Бог пива | Страница 1 | Онлайн-библиотека


Выбрать главу

Константин Крапивко

Бог пива

Денису Корнюхину,

без которого этой книги не было бы

Глава 1

Энди Васин. Рабочее чаепитие

– Скверные времена, – сказал я Катьке. – Честному человеку негде украсть денег, абсолютно негде. А тут еще ты пристаешь!

Вместо ответа, Катька (она же Ватрушка, она же Васенька, она же Мымрик, она же Зараза Подлая) боднула меня в голень. Я открыл свежую пачку рагу и выдавил содержимое в кошачью миску. Зараза Подлая понюхала, брезгливо тряхнула хвостом и изобразила, что закапывает еду. После чего демонстративно принялась жевать свою травку из стоящей тут же кадки, склонив морду набок и блаженно щурясь.

– Кошка, ты – корова! – сердито объявил я. – Все! К хозяину не приставать. Хозяин работает.

Я подошел к окну и прислонился к стеклу лбом. Стекло было прохладным. Снаружи накрапывало, капли умиротворяюще постукивали по подоконнику. Надо было думать, но думать было лень. Не хотелось мне думать – хотелось прокрастинировать. И вообще, работать в выходные… всех денег все равно не… мало ли что я обещал…

Ладно. Необходимо было взбодриться, и я решил заварить свежего чая. И заварил тщательно: ошпарил чайничек, насыпал, не скупясь, четыре ложки красного, долил кипятком на треть. Пока заварка настаивалась, я оторвал листок с отрывного календаря и повертел его в руках. Двенадцатое июня, суббота. Восход, закат, долгота дня (долгая долгота)… На другой стороне очень актуальная статейка. «Кухня без жены». Начиналась она словами «Сделайте себе бутерброд…».

Я скомкал листок и выбросил его в мусорное ведро. Долил горячей водой до самого верха чайничка, помешал ложкой, несколько раз аккуратно перелил чай в стакан и обратно – «подженил», как сказал бы мой покойный дед. Вышло вкусно. Замечательно вышло! Поколебавшись, добыл из холодильника лимон, отрезал тончайший кружок…

Однако чай с лимоном без сахара пить, как известно, глупо и пошло. Я сахар не ем принципиально. Здоровый образ жизни и все такое, но тут пришлось насыпать четыре ложечки. Тщательно размешал, отхлебнул… Хорошо, но плохо. Сладкий чай с лимоном без коньяка – как брачная ночь без невесты. Поколебавшись для очистки совести, достал из винного шкафа початую бутылку «Ахтамара» и щедро плеснул в стакан. Кутить так кутить, авось взбодрит!

Уютно позвякивая подстаканником, отнес чай в кабинет, развалился в кресле и с удовольствием закурил, прихлебывая между затяжками. Ну-с, поглядим для затравки, что там творится на форуме нашего «Кольца миров», например в моем рунном разделе? Творились, как и следовало ожидать, всякие безобразия, ругань и плач народный творились – дескать, рунные слова слишком редко выпадают и почти не сочетаются друг с другом. Общество с надеждой ждало обещанного обновления…

Я забанил на недельку двух самых скандальных игроков и почитал предложения, надеясь увидеть что-либо толковое, способное помочь в работе. Толкового было мало: народ, как всегда, тупо хотел халявы. Но халявы, пока я рулю, – не будет! По статистике, за последнюю неделю к нам добавилось без малого три тысячи человек, и черта с два они бы добавились, если бы я не гнул свою линию и исполнял их хотелки… Что бы ни говорили сами игроки и сочувствующие им идиоты из команды!

Из хорошего: некий Corin писал, что собрал новое работающее предложение из рунных слов «небеса – путь – могущество – жизнь – вселенная – потустороннее». Результатом Corin был страшно доволен, но что дает предложение – многозначительно умалчивал. Молодец, молодец…

«Благословение седьмого неба» (название автоматически присвоил мой алгоритм проверки, – напыщенно, но людям такие названия нравятся). Я проверил действие заклинания – в игре «Благословение» дает длительный, но слабый бафф на все параметры. Что ж, награду, положенную первому, составившему предложение, Corin заработал честно – система сама награждала первого, применившего заклинание, увеличивая для него силу и продолжительность магического воздействия (в полтора раза, навечно).

Я вошел в систему, чтобы отметить рабочее время и снять сделанные задачи, и ко мне тут же постучался шеф. Шеф был страшно доволен мной и моими орлами, хотя и ворчал для порядка на художника Сашу Фурманова, находящегося в своем обычном запое. Я успокоил его в том смысле, что это рабочее состояние нашего творца и что подшофе он рисует даже лучше. Что релиз я накачу, как мы и анонсировали, – в ночь с воскресенья на понедельник, в три утра: новый подвид мобов и два новых босса (готово), новая карта (готово), и, если успею я и тестировщики не затянут, – новые руны с новой роскошной озвучкой будут тоже готовы. Кстати, дорогой шеф (пока у тебя хорошее настроение)! Любимый ты наш! Как там будет в этом месяце со сверхурочными, премиальными и компенсацией за вышеназванную озвучку?

Шеф заверил, что будет хорошо. Останусь доволен. Все останутся довольны. Продажники, конечно, такие продажники, но, что бы они продавали без нас, а? Что же касается меня, Энди Васина, то в понедельник на совещании меня ждет приятный сюрприз. Так что пусть, я готовлюсь. И работаю, черт побери, работаю! Удачи мне. И чтобы релиз – был!

Я заглянул на кухню и налил в ополовиненный стакан еще коньяку. Доверху. Небось заслужил… Подумал, не позвонить ли Марине Львовне, не похвастаться ли родной жене, мокнущей у тещи на даче? Решил погодить до понедельника: мало ли что, не сглазить бы. Обещанный сюрприз шефа, понятно, сюрпризом особо не был. Контора расширялась, и меня, тьфу-тьфу-тьфу, обещали перевести из руководителей проекта в начальники направления. Хлопот еще добавится, но лишний полтинник на дороге не валяется. Шел я тут давеча по дороге и специально приглядывался: нет, не валяется, падла…

Машину давно пора поменять. Домик в Черногории не помешает… и еще одну квартирку в Москве, под сдачу… Охваченный приступом жадности, я не заметил засады, и по пути с кухни был атакован решившей поохотиться Мымрей. Зверюга внезапно повисла у меня на ноге, я машинально взбрыкнул, коварное животное впечаталось в стену и медленно, как в мультике, сползло на паркет.

– Мымреныш! – воскликнул я. – Рехнулась? У меня же рефлексы! На Львовну охоться, она смешно пищит и пугается!

Катька сидела с абсолютно очумелым видом и разглядывала меня круглыми желтыми глазами с черными вертикальными штрихами зрачков: мол, хозяин, это я – рехнулась? Точно я? А может, сам охренел? Да ты ли это?!

– Ну прости, маленькая, прости. – Я виновато погладил пострадавшую. – Ладно, так и быть, сегодня можешь тусоваться у меня в кабинете. Но только сегодня!

И не стал закрывать за собой дверь, хотя Катька порой бывала чересчур назойлива в поисках любви и внимания и отвлекала от дела: лезла топтаться на клавиатуру, скидывала со стола все, что могла скинуть, драла клыками в клочки бумаги (иногда важные), приносила из корзины в ванной мои скатанные в улитку грязные носки и клала их мне на колени, видимо, в подарок…

Ногу вот мне поцарапала через джинсы, негодяйка, и я же еще и виноват… Хорошо, однако, хоть чай не пролил! Я сделал пару глотков. От чая на душе повеселело, и я бодро принялся за дело.

Систему магии для «Кольца миров» я изначально разрабатывал, пользуясь наследством деда. Старик служил в каком-то гэбэшном хранилище секретчиком (кем-то вроде архивариуса) в отделе, где собирали всякую паранормальную хрень – тогда вся эта шарлатанщина была почему-то в почете. Так что дед работал среди рукописей и книг по черной, белой и какие там еще бывают магии, а также колдовству, ведовству и остальному оккультизму. Среди прочего там был манускрипт некоего Густелиуса – в свое время его (манускрипт, понятно, Густелиус уже много веков как помер) вывезли из какого-то гитлеровского хранилища в счет репараций.

Дед почему-то увлекся именно учением Густелиуса. Где-то в середине восьмидесятых до работы деда добрался технический прогресс в лице допотопного ксерокса, безбожно сыплющего порошка втрое больше нужного. Перед уходом на пенсию дед отксерил манускрипт, притащил ксерокопии домой и возился с ними целыми днями. Мне остались и сами любовно переплетенные в огромный том ксерокопии, и дневник деда с комментариями к ним, и надиктованные им магнитофонные кассеты, которые несколько лет тому назад я оцифровал. Сам манускрипт Густелиуса был написан на латыни. Я латынью владел. Не очень, но владел – мы все учились в институте чему-нибудь и как-нибудь…

1