Тысяча Граней-3. Противостояние | Страница 15 | Онлайн-библиотека


Выбрать главу

* * *

– Сбор энергии завершён, – бесстрастный и в то же время мягкий голос Искры разбудил меня. Трон Нунарти, теперь уже мой, оказался хреновой «кроватью» – заснул в нём кое-как. Это для Королевы Змей каменный престол был удобен, так как бывшая хозяйка в качестве подушек использовала кольца Ниргуна. Поднявшись, я потянулся до приятного хруста в позвонках, затем размял конечности – всё-таки спать на каменном троне то ещё удовольствие. Надо будет поменять на нормальный, а этот разместить у какой-нибудь стены и оставить в качестве декора.

В пределах башни я мог перемещаться свободно с помощью телепорта. К тому же существуют такие помещения, в которые без магии не попасть. Зал Восхождения как раз одно из них. Взмахом руки я создал телепорт и шагнул в мерцающий овал.

– После твоего восхождения, господин, следует ли мне аннигилировать башню?

Обычно так и происходит. Ядар возвысился, перешёл в иной план бытия – башня ему больше не нужна. Но раз уж Искра спрашивает…

– Нет. Оставь всё как есть. Тем более что отправляюсь в Царство Мёртвых не ради возвышения.

– Будет жаль, если ты впустую потратишь накопленную энергию.

– Не впустую. Я сам с этим разберусь.

Ну да. Халявная энергия – легко пришла, легко ушла.

Зал Восхождения имеет пирамидальную форму: основание примерно десять на десять метров, высота – шесть, если не больше. Монолитные бежевые стены исписаны клинописью и изрезаны светящимися белыми зигзагами от пола до вершины зала. Пол выложен из тёмной рельефной плитки, блестящей под мягким сиянием ломаных линий. В центре стоит испещрённый узорами и орнаментами прямоугольный ритуальный стол, на поверхности которого красуется двенадцатилучевая спираль в круге – символ Хавизара Эрзана.

Я начал раздеваться. Всё равно при переходе на тот свет одежда испарится. Так что пусть побудет тут, мне ведь ещё возвращаться нужно… ну, если смогу вернуться. Сомневаюсь, что поход в Царство мёртвых будет похож на увеселительную прогулку.

Обнажившись и аккуратно сложив одеяния возле стены, я развернулся и двинулся к ритуальному столу, чувствуя босыми ногами прохладный узор пола. С каждым шагом сердце стучало всё громче, словно чувствовало, что на этом столе его биение может прекратиться навсегда…

Взобравшись на стол, я разлёгся на нём, спиной ощущая рельеф символа Хавизара. Да и холод давал о себе знать, кожа покрылась мурашками.

– Господин, ты готов?

– Да, Искра. Открывай врата Иркаллы.

– Слушаюсь.

Зал погрузился во мрак. Я ощутил, как башня мелко задрожала, потом сверху, из вершины пирамиды, в меня ударил луч света. Тело буквально взорвалось – распылилось на атомы в одно мгновение. Даже боли почувствовать не успел…

* * *

Первое, что я ощутил, это лёгкость. Словно попал в невесомость – оттолкнись и воспаришь, как шар, наполненный водородом, но какая-то сила удерживает меня. Под ногами покрытая древней, потрескавшейся брусчаткой дорога, теряющаяся шагах в двадцати среди тёмно-серого дыма. Дым везде, клубится и обволакивает со всех сторон. Он мрачен и в то же время подсвечивается многочисленными светляками, висящими то тут, то там или медленно двигающимися в разных направлениях. Привычные запахи исчезли, вокруг царит тишина, даже звука шагов своих не слышу. Хотя с чего бы им звучать? Я вроде как призрак, раз уж действительно оказался в царстве мёртвых.

Ладно, идём вперёд. Дорога тут одна и должна куда-то привести. Что-то мне подсказывает – с неё сходить не стоит. Угу, иди по дороге из жёлтого кирпича, не сворачивая, если не хочешь угодить в неприятности. Только вот «кирпич» здесь такой же серый, как и всё вокруг.

Пока шёл, чувствовал странное дежавю: будто был в этом месте не один раз, но… Вахираз говорил, что смертные после перерождения забывают прошлое воплощение. Тогда не удивительно, что меня охватывает подобное ощущение, раз уж я будучи на земле перерождался несколько раз.

Один из светляков лениво проплывал предо мной, и я, не удержавшись, протянул к нему руку. Стоило лишь коснуться сияющего шарика пальцем, как в сознании вспыхнула картина чьей-то жизни: уединившись в тени под гигантским дубом в городском парке, парочка – парень и девушка – отдавались страсти, обнимались и целовались. Вокруг распевали пичужки, ветерок шелестел в кроне дерева и ласкал зелёную траву. В синем небе ярко сияло солнце. Я отдёрнул палец от светляка, и картина погасла. На меня вновь обрушились тишина и серость, а сияющий шарик продолжил свой путь.

Вот же чёрт! Неужели каждый из этих фонариков – чья-то жизнь, воспоминания? Души погибших! Сколько их тут! Отыскать среди этого сонма светляки Алаи и Орилы не представляется возможным. И как их искать? И даже если отыщу, как отсюда забрать?

Нет, нельзя сходить с тропы. Высока вероятность, что я сам превращусь в такой же светляк, если уйду в сторону… а если нет, то буду вечно блуждать в Царстве Мёртвых, потеряв заветную дорогу.

Блин! Ладно, ладно. Надо идти. А когда приду… Куда? А не важно! На месте разберёмся.

Дорога всё вела в никуда, и чем дальше я продвигался, тем больше становилось светляков. Сколько же их тут?!

Вскоре в клубах тумана проступил силуэт гигантской скалы – узкой и очень высокой. Её вершина терялась где-то в серой хмари. Похоже, скоро буду на месте. Странно, что мне никто не мешает. По идее здесь должен быть хоть какой-нибудь страж, наподобие трёхглавого Цербера, защищающего проход в Аид.

Скала всё приближалась. Я ещё не добрался до подножия, а уже приходилось задирать голову, чтобы попытаться разглядеть её вершину. А может, и нет никакой вершины, и скала бесконечно тянется вверх, в пустоту? Я передёрнул плечами и мотнул головой, попробовав представить такую картину.

Туман неожиданно закончился, и я вышел на каменистую площадь. Серая хмарь окружала её плотной стеной, а в центре возвышалась скала. У её подножия на чёрном троне восседала женщина – очень высокая, даже в сидячем положении она достигала пяти метров, а если встанет… шесть метров в ней точно есть. Идти к ней ещё шагов триста.

Тяжело вздохнув, я двинулся вперёд. Владычица этого мира – смуглая, одетая в длинное чёрное платье, перевязанное кожаными ремешками – смотрела на меня немигающим взглядом абсолютно белых глаз, лишённых роговицы и зрачков. Заплетённые в две толстые косы и обхваченные золотыми кольцами тёмные волосы свисали до середины голеней. Руки оголены, украшены резными золотыми браслетами. Две пары чёрных крыльев выглядывали из-за спины огромными распахнутыми парусами – в каждом не менее четырёх метров длины. Её окутывала мрачная аура, давящая на разум, – буквально всем своим нематериальным телом я ощущал исходящую от неё силу. И несмотря на это, я продолжал идти, чувствуя себя неуютно. Лицо хозяйки этого места бесстрастно, но во взгляде чувствовался укор…

Каждый шаг давался с трудом, мощь богини Царства мёртвых давила на плечи, словно меня хотели поставить на колени. Я замер, пройдя лишь половину пути. Ещё шаг, и чувствую – придётся ползти на четвереньках.

– Почему остановился? – спросила богиня, её голос звучал сразу в трёх разных тональностях, отчего казалось, что говорят одновременно трое. – Иди дальше.

– Сил не хватает, – тяжело дыша, прохрипел я.

– Тогда зачем пришёл, раз не можешь пройти до конца?

Значит, ещё одно испытание? И если провалю его, то не смогу вернуть Алаю и Орилу. А ты что думал, Шаин? Что путешествие в Царство мёртвых будет увеселительной прогулкой с гидом? Отступать и сдаваться нельзя…

Шаг. На плечи словно опустилось нечто тяжелое, спина согнулась, ноги затряслись. Напрягшись, я начал выпрямляться, пытаясь сбросить с плеч невидимые мешки с кирпичами. Колени тряслись, мышцы бёдер вздулись. Вашу ж…! Ещё шаг. Я прогнулся сильнее… ещё чуть-чуть – и упаду на четвереньки.

– На колени! – пророкотал чей-то хриплый бас, и тут из-за скалы шагнула гигантская лапа, тяжело цокнув когтями по полу. Спустя миг показался и обладатель лапы – здоровенный кентавр с львиным телом вышел вперёд, обогнув скалу.

Чудовище оказалось даже выше богини – метров десять точно в нём есть! Человеческая часть тела оголена: мощный торс, широкие плечи; руки-брёвна – в правой держит громадный меч. Голова существа сидела на толстой шее. Чёрные волосы струились на плечи, густая борода опускалась до груди. Лоб обхватывал металлический обруч. А глаза… такие же, как у богини, только светятся красным.

15