Всё течёт. Малая проза | Страница 1 | Онлайн-библиотека


Выбрать главу

Всё течёт

Малая проза

Светлана Грачёва

© Светлана Грачёва, 2018

ISBN 978-5-4493-9477-4

Создано в интеллектуальной издательской системе Ridero

Всё течёт, всё изменяется

Новелла

С незапамятных времён человек искал славы. Признание и почести всегда заставляли трепетать человеческие сердца. Редкие люди отказывались от мирской славы.

В шестом веке до нашей эры жил необыкновенный человек. Он родился на берегу Эгейского моря, где шумел греческий город Эфес. В этом полисе основался царско-жреческий род Кодридов.

Отец обрадовался, когда понял, что его старшего сына боги наделили большим умом. Ещё маленьким ребёнком он мог постичь то, что не понимали взрослые люди. Всех больше занимали быт и мелкие радости жизни. Мальчика не интересовали детские утехи. Он проводил время в уединении с природой. И, став юношей, не изменился. Только сильнее проявились его способности к диалектике.

Царь-отец всё чаще задумывался: напрасно он возлагает надежды на старшего сына. Эллины же восхищались проницательностью и мудростью юноши, считая его избранником богов. Не зря ведь назвали мальчика при рождении Гераклитом – «избранником богини Геры». Будет философом. Так и произошло.

Старшему наследнику было около сорока лет, когда умер отец. Гераклит отказался от престола в пользу младшего брата. Удалился в храм Артемиды. На ступеньках храма размышлял о вселенной, боге и государстве. К знаменитому философу приходили разные люди. Бедняков интересовало бытие, богачей – устройство мироздания и стремление улучшить состояние души.

– Всё течёт, всё изменяется. Сегодня вы бедняки, а завтра – богачи. Смерть одного является жизнью другого, – говорил Гераклит бедным эфесцам.

– Душа похожа на сухой пар. Если много возливать алкоголя, но она разжижается. Ухудшаются свойства души. Человек чаще раздражается, становится желчным. Начинает болеть. Нужно праведно жить. Нельзя дважды войти в одну и ту же реку и нельзя дважды застигнуть смертную природу в одном и том же состоянии, – отвечал философ знатным жителям Эфеса.

Не могли обыватели глубоко осмыслить серьёзные идеи мыслителя. Жизнерадостным грекам философ Гераклит казался мрачным человеком. Они так и прозвали его – Гераклит Мрачный.

Храм Артемиды Эфесской стоял за городом, на берегу реки Каистр. Святилище богини превосходило по красоте и богатству все обители богов и прославилось во многих землях как одно из семи чудес света. Воинственные жрецы-куреты, проводя ночные празднества, дикими плясками со щитами, копьями и мечами нагоняли страх на людей.

– Велика Артемида Эфесская, – кричали грозно служители, размахивая оружием и горящими факелами.

Куреты стали особой кастой. Управляли городом, никому не подчиняясь. Для них была вымощена мрамором улица, которая вела к агоре.

Простые смертные не смели приблизиться к ним. Только смиренно склоняли головы. Среди ревностных почитателей богини плодородия были знатные горожане и чужеземные цари. Они дарили земли, несли к алтарю многогрудого божества серебряные драхмы, драгоценные камни и металлы – только бы прорицатели молились о преумножении богатства. Проходя в храм мимо бедняков, надменные благодетели не давали им и медной монеты, чтобы помочь выбраться из нищеты. Пылающие факелы в святилище Артемиды сжигали во влиятельных людях все добрые устремления. В душах оставался один зловонный сгусток греховной страсти – сребролюбия.

Гераклит видел, как приносили покорные рабы на своих стёртых спинах сундуки с жертвенными дарами, а храмовые служители охотно принимали подношения вельмож. Вестники Артемиды курили сладкие благовония, возносили молитвы перед статуей могущественного божества, высекали на стелах имена благочестивых властителей… Предприимчивые дельцы, восхваляя немыслимую щедрость богачей, привлекали в храм новых праздных болтунов. В стенах храма скопились несметные сокровища. Куреты раздавали их всем желающим под большие проценты.

– Многознание никого не научает уму. Сами не знают, что говорят и делают, – плакал мыслитель.

Поняв, насколько глупы люди в своём стремлении к богатству и призрачной славе, Гераклит ушёл в горы. Жил анахоретом, питаясь травами и кореньями, как последний бедняк. Единение с природой должно было вернуть ему душевный покой.

Через несколько лет жрецы храма Артемиды услышали новость: в Эфес вернулся философ-отшельник.

– Наверно, подарили ему боги ещё больше мудрости, – посовещавшись, решили они. – Пойдёмте к избраннику Геры. Почтим его возвращение и испросим у него совета, как нам достичь ещё большей праведности.

Утром седовласые жрецы облачились в белые длинные хитоны из дорогой восточной ткани и сели в роскошные носилки. От храма до главных ворот города высокомерные жрецы ни разу не заговорили друг с другом. Каждый думал, какой вопрос задать, чтобы философ похвалил его, отметив высокий ум.

В шумном Эфесе жрецы приказывали опускать носилки около каждого трёхэтажного дома на террасах, где жили вельможи. Куреты терпеливо ожидали своего раба. Пока он заходил в дом и спрашивал о высоком госте, они наслаждались тонкими ароматами, исходящими из окон благородных домов. Лишь крикливые неугомонные жители полиса, снующие по узким тротуарам, немного утомляли жрецов.

Никто не знал, у кого из знатных горожан остановился Гераклит. Но старые вестники богини не могли ни с чем вернуться в храм.

Только к вечеру молчаливые рабы вынесли носилки на окраину города, где селился простой люд. Жрецы недовольно поморщились, почувствовав неприятные запахи. Загорелый мужчина, в сером коротком хитоне, грязном и рваном, согласился помочь. После поклонов фет кротко сказал прорицателям:

– Я покажу хижину, где вы можете узнать о Гераклите.

Нищий ковылял впереди пышных носилок. Они мерно колыхались в толпе суетливых оборванцев.

Бедняк привёл жрецов к глиняной лачуге. Прорицатели переглянулись и вошли в бедное жилище.

Они застыли в недоумении, увидев потомка царского рода в изношенном платье рабов: коричневом коротком хитоне. Наследник престола играл в кости с крестьянскими детьми.

Гераклит взглянул на лица жрецов и засмеялся.

– Ну, что стоите, как вкопанные? Проходите, – указал на полусгнивший пень вместо дорогого седалища. – И здесь боги обитают.

А возле лачуги собралась толпа фетов, поражённых невиданным зрелищем. В толпе стоял гордый собой хозяин хижины. Он объяснял соседям, из какой глины они построят ему новый дом.

Рядом красовался перед соседями проводник жрецов. Он тоже заслужил почтение. Теперь ему на праздники будут приносить зерно, оливковое масло и виноград.

С того дня не видели философа в Эфесе. Там, где процветает тщеславие, мудрецы не живут.

Через сто лет храм Артемиды Эфесской сгорел. Народная молва гласила, что купцы подговорили честолюбивого Герострата поджечь святилище.

Богиня покинула свою обгоревшую земную обитель. Вместе с нею ушли и служители.

Не стало чуда света.

Всё течёт, всё изменяется.

14.01.2018

Рассказ баловня судьбы

Рассказ

1

– Я никуда не поеду! Я привык к ребятам своего класса… И вообще я люблю наш город, а вы его не любите!.. Вы никого не любите, только себя! – с жаром выкрикивал я, особо выделяя голосом «не любите».

Сердце моё учащённо билось, заставляя дрожать руки и подбородок. Я быстро ходил по залу, нервно подтягивая свои новенькие джинсы, которые сидели на мне безукоризненно, резко хватаясь за голову и лихорадочно запуская в волосы тонкие мальчишеские пальцы.

Родители тихо сидели на диване. Мать, обмякнув всем телом, опустив голову, смотрела в пол и только изредка, не поднимая головы, исподлобья, поглядывала то на меня, неистово шагавшего по комнате, то на отца. Весь её вид молил: «Вы оба, не рубите с плеча».

– Мы вернёмся к этой теме разговора в другой раз, – стараясь держать себя в руках, спокойно произнёс отец.

– Никогда, никогда я не буду говорить с тобой… – выкрикнул я. – И с тобой тоже, – кивнул в сторону молчавшей матери, и предательская слеза покатилась по щеке. Я небрежно смахнул её с лица, злясь на себя, что не смог в полной мере показать мужской характер.

1