Тысяча Граней-3. Противостояние | Страница 10 | Онлайн-библиотека


Выбрать главу

– Предлагаю немедленно атаковать, – заговорил Аргал. – В бездну этих пленниц!

– Осуждаю! – невольно выпалил я, отчего владыка северной башни вздрогнул и уставился на меня злобным взглядом. В тот момент я и не догадывался, что произнёс ритуальную фразу. Так получилось, само собой вырвалось из глубин души.

Далим покачал головой, Инилан усмехнулась.

– Такое впечатление, что наш Хави вернулся, – Нурнан посмотрела на меня потеплевшим взглядом, – и что мы все снова в сборе. Как в старые времена… Осуждаю.

Фраза прозвучала ещё трижды, сорвавшись с уст Таргин, Инилан и Далима.

– Вы все пожалеете об этом! – Аргал громко скрипнул зубами.

– Предлагаю поддержать план Хави, – Далим кивнул. – Одобряю.

– Устроить Нунарти ловушку? – Инилан усмехнулась, пожала плечами. – Почему бы и нет? Одобряю.

– Поддерживаю, – голос Нурнан вновь звучал монотонно, словно говорила бездушная машина. – Одобряю.

– Тебя стоит наказать, Хави, за своеволие! – процедила Таргин, тряхнув чёрным водопадом волос. – Но это после… Одобряю.

Аргал промолчал, смотря на меня из-под нахмуренных бровей.

– Что же касается исполнения желаний выживших гладиаторов, – добавил Далим, – этим займёмся позже, когда разберёмся с Нунарти.

– Вы все об этом пожалеете! – добавил Аргал…

«Господин», – голос Найрин прозвучал в голове, вырвав меня из воспоминаний.

Да, Най. Вижу.

Мы приближались к песчаной буре, сплошной чёрной стеной вздымавшейся к небесам. Логово Нунарти близко.

Най, бери выше. Надо долететь до центра вихря.

«Слушаюсь, господин».

Мощными взмахами крыльев она начала набирать высоту. К тому моменту, когда мы долетели до границы бури, уже оказались над ревущим внизу песчаным вихрем. Но и дальше Найрин продолжала набирать высоту – не хватало, чтоб нас воздушные потоки затянули.

«Держись крепче, господин».

Меня дважды просить не нужно. Я мёртвой хваткой вцепился в жёсткие чёрные перья на шее птицы, прижался к ней, сильнее сдавил коленями бока.

И тут Найрин стала ускоряться. Вскоре ветер нещадно трепал полы моей куртки и волосы, свистел в ушах, отчего пришлось приоткрыть рот, чтоб нормализовалось давление на барабанные перепонки.

«Впереди песок расходится, господин».

Зажмурившись, я смотрел на мир глазами Найрин. Действительно. Впереди песок раздвигался подобно воронке, образуя свободный проход.

Нас приглашают. Летим туда.

«Слушаюсь, господин».

Найрин устремилась во вращающийся воющий колодец. Стоило залететь внутрь, как пески стали смыкаться над нами. Воцарившийся мрак не стал для нас помехой – помогало эфирное зрение. Спикировав вниз, Найрин захлопала крыльями, сбрасывая скорость и плавно опускаясь у края гигантской дыры – тот же вход, через который мы впервые попали в гости к Нунарти.

– Молодец, Най, – я спрыгнул на песок и протянул к птице правую руку. – Возвращайся.

Коснувшись клювом ладони, она исчезла в чёрном облаке – татуировка парящего каргана вернулась на предплечье.

Так, теперь надо вниз. Прыгать нельзя – падать долго и больно. В прошлый раз нам с Алаей и Орилой повезло: нас спасли трагуги – наши гигантские ездовые муравьи. Хоть мы и шмякнулись на гору песка, насекомые не выжили, но нас от убийственного удара спасли… своими телами, смягчившими падение. Мы лишь потеряли сознание…

Фахиса, подсобишь?

«Только прикажи, господин», – проворковала суккубка.

Я прыгнул, ступив за грань эфира, в падении обратившись в тень. Плавно и невесомо, будто пушинка, я спланировал на дно песчаного колодца, и вернулся в реальность.

Н-да. Хитиновые оболочки наших трагугов как лежали, так и лежат тут, сиротливо погрузившись в песок. Подойдя к ним, я погладил тёмный матовый панцирь на голове одного из трёх насекомых, как мне показалось, именно моего муравья.

– Спасибо вам, друзья, – прошептал я на прощание и, развернувшись, зашагал в единственный туннель, ведущий под землю – в гнездо Королевы Змей.

Тихо. Только песок скрипит под сапогами. Из глубины коридора тянуло затхлостью…

«Мы можем добраться до цели быстрее, господин».

Нет, не нужно, Хиса.

«Почему?» – в голосе суккубки прозвучала взволнованность. – «Ты боишься, господин?»

Честно признаться, да. Немного. Я ведь сейчас иду в логово змеи, без всякой надежды победить. Я не выполнил условий Нунарти, хотя у меня есть оправдание. Ядары ни за что не позволили бы мне отключить межмировой барьер. Но не факт, что Владычицу Проклятых Душ это будет волновать. Я ведь всё равно попрошу освободить Алаю и Орилу. Наглость? Ещё какая. Так что меня могут просто прикончить без всяких слов.

«И ты всё равно туда идёшь», – вздохнула Садара.

Я усмехнулся.

Хочешь встать на сторону Вахираза, Змейка?

«Нет, господин. Даже если я с тобой не согласна, я – твоё оружие. И если ты лезешь в пасть льва, я отправлюсь с тобой».

Ты не просто оружие, Садара. Вы все трое для меня как семья. Ближе вас ко мне никого нет.

«Господин!» – восхищённо «выдохнули» в унисон мои союзницы.

Даже Вахираз не столь близок, как вы. Мы с ним просто почти одно целое. Только что-то он затаился… Обиделся, что ли?

«Ну… он столько раз спасал тебя, господин», – заговорила Найрин.

Я ему благодарен, конечно, но это не повод, чтобы захватывать моё тело.

«Для него оно общее».

Угу, как же! Моё по праву рождения. Слияние может быть только с одним условием: я не должен исчезнуть и должен оставаться доминирующей личностью. А он хотел меня обмануть… Ладно. Не будем об этом.

Песок на полу постепенно сошёл на нет, каблуки сапог застучали по древней каменной плитке. Чем дальше я продвигался, тем более затхлым становился коридор. И везде толстый слой пыли – особенно в стенных нишах, в которых стали попадаться древние саркофаги.

«Господин, если тебе неприятно тут быть, то просто отбрось страх, и мы быстро доберёмся до цели», – вновь заговорила суккубка.

Хиса, мы с самого начала могли добраться быстро. Мог вообще не лететь на спине Найрин, а сразу с твоей помощью прибыть к логову Нунарти. Даже буря нам не была бы помехой.

«Да, ты прав, но…»

Но мне захотелось полетать. Вдруг это последний полёт в моей жизни?

«Не говори так, господин», – вмешалась падшая. – «Ведь ещё ничего не известно».

Да, ты права, Най. Но, так или иначе, расклад не в нашу пользу. Даже внутри гарсахта мы не справились с Аргалом, а против Нунарти у меня нет шансов. Вообще никаких.

«Тогда на что ты надеешься, Шаин?» – заговорила Садара.

Я улыбнулся. Люблю, когда союзницы называют меня по имени. Всё же моё имя они произносят куда теплее.

На удачу, Змейка.

«Это всё равно что сказать, что ты ни на что не надеешься».

Ну да, так и есть. Ибо надежда – первый шаг на пути к разочарованию. Просто делаю то, что должен. Не хочу потом всю жизнь жалеть о том, что мог сделать нечто важное, но не сделал…

– Всё-таки хочешь отправиться в змеиное логово? – спросила Таргин, когда мы после завершения встречи ядаров вновь стояли на балконе её башни, любуясь звёздами.

– Да, – я кивнул.

– Но почему?

– Я должен.

– Никому ты ничего не должен! – Гин ударила кулачком по мраморным перилам.

– Но ведь это я завёл Алаю и Орилу в ту ловушку. Мне их и вытаскивать…

– Только вина на тебе за это не лежит!

– В смысле? – я взглянул на неё, оторвавшись от созерцания ночного неба.

– Во всём виноват Даир! Это он перенаправил ваш портал, чтобы вы оказались слишком далеко, чтобы у вас не было иного выбора, как идти через Пустошь Демона! За это старик и поплатился, познав Храм Боли!

Я передёрнул плечами.

– Да уж, жуткая смерть.

В чём были мотивы старого засранца… Впрочем, наплевать. Умер некромант, и ладно. Всё равно прошлого не изменить.

– Нет, Гин, – я покачал головой. – Даже если Даир завёл нас в ловушку, первопричина всего произошедшего со мной – во мне. Я мог бы и не использовать кинжал-активатор, тогда всех связанных со мной событий в Дархасане не произошло бы.

– Но…

– В партии в гарсахт ты убедила меня, что люди заслуживают того, чтобы ядары питались их болью. В моих глазах ядаров это не оправдывает, даже несмотря на то, что я когда-то был одним из вас. Но и ответственность с людей за их выбор это не снимает. Так что не надо…

10