Системная теория мышления. Функция искусства в генезисе цивилизации. Издание второе | Страница 1 | Онлайн-библиотека


Выбрать главу

Системная теория мышления

Функция искусства в генезисе цивилизации. Издание второе

Михаил Кушнир

Корректор Анна Сергеева

© Михаил Кушнир, 2018

ISBN 978-5-4493-9620-4

Создано в интеллектуальной издательской системе Ridero

Аннотация

Главным содержанием данной монографии являются положения, закономерности и аксиомы системной теории мышления (СТМ), решающим фактором которой является открытие конструктивной функции искусства.

Авторский вариант общей теории систем, лежащий в основе доказательств СТМ, опирается на всеобщие системные закономерности окружающей действительности. Данный подход позволил вывести и изложить в исследовании как технологию создания индивидуального мышления, так и сущность генезиса самой цивилизации.

Научный интерес и реальность дальнейшего развития СТМ означены «Решением» лаборатории Института психологии Российской академии наук (на стр. 63). «Решение» продолжает позитивную оценку теории «Постановления» Учёного совета Психологического института Российской академии образования: методология образования, выведенная из СТМ, рекомендуется Постановлением «к практическому внедрению в образовательные учреждения Российской Федерации» (стр.22).

В монографии среди ряда эмпирических доказательств истинности аксиоматики СТМ чрезвычайна важна ссылка на известнейшие лабораторные исследования Бенджамина Либета и Джона-Дилана Хайнеса, подтверждающие закономерности СТМ, на основе которых осуществляется принятие и реализация решений психикой человека.

Все 4 главы монографии последовательно доказывают, что становление России в качестве передовой державы не представляется возможным без широкомасштабного внедрения СТМ – основы инновационной технологии улучшения общенациональной креативности. Высокая креативность и, как следствие, новый менталитет народа России индуцируют повышение производительности труда во всех сферах жизнедеятельности государства.

Ключевые слова: система, мышление, искусство, креативность, подсознание, инсайт.

Глава I. Системная теория мышления

Введение

Мышление – система, являющаяся результатом, новым свойством, качеством взаимодействия психик и осуществляющая принятие решений по адаптации (приспособлению, деятельности) организма при взаимодействии с внешней средой. И филогенез, и онтогенез мышления излагаемая ниже в работе системная теория мышления определяет как результат воздействия на психику человека основной фундаментальной функции искусства – конструктивной.

Конструктивная функция искусства – функция создания всех конструкций, закономерностей, программ, алгоритмов ноосферы. Не исключая важности создания программ конкретных реальных объектов (лазер, субмарина, голография) и психических концептов жизнедеятельности (мотив, ситуация, мораль, образ жизни), основной результат конструктивной функции заключается в создании метапрограмм, метаконструкций для возникновения, развития и непосредственной деятельности самого мышления.

Аналогию подобной системы взаимодействий представляет, например, таблица умножений – метапрограмма вычислений чего угодно: скорости, веса, объёма.

При восприятии произведений искусства решающее воздействие конструктивной функции искусства приходится на уровень (на подсистему) бессознательного, как индивидуального, так и коллективного.

Основной раздел

Теоретические основания системной теории мышления включают в себя следующие положения:

*«Любая форма перцепции возможна в том и только в том случае, если система восприятия субъекта и воспринимаемый объект обладают априорными изоморфными структурами».

Здесь априорность – транспонирование гносеологического термина в онтологический: существование свойств, закономерностей систем до момента их взаимодействия. В обратном, реверсном порядке онтологическая априорность следует общесистемной аксиоме:

*«Любое действие, процесс, взаимодействия любых систем осуществляются по априорной закономерности, программе, алгоритму».

Изоморфность в рамках данной теории – расширение понятия гештальтпсихологии также до общесистемного:

*«Единство и целостность мира означают изоморфность всех систем окружающей действительности».

Есть и эмпирическое доказательство: не существует в объективной или субъективной реальности объектов (элементов), которые, не имея ничего общего (изоморфного), могут взаимодействовать или могут образовать систему.

Положение об изоморфности систем перцепции в той или иной форме высказано и С. Л. Рубинштейном [1] о внутренних предпосылках процесса восприятия, и Я. А. Пономаревым [2] теорией внутреннего плана действий. Без принципов априорной изоморфности и априорного наличия закономерностей взаимодействия не мог бы работать «акцептор действия» П. К. Анохина [3], афферентный механизм, содержащий все признаки будущего результата.

Эти изоморфные признаки, предпосылки и внутренние планы будущего результата осуществляются в процессе функционирования системы мышления.

Теперь проецируем общесистемные закономерности принятия решений на аксиому принятия решений системой мышления. Общесистемная аксиома решения задач гласит:

*«Решение системы возможно в том и только в том случае, если оно осуществляется в параметрах более сложной, более мощной и разнообразной системы, в которой искомая является элементом или подсистемой».

Эта общесистемная аксиома справедлива как для физических систем неживого и живого уровней реальной действительности, так и для социума. Мышление, решая задачи всех трех уровней, использует для конкретных систем знаково-символические параметры, знаково-символический язык, на котором создается некий архетип, типовое изоморфное решение конкретной системы. Так, биологические проблемы решаются на языке химии (белки, аминокислоты, углеводы), химия работает на языке физики (молекулы, изотопы, валентность), системы физики решаются в более мощной и разнообразной системе математики, математика оперирует вербальными структурами.

Системы мышления (суждения, понятия, умозаключения), иным образом, вербальные структуры или операнды по Л. М. Веккеру [4], создаются (забегая вперёд – создаются в подсознании и затем лишь рефлексируются в сознании как программы действий, деятельности, как решения проблем, вопросов) также в более мощной, более разнообразной, более абстрактной (имеющей меньше смысла, содержания с точки зрения бытийно-предметной сферы социума) системе. Более того, такая система должна быть изоморфна (содержать изоморфные структуры) и всем уровням мышления, и каждой отдельной мысли как наименьшему элементу системы мышления.

Считая, что мир познаваем, мы должны постулировать большую мощность познающего субъекта по сравнению с объектом познания – со Вселенной. Забегая вперёд: в соответствии с системной теорией мышления во Вселенной ничего фундаментального, кроме отношений и взаимодействий, нет. Следовательно, речь идёт о сравнении мощности множества соотношений элементов системы познания и множества соотношений элементов Вселенной как системы. Отсюда:

*«Все закономерности, программы, конструкции, алгоритмы мышления как механизма познания (в принципе не имеет значения, мышление ли это отдельной личности, коллективного бессознательного или всей ноосферы в целом) создаются („решаются“) в более сложной системе бесконечно большей мощности, в которой есть все (все!) мыслимые и немыслимые соотношения, в которой все элементы, с одной стороны, предельно абстрактны и многозначно изоморфны любым элементам и отношениям Вселенной, а одновременно с другой стороны, конкретный абстрактный элемент этой системы может и должен обладать изоморфностью ко всем системам природы, и неживой, и живой, и мыслящей».

Иначе о какой познаваемости мира можно говорить?

Вот такой системой, в которой создаются все архетипы, закономерности и алгоритмы мышления, а, следовательно, все программы и закономерности ноосферы, является искусство.

*«Искусство – единственный институт цивилизации, в котором создаются все программы, закономерности, матрицы, алгоритмы социума».

1