчас всё пройдёт. Просто за всё нужно платить. Ничего удивительного в том, что мне хреново, ибо неподготовленному телу открыли доступ к силе… Боли нет! Боли нет! И она действительно начала отступать.

Аргал появился на арене, мигом заставив меня отмахнуться от судороги в мышцах и ломоты в костях. Я почувствовал злобный взгляд ядара, исходящий с противоположной стороны ристалища, ещё до того, как возопил комментатор:

– Вот и владыка северной башни – один из пяти правителей Города Тысячи Граней! Господин Аргал Мансул!

Зрители радостно закричали, со всех сторон зазвучали аплодисменты. Народ ликовал – увидеть вживую ядаров практически невозможно из-за того, что они покидают свои башни только в крайнем случае, как сейчас. А тут один из пяти владык не только предстал пред очи простых смертных, но и будет их развлекать, сражаясь на арене против чемпиона турнира.

Над песком возникла состоящая из каменных блоков гигантская панель и плавно опустилась на пол. Ближайший ко мне блок – примерно десять на десять метров. В отличие от обычных шахмат, «доска» для гарсахта состоит из одиннадцати горизонталей и вертикалей. Получается, размер игрового поля равен сто десять на сто десять. При диаметре арены на глаз в четыре сотни метров оно легко уместилось на ристалище.

Блоки делились на три цветовые зоны. Первые три горизонтали с моей стороны разделены на тёмно-синие и светло-голубые квадраты, следующие пять – тёмно– и светло-зелёные, последние три – ближние к Аргалу – оранжевые и бежевые. На зелёной зоне имелось тринадцать блоков, сияющих красным светом: пять примыкали к синей зоне, другие пять – к оранжевой. Ещё три симметрично расположились на центральной горизонтали с интервалом три блока.

Игровое поле повёрнуто ко мне синей зоной. Это значит, что за меня уже всё решили: буду играть чёрными – в данном случае управлять миниатюрной демонической армией, Аргалу же в подчинение достанутся ангелы. Собственно, я не против такого расклада – уже играл против Гин за демонов: перебил все её фигуры, и по обычным законам шахмат она должна была потерпеть поражение, но проиграл именно я. В гарсахте действуют иные законы. Пока мои демоны выкашивали вражескую армию, сами при этом тоже погибая, ключевая и сильнейшая фигура у ангелов – ядар – стояла в тылу и, как подобает всякому ядару, питалась болью умирающих подчинённых, наращивая собственную мощь. Её Гин и выплеснула на остатки моего тёмного воинства. Даже шеду – демонический лорд по силе сопоставимый с ядаром – ничего поделать с этим не смог…

Помимо всего прочего все три зоны игрового поля разделены на тёмные и светлые клетки. Демоны сильнее на тёмных, ангелы – соответственно – на светлых. В игре с полным погружением блоки гораздо больше, чем клетки в миниатюрном гарсахте, где на каждой размещается одна фигура. В данном случае это становится тактическим преимуществом или недостатком – в зависимости от того, кто кого перетянет: демоны ангелов на тёмное поле или наоборот.

Красные поля в зелёной зоне – усилители. Занявшая её фигура временно обездвиживается, но при этом увеличивается мощь юнита. У бойцов ближнего боя – выносливость и телосложение; стрелки и маги после усиления могут стрелять и метать заклинания на большее расстояние. Кавалерия получает прирост к скорости и броне, хотя с учётом того, что всадники будут временно обездвижены, нельзя утверждать, будет ли подобное усиление преимуществом. Авиация – ганзиры (крылатые змеи) у демонов и карганы (птицы света) у ангелов – обретают бонус к манёвренности; ну и главная фигура усиливается по всем параметрам.

На игровом поле возникли фигуры, и тут я немного прибалдел. Если в настольной версии гарсахта я получаю в подчинение трёх демонов-воинов, вооружённых топорами, и такое же количество всадников на ящерах плюс двух демонических магов и столько же ганзиров да арбалетчиков, то тут юнитов каждого класса в три раза больше! Главной фигуры – шеду – конечно же, нет; её место должен занять я.

– Просим поединщиков взойти на игровое поле! – прогремел голос комментатора.

Выдохнув, я зашагал вперёд. Прошествовав по рыжему песку, поднял ногу над тёмно-синим блоком как над ступенькой, и каблук сапога стукнул по камню. Стоило оказаться на игровом поле, как вся моя демоническая армия ожила. Воины взревели, отсалютовав топорами; ящеры зашипели, встав на дыбы, и их всадники подняли над головами алебарды; взмахнув перепончатыми крыльями, ганзиры взвились в небо; маги ударили по каменному полу кончиками посохов, черные сферы набалдашников полыхнули тёмным пламенем.

Гарсахт – это пошаговая стратегия, в которой ходы следуют непрерывно один за другим, отчего возникает ощущение, что действие происходит в реальном времени. В течение всей партии игрок получает возможность многопотокового мышления, иначе невозможно при мгновенно меняющемся рисунке боя одновременно управлять армией, планировать стратегию, следить за вражеским войском и реагировать на его действия. Вот и сейчас в голове лёгкость и ясность, беспокойство растворилось, уступив место холодному, расчётливому рассудку. Мыслить сейчас сразу о нескольких вещах не составит труда, но, как предупреждал в своё время Вахираз, не стоит распылять внимание без надобности. Тем более если оно распыляется на вещи неважные. Игрок должен полностью сосредоточиться на предстоящей партии, а мне и подавно следует это сделать, ибо на кону – жизнь.

Одним из потоков мышления я воспарил над игровой «доской». Теперь не нужно выглядывать из-за спин широкоплечих воинов, чтобы рассмотреть действия противника.

Аргал перешёл в наступление, выдвинув вперёд щитоносцев. Его карганы устремились к моей армии, окутанные защитной аурой – её сколдовали волшебники врага. Если мои демонические маги специализируются на разрушительных атаках и проклятьях, то ангельские – на защитных заклинаниях и исцелении.

– Всем стоять на месте! – приказал я, увидев, как мои воины попытались атаковать. Вот тебе и ещё одно отличие: в настольном гарсахте фигуры и шагу не ступят без команды игрока.

Благодаря памяти Хавизара я теперь знаю все нюансы гарсахта. Опыт и воспоминания бывшего ядара до сих пор держу в голове заблокированными, выуживая оттуда крупицами по мере необходимости лишь самое важное. Если открыть полный доступ к памяти, то меня так захлестнёт, что потеряю себя. Уже переживал подобное потрясение, еле «выбрался из болота». Мой мозг да и я, как личность, к такому ещё не готовы…

Карганы достигли синей зоны и ринулись вниз. Моя ладонь уже направлена на врага, сейчас встретим гостей.

– Спирали Тьмы! – с кончиков пальцев вверх ударили чёрные скручивающиеся струи.

Стоило им свиться вокруг птиц, как я рванул магию к себе, будто паук потянул за паутину. Струи мгновенно уплотнились, превратившись в чёрные жгуты. Шесть спеленатых карганов камнями рухнули на игровое поле, так и не долетев до врага.

– Стоять! – скомандовал я, так как демоны порывались броситься к обездвиженной добыче.

Тут и кроется главная хитрость и сложность игры в гарсахт. Ядару нужно пожертвовать всеми фигурами, чтобы напитаться их болью да воспользоваться «Святостью» – все клетки игрового поля становятся белыми, и по врагу жахает испепеляющий свет. Шеду, наоборот, нужно как можно дольше хранить своих демонов. Чем больше их остаётся в живых, тем быстрее накапливается сила для атаки «Проклятье мрака» – всё происходит с точностью до наоборот: доска становится чёрной, и врагов поглощает Тьма. Именно поэтому Таргин говорила, что играть за демонов сложнее. В партии против неё, я обо всех этих нюансах не ведал, но и в ином случае, не победил бы. И всё-таки знание – это сила. Аргалу нужно бросить своих в атаку так, чтобы демоны покрошили противника. В мясорубке часть моего войска неизбежно падёт, и это оттянет время зарядки «Проклятья мрака». То есть я по любому окажусь в проигрыше. Но…

– Привязка! – укутавшие карганов спирали тьмы впитались в их тела, окрасив белоснежные перья в чёрный цвет. Птицы взмахнули крыльями, взмыли в небо и закружили над моей армией.

5