Мой беглец | Страница 1 | Онлайн-библиотека


Выбрать главу

Яна Егорова

Мой беглец

Глава 1

Я где-то недавно слышал такой стук. Стук колес поезда, в котором я ехал в этот богом забытый город, куда меня послали как молодого и прогрессивного специалиста в помощь ребятам из филиала.

Я раньше слышал такой стук. Но сейчас стучат не колеса, это стук моего ополоумевшего сердца. Он такой громкий из-за того, что, секунду назад, войдя в помещение для переговоров, среди прочих своих новых коллег, я узнал знакомый голос. Это говорил человек, чьего лица не было видно, из-под натянутого на глаза капюшона его черной кофты. Его не было видно, но я его узнал.

Прошлым летом. Мы случайно столкнулись прошлым летом. На даче у друзей моей матери. Парень, одаренный, талантливый и беспринципный. Он сразу мне не понравился. Еще и потому, что я не мог перестать смотреть на него. Я думал… Думал, он не заметит… Но все вышло наоборот…

– И что, это тот самый московский выскочка к нам пожаловал?!

Спасибо годам, потраченным на изучение искусства айкидо – я вовремя и достаточно профессионально увернулся от предмета, который ненормальный руководитель филиала «Блэкбургер» в Самаре только что запустил прямо мне в голову!

– Интересно, – хмыкнул сумасшедший, стянув со своей огромной головы черный капюшон и откинувшись на спинку своего кресла, – и чему же он нас, бестолковых сельских жителей, сможет научить?!

Меня предупреждали, что там, куда меня отправляют, сладко не будет. Но я же люблю вызовы! Испытания.

Но не такие же!

Чтобы был понятен весь ужас ситуации, пожалуй, сделаю небольшое отступление. Меня зовут Кристоф Леннарт Янссон. Соглашусь, для России странное имя. Однако, у меня есть достойное оправдание. Мой отец швед, а мама русская. В браке родители были счастливы ровно четыре года, после чего, собственно, и развелись. Папа забрал трехгодовалого меня и уехал на родину, в Стокгольм. Мама осталась жить в Москве. Рос и учился я там. Папа у меня достаточно обеспеченный человек, он рано получил приличное наследство, на прибыль от которого живет и по сей день. Он воспитал меня и всегда старался сделать так, чтобы мы с мамой встречались достаточно часто. Во время каникул, на отдыхе, или здесь, в России. Когда мне исполнилось двадцать два года – я переехал пожить к маме. На родине я получил высшее образование, прекрасно знаю русский язык, говорю почти без акцента. Так почему бы и нет? Давно мечтал пожить с мамой и теперь, когда учеба закончилась, я решился попробовать. Сегодня мне уже двадцать три и работа в «Блэкбургере» моя вторая на родине мамы. Моя специальность – маркетолог. Приехав в Россию, помог маминым знакомым, придумав и создав для них вирусный рекламный ролик, который набрал более миллиона просмотров в сети буквально за неделю. После этого, мне удалось устроиться в отдел рекламы в крупнейшую бургерную российскую сеть «Блэкбургер». Их главный офис находится в Москве. Я проработал несколько месяцев и показал достаточно хорошие результаты, как вдруг, мое руководство решило направить меня в их филиал, чтобы поднять продажи и здесь. Вдохновить местных. Я не очень хотел съезжать от мамы, но после долгого разговора согласился, что надо попробовать. Я должен заниматься карьерой пока молодой.

И я поехал.

Не обратив внимания ни на какие предупреждения коллег, что самарским филиалом руководит настоящий псих! И… если бы только заранее знал, что с этим психом я уже знаком. Далеко не самым лучшим образом!

В этом помещении без окон и с одним большим столом по центру находится больше десяти человек. А ненормальный руководитель, как он себя называет, никого не постеснялся и только что швырнул в меня свой тяжеленный блокнот! Нормальное приветствие.

– Виктор Валентинович, – заступилась за меня худенькая девушка, сидевшая по правую руку от ненормального босса. – Кристоф очень талантливый молодой специалист… Учился в Стокгольме…

– И что? – криво усмехнулся директор. – Образование – это еще далеко не все.

– Да, но, – девушка дрожащей рукой поправила выбившуюся прядь длинных светлых волос. Очевидно, не смотря на страх перед руководством, ненормальный ей очень нравится. – Кристоф для «Блэкбургера» придумал уже более пяти рекламных роликов, и все они стали вирусными, во много раз повысили продажи компании. И это всего лишь за несколько месяцев.

Оговорюсь еще немного. Сам «Блэкбургер» существует уже семь лет. У него есть хозяин, но никто не знает, кто он. В лицо не видели. Говорят, инвестору принадлежит много чего, поэтому данным направлением он не слишком интересуется. У этой же сети двести семьдесят три точки по всей России. От Смоленска до Улан-Удэ. В Самаре филиал. Меня прислали из головного офиса в Москве. И как бы, это мне надо здесь ухмыляться и швыряться. Ведь меня прислали им в помощь, а не наоборот. Чтобы они подтянулись до показателей столицы. Я имею в виду, в процентильном соотношении по прибыли.

Но я не буду ухмыляться. Потому что помню последнюю встречу с этим человеком. Слишком хорошо помню.

– Как тебя зовут? – хамоватый босс спросил это так, как будто я был последним попрошайкой на улице.

– Кристоф. Кристоф Леннарт Янссон.

– Нерусский, значит? – хмыкнул он, скрестив руки на груди.

– Швед, – кивнул в знак согласия. Похоже, нашу ту встречу, помню только я. Если… если это так – то я буду безгранично рад. В ином случае – блокнот в голову, это только начало проблем. К тому же, самое безобидное.

– А почему же тогда так чисто говоришь по-русски? – не прекращал свой публичный допрос разгневанный директор.

– Мама русская, – коротко пояснил. Надеюсь, он не начнет сейчас прямо перед всеми обсуждать каждый пункт моего резюме. Разумеется, там нет ничего такого, что бы хоть кто-нибудь из них не мог знать. Но это как-то…

– Реакция у тебя хорошая, – неожиданно похвалил меня увалень, развалившийся в кресле. – Чем занимался?

– Это… это действительно так важно сейчас обсуждать? – спросил его в лоб.

– Важно, – безапелляционно хмыкнул он.

– Айкидо, коричневый пояс, кю два, – процедил ему сквозь зубы. Да что б его, пусть подавится, только отстанет!

Не нравится мне он. Огромный, дурной, без тормозов. Он гораздо выше меня. Те знакомые, у которых впервые столкнулся с Беловым, говорили, что он профессиональный боксер в прошлом. Боксер с таким ростом! Под метр девяносто, не меньше. Я когда рядом с ним… стоял, подозреваю, окружающим казался крохой. С моим-то метр семьдесят три и жилистым телом. Сильным, но жилистым. Айкидо наука тонкая, мышечную массу не наращивает. Как у этого. Дуболома.

А еще я светлый. Весь. Белые волосы, брови, кожа. Белов же не только черноволосый, но еще и смуглый. Или загорелый, кто его разберёт. Не знаю, зачем сейчас сравниваю нас. Надо было бы подумать о том, как реагировать на его возможные выпады…

– Кристоф… – пробубнил громила. – Ладно, садись пока. Зайдешь ко мне в кабинет, после собрания. Надеюсь, твое резюме у тебя с собой. Хочу знать, кто меня учить собирается.

Я опустился на свободный стул и беззвучно выдохнул. Кажется, временно пронесло.

Глава 2

– Лови ключи, – теперь я еще чуть было не получил вслед за блокнотом, тяжелой связкой ключей по голове. Мужлан, ей богу. Поймал, конечно. – Иди ко мне в кабинет и жди там. Резюме подготовь. Маша, проводи его.

Приказ за приказом. Но, девушка, я так понимаю, его помощница, не стала возражать, послушно поднялась из-за стола и направилась ко мне.

– Пойдемте, я вас провожу.

Симпатичная. Я тоже встал, задвинул свой стул и пошел за сопровождающей.

– Вы ему не понравились, сочувствую вам, – это было первое, что сказала мне Маша соболезнующим голосом, как только мы вышли из общего помещения и направились по узкому, ярко-освещенному коридору к его кабинету.

– Сколько ему лет? – ответил вопросом на глупое замечание. Какая разница, понравился я ему или нет. Важно, что нам придется какое-то время работать под одной крышей, а это значит, надо как-то договариваться.

– Виктору? – не поворачиваясь ко мне, спросила девушка. – В этом году праздновали тридцать. Восемнадцатого января. Весело было. А вам, сколько лет, если это не секрет?

– Двадцать три, – машинально ответил я, подумав, что Белов, пожалуй, выглядит на свой возраст.

– Мы пришли, Кристоф, – выдернула помощница меня из размышлений. – Ключи у вас есть. Справитесь?

1