Наказание за жизнь | Страница 1 | Онлайн-библиотека


Выбрать главу

Люттоли

Наказание за жизнь

Глава 1

18 июня 1815 года. Королевство Нидерландов. Ферма близ селения Ватерлоо

Из разбитых окон вырывались языки пламени и неслись душераздирающие крики.

– Раненые горят заживо! – эти слова повторялись с отчаянием и злостью.

Деревянный дом с красным крестом на крыше полыхал в огне. К нему отовсюду бежали солдаты. Многие из них по пути бросали винтовки и походные сумки прямо на землю.

Первым в горящий дом залетел капрал Гибни. Уже через минуту он вынес на плечах полуобнажённого юношу в окровавленных бинтах. Бинты на спине горели. Подбежавший санитар принял раненого и сразу же начал катать по земле, а капрал бросился обратно в дом. Туда уже вбегали и другие солдаты.

Ужасающий огонь французской артиллерии продолжал обрушиваться на ферму десятками шестифутовых и девятифутовых ядер.

Несколько девятифутовых ядер ударилось об крышу конюшни. Земля содрогнулась от мощных взрывов. Вместе с дымом и огнём, из конюшни выскочили обезумевшие лошади и заметались по двору, среди английских солдат.

Главные ворота затрещали от мощных ударов. Посыпались щепки.

Молодой лейтенант Виктор Денби, со следами копоти на лице и на мундире, бегал по двору и до хрипоты выкрикивал одни и те же слова:

– Встать в позицию перед воротами! Оставить проход для лошадей!

Рискуя быть растоптанными, английские солдаты быстро перестраивались во дворе в две колонны, оставляя между собой проход шириной в пять шагов.

Ворота распахнулись. Показались штыки французской пехоты. Лошади понеслись по проходу, пытаясь вырваться на простор. Одновременно, с двух сторон раздались мощные залпы. Обезумевшие лошади, истекая кровью, стали врезаться в ряды французской пехоты. Возникла давка сопровождаемая потоком проклятий и болезненных криков.

Времени перезаряжать ружья не оставалось, лейтенант Денби повёл солдат в штыковую атаку. К тому времени около полусотни французов успели проникнуть во двор. Завязался ожесточённый бой с переменным успехом. В самый разгар схватки прибежал капрал Гибни и стал биться плечом к плечу с лейтенантом Денби.

– Стивен, ворота! – закричал лейтенант Денби, перекрывая шум сражения.

Капрал Гибни сразу смекнул, какие преимущества давали запертые ворота. Он бросился в обход французов, увлекая за собой товарищей.

Заработала английская артиллерия, отсекая основные силы дивизии Жерома Бонапарта от ворот фермы. Эта помощь позволила в считанные минуты закрыть ворота. Часть Французов оказалась заперта во дворе, и сразу подверглась ожесточённой атаке. А вскоре началось настоящее избиение. Лейтенант Денби пытался остановить своих солдат, но бомбардировка госпиталя наполнила их яростью.

Спустя четверть часа земля перед воротами стала красного цвета. Всех французов до единого истребили.

В воротах зияли несколько крупных дыр. Французские части, залегшие на краю буковой рощи в непосредственной близости от фермы, несомненно, видели, какая страшная участь постигла их товарищей.

– Виктор!

К лейтенанту Денби, запыхавшись, подбежал тот самый капрал Гибни. Лейтенант вытер пот тыльной стороной перчатки и в бессильной ярости закричал:

– Будь всё проклято! Мы должны были остановиться! Нельзя было их убивать! Чёрт! Чёрт! Чёрт!

Многие из солдат в этот миг смотрели на него с осуждением и даже враждебностью. Но лейтенант Денби не замечал ничего, кроме мёртвых тел.

– Они нас не простят. Я удивлюсь, если к вечеру мы будем всё ещё живы, – сказал он так тихо, что его услышал только капрал Гибни. И тут же громко закричал: – Отдыхайте! Набирайтесь сил! Скоро французы снова пойдут в атаку.

Солдаты привалились здесь же, напротив ворот. Из походных сумок появилась скудная пища. Кто-то наливал из ведра воду в подставленные кружки. Санитары подхватывали раненых за руки и ноги, и уносили к амбару. Там, по приказу полка, их грузили на подводы, чтобы отправить в ближайший госпиталь.

Виктор завёл Стивена за угол почерневшей стены.

– Слушай внимательно, – очень тихо сказал он, – мы не выдержим следующей атаки. А с учётом, того, что произошло, нас не пощадят. Но ты должен жить, Стивен.

Стивен пытался возразить, но Виктор не позволил.

– Молчи и слушай! Ты всегда был мне братом. Мы с тобой вместе выросли, вместе пошли на войну, бок о бок достойно сражались, но пришло время расстаться. Я хочу, чтобы ты жил Стивен. Молчи! – приказал Виктор, когда Стивен попытался снова возразить. – Твоей семье помочь некому. Матушка Мэри и Алайя, пропадут без тебя. А моя семья всем обеспечена. Им не нужна ничья помощь. Поэтому, как только французы пойдут в атаку, ты уйдёшь. Я настаиваю.

– Я никуда не уйду! Я даже слушать тебя не хочу, – сердито ответил Стивен. – Я не собираюсь умирать, и уж тем более позволять тебе умереть.

– Стивен! Это мой последний приказ. И ты его выполнишь. Передашь мой семье на словах… – Виктор не смог закончить. Заработала французская артиллерия.

– Быстро же они подтянули орудия. Судя по всему, мы сильно разозлили французов.

Слова Виктора оказались пророческими. Канонада усиливалась с каждой минутой.

Виктор обнял Стивена.

– Прощай и знай, что я всегда любил тебя как родного брата!

Оставив Стивена, Виктор побежал к солдатам. В воздухе сразу зазвучали зычные команды.

Стивен побежал в холл дома, который временно служил казармой.

Здесь, возле сломанного шкафа, лежал его мешок. Он вывалил содержимое мешка на пол. Выбрал из целой кучи только два пистолета и нож, а затем сразу побежал обратно.

Смертоносные ядра разрывались повсюду. Спустя четверть часа после начала артиллерийского обстрела, весь замок полыхал в огне. Никто даже не думал гасить пожары. Половина английского пехотного полка вела ответный огонь со стен, вторая половина заняла позиции во дворе.

Внезапно залпы со стороны французов прекратились. Из буковой рощи начали один за другим появляться ровные ряды французов.

Виктор поднялся на стену, некоторое время наблюдал за наступлением, а потом спустился вниз и приказал всем подготовиться.

– Они скоро будут здесь! Если отступим хоть на шаг, нам всем конец! – предупредил он и сразу выдвинулся вперёд.

На короткое время наступила тишина, нарушаемая лишь треском горящих брёвен. Напряжение среди английских солдат возрастало с каждым мгновением. Лица выражали решимость, а руки до боли сжимали винтовки, направленные штыками вперёд. Многие слегка горбились, словно готовились к прыжку.

Залп картечи из французских винтовок снёс ворота. Почти сразу же раздался и второй залп, который скосил первые ряды англичан. Ответный залп прогремел почти мгновенно. Английский солдаты, под непрекращающимся огнём, стали поспешно перезаряжать винтовки. Второй залп прогремел, когда французы находились в непосредственной близости от ворот. Он произвёл опустошение в передних рядах, но не смог остановить атаку. Французы ворвались во двор замка и с неистовой яростью набросились на своих врагов. В ход пошли штыки. Закипела рукопашная схватка. Количество французских солдат только увеличивалось, а англичан с каждой минутой становилось всё меньше.

Виктор находился в первых рядах и орудовал саблей так быстро, как только мог. Положение ухудшалось с каждым мгновением. Противников становилось всё больше, а они начали уставать. Выстрел…он раздался внезапно. Виктор почувствовал, как силы с непостижимой быстротой покидают его. Он рухнул на живот и уткнулся лицом в землю. Его сразу же пытались добить штыками, но помешал Стивен. Он остервенело набросился на двух французов, заслоняя собой Виктора от смертельных ударов. После короткой, но ожесточённой, схватки он заколол обоих штыком. Получив короткую передышку, Стивен перекинул винтовку на спину, наклонился, схватил Виктора за плечи и волоком потащил по земле на себя. Он тащил его посреди кипящего сражения и не оглядывался, хотя в любое мгновение мог получить смертельный удар.

– Не вздумай умирать, – повторял он без конца.

Ему удалось затащить Виктора за тот самый угол, где они недавно разговаривали. После чего быстро осмотрел его. Пуля вошла в спину рядом с правой лопаткой. Увидев отверстие от пули, Стивен побледнел, но присутствие духа не потерял. Оглядевшись по сторонам, он увидел санитара, который бежал в его сторону, пригнувшись к земле. Спустя минуту санитар уже стоял на корточках и перевязывал спину Виктора. Одновременно появились несколько французов. Они пока не замечали их, но в любой момент всё могло закончиться.

1