Вурд. Богиня вампиров | Страница 1 | Онлайн-библиотека


Выбрать главу

Яна Егорова

Вурд. Богиня вампиров

Предисловие

Зачем нужна жизнь? Чтобы страдать. Чтобы мечтать. Чтобы с той или иной скоростью идти к смерти.

Зачем эта самая чертова жизнь всегда ставит нас перед выбором?! Ты постоянно должен решать: подставить другую щеку или ответно дать в морду! Но, почему-то мы каждый раз подставляем вторую щеку. И бьют нас. Хоть вроде бы даже и казалось, что все совсем наоборот, и замах-то был с нашей стороны.

Там, в Райском саду, когда бежала от помолвки с Киром…

Я опять умерла.

В моей жизни все перевернулось. Я должна была радоваться тому, что в этом мире мне выпала честь вернуть людям былую жизнь. Уничтожить вампиров. Восстановить добро и справедливость.

Вот только одна беда. Я теперь тоже вампир, бьющий магией. Полувампир, получеловек. Богиня Эос, как назвал меня Кир, когда впервые попала в Вурд. И бежала я потому, что на моей груди начал зарождаться Вензель! Вензель Второго Владыки Вурда!

Если бы я не исчезла – вампиры меня никогда бы не отпустили. В их мире существует легенда о Богине Эос, будущей матери Шагающих в другие миры. Смысл легенды в том, что Богиня, полувампир и получеловек, у которой есть Вензель на груди (вкратце, это все, что случилось со мной), станет мамой детей, что смогут отправиться в другой мир. К примеру, в мой собственный. Откуда не так давно пришла я сама. И родит Богиня детей от действующего Владыки Вурда, у которого на груди тоже горит Вензель в виде буквы «В» (первая буква названия мира). Но этим самым Владыкой может оказаться вампир или… человек!!!

И, похоже, выбор за мной. Кого я сделаю Бессмертным Владыкой Вурда. Ведь именно это произойдет с тем, с кем я решу связать свою жизнь. А попутно, как небольшой бонус, завершу войну на Безымянных территориях, где уже больше тысячи лет сражаются за свою долю в этом мире вампиры, люди, маги и…

Бог знает, кто еще. Хотя в этом мире Бога нет. Есть мир. Он, как небесное существо – решает, кого наказать, а кого тоже наказать и сделать Богиней.

Итак, возвращаясь к моменту, когда я в очередной раз умерла. С тех пор прошло уже семь дней, которые я успешно провела без сознания в секретном штабе у Сынов Адама – людей, оставшихся в живых в мире вампиров. Я официально перешла на их сторону, заставив себя забыть Кира.

Я официально убила себя, подставив вторую щеку. Золушка сбежала с бала, с настоящего бала, где должна была состояться наша с Ним помолвка. И самый большой ужас в этом – если бы она состоялась, я бы предала людей. Помогла бы победить вампирам.

Но, при этом, я бы стала самой счастливой девушкой во вселенной.

Итак, я выбрала нокаут. Добровольно. И теперь меня будут готовить к тому, что я пойду Его УБИВАТЬ.

Глава 1

Поежилась. Уже больше часа стою перед окном, наблюдая через занавеску за тем, что происходит на улицах Нового Вурда. Конечно, это не Эмпайр. Пристанище Сынов Адама не настолько высокое, всего несколько этажей, и теперь у меня появилась возможность разглядеть город с более близкого расстояния. И то, что я вижу – в буквальном смысле разрывает мне сердце. По улицам в обычное время так похожим на нормальные, человеческие, летают вампиры в черных одеяниях. Как сказала Ганна – это слуги Кира, если на наш язык переводить, его внутренняя служба безопасности. Как секретная служба, состоящая из супер подготовленных бойцов, которые уже семь дней заняты только одним делом – они неустанно ищут меня. Пропавшую богиню Эос. В том, что я – это она, больше нет никаких сомнений. Я бью магией, пью кровь, и пятнышко на моей груди постепенно растет, уже явно стали видны маленькие завитки, похожие на те, что красуются на Вензеле самого Кира, Владыки Вурда, сильнейшего вампира всех времен, ведь он пил мою кровь, как они говорят, кровь богини.

Ганна рассказала мне, на что пришлось пойти людям, чтобы вытащить меня из замка Кира. Меня, раз, опрыскали какой-то дрянью, заколдованной, разумеется. Два – надели вот это кольцо, что мгновенно вросло в мой указательный палец на правой руке. Говорят, что Владыка чувствует меня и без этой магической защиты, мгновенно бы обнаружил мое местонахождение. С кольцом же, меня словно накрыло непроницаемым куполом, и Кир в этом смысле стал слеп. Этот дом, в котором мы сейчас находимся, принадлежит влиятельному вампиру, и тоже находится под магическим воздействием. Таким образом, меня ищут везде, в то время, как я прячусь в каких-то двух километрах от него. Практически под самым его носом.

В который раз ощупала странную вещицу на своем пальце. Она как будто приклеилась к моей коже, стала с ней одним целым. Ганна говорила, что людям приходится использовать черную магию, ведь они очень слабы против вампиров. И вот это колечко, всего лишь маленькая вещица, выполненная в виде черной розы и запустившая в мой палец свои шипы, раскрывает специфику этой самой черной магии. Оно, с одной стороны защищает меня, а с другой мучает. После сна я очень проголодалась, и доктор, да, здесь есть доктор, почти заставил меня выпить именно кровь, поднеся к постели, в которой Сыны выхаживали свою спасенную, полный бокал этой лечебной жидкости.

– Госпожа, тебя отравили, госпожа! – Ганна оказалась там же, в той комнате, что несколько дней назад превратили в палату для богини Эос. – Ты должна слушать доктора! Пей!

Девушка снова и снова предлагала мне себя, от чего я только морщилась и отворачивалась. Но врача послушала и выполнила все, что тот просил. Однако, тяжесть во всем теле и такая тихая, но как будто съедающая меня изнутри боль тоже осталась. Под глазами снова прорисовались черные вены, похожие на разлапистые ветки деревьев. И не знаю, от чего это происходит – от отравы, кольца или оттого, что я здесь. Сбежала от него.

Перевела взгляд на то, что творилось за окном – уже вечерело. По улицам, по дорожкам, выложенным камнями, чью поверхность за долгие годы существования города, сточили сотни ног местных жителей и приезжих, ездили старинные автомобили (по местным меркам они считались последним словом техники) и ходили люди. В смысле, вампиры. Люди тоже появлялись, но всегда под конвоем из нескольких стражников-вампиров и в обязательных масках, как я теперь знаю, чтобы самим не наброситься на защищаемый объект. Отсюда, с более близкого расстояния, Новый Вурд мне даже понравился. Отсюда, из окна третьего этажа резиденции неизвестного мне вампира, я могла видеть Эмпайр. Где-то там, в этой башне, чей бесконечный шпиль потерялся в облаках…

Где-то там он. Кир, Владыка Вурда. Тот, кого мне теперь надо забыть…

Грустно улыбнулась. Для меня самой побег оттуда прошел практически незаметно, если не считать состояние при смерти, в котором Ганна со своими помощниками вытащили мое почти что бездыханное тело из Эмпайра. Моя провожатая рассказала, что за все семь дней, что нахожусь здесь, я не приходила в себя.

Но я помню другое. Помню каждый день. Смутно, с трудом. Меня все время бил жар. Бесконечно. Иногда он сменялся конвульсиями, неизменно кончавшимися истошными, предсмертными воплями. И кричала я только одно слово.

Я отчаянно звала его.

Кира.

Выходит, мое сознание было в тумане, на грани между жизнью и смертью, а тело, разум делали то, что посчитали единственно необходимым в этот момент. Звали его!

Знаю, что многократно, не приходя в себя до конца, порывалась бежать. Знаю, что меня связывали, а какой-то красивый человек в мантии без остановки читал надо мной заклинания. Не молитвы, нет. Именно заклинания.

Потому что я все время порывалась бить магией. И теперь уже не узнаю, то ли я пыталась себя исцелить, то ли защитить. Но от кого? Вампиров здесь нет. Вокруг только люди, а, значит, друзья. Никто не собирается меня убивать или пить. Наоборот. Заботятся о том, чтобы чувствовала себя хорошо и спокойно. Не закрывают дверь на замок, а когда попросила оставить меня на какое-то время одну, чтобы смогла прийти в себя – тут же послушались. Как большая семья, они встали на мою защиту. Однако, я сердцем чувствую, что это всего лишь передышка и все самое страшное только предстоит.

Взгляд снова прилип к кольцу. Мне бы радоваться, что стала свободной. Я же думаю только об одном – смогу ли когда-нибудь снять его и увидеть Кира? Знаю, чувствую, что где бы ни была – он примчится так быстро, как только сможет. Мне все еще стыдно перед Ганной, которая продолжает наивно верить своей «госпоже». Глупо, конечно, называть так обычную девчонку из моего мира, по причине нелепого стечения обстоятельств выпрыгнувшую из окна девятого этажа.

1