Недетский переполох | Страница 1 | Онлайн-библиотека

Выбрать главу

Недетский переполох

Бэлла Крымская

© Бэлла Крымская, 2019

ISBN 978-5-4493-9953-3

Создано в интеллектуальной издательской системе Ridero

Недетский переполох

Действия происходят в детском издательском доме.

Действующие лица

Е л и за в е т а  Е л и н а, помощник главного редактораГ а л и н а  К о ч е р о в а, корректор, близкая подруга ЕлизаветыИ в а н  М ы ш к и н, художник-иллюстраторМ а р и н а, верстальщикЛ ю д м и л а  З ы б к о, главный редакторЗ и н а и д а  О л е г о в н а  М у р а ш к и н а, заместитель директораЛ ю д а, уборщицаА н а т о л и й  С т е п а н о в и ч  К р ю ч к о в, директорДругие работники.

Действие первое

Девять часов утра. Начало рабочего дня.

За компьютером сидит Марина.

Входит Елизавета; как обычно с опозданием.

Е л и з а в е т а. Так и думала, что застану тебя здесь!

М а р и н а. А где же мне еще быть в это время?

Е л и з а в е т а. Кофе бы попила, к примеру…

М а р и н а. Ровно девять уже.

Е л и з а в е т а (зевает). Да ты хоть раз, хоть на минутку можешь опоздать?! Я вот в такую рань, в понедельник, да еще и перед праздником… Так бы и спала. (Достает косметичку.) Ой, даже накраситься не успела! (Начинает краситься.) Я бледная как поганка.

М а р и н а. Спала бы она… Знаешь сколько работы? Столько сочинений поступило за минувшую неделю – хоть пруд пруди!

Е л и з а в е т а. Вот я только седьмой месяц работаю, а уже эту работу не люблю. Да и вовсе, работать не люблю. Вот выйду замуж и буду дома сидеть. И будет мне муж деньги приносить, а я тратить… (Смеется.)

М а р и н а. Зато успела за такой короткий срок стать помощником редактора. Ходят слухи, что с таким успехом ты скоро станешь главным редактором. А ведь Галя тут два года работает, а с места не сдвинулась.

Е л и з а в е т а (красит губы.) В этой жизни нужно уметь вертеться. Галя только обижаться умеет.

М а р и н а. Вот я так тоже не умею.

Е л и з а в е т а (приводит в порядок волосы.) Все потому что ты слишком правильная!.. Вот скажи, нельзя ли отклонить некоторые сочинения? Уйди с работы пораньше, приведи себя в порядок, познакомься с кем-нибудь. Тем более, завтра праздник. Да подумай ты о себе!

М а р и н а. Подумать о себе? Как же дети? Их сочинения? Обидятся ведь.

Е л и з а в е т а. Скажи, что это… (Думает.) О! Придумала! Скажи, что это «не формат». Так везде делают.

М а р и н а. Нет. Скандалы нам не нужны. Стоит одним родителям поднять бунт, так мы сразу же потеряем подписчиков.

Е л и з а в е т а (убирает косметичку, встает, ходит.) Ох уж эти мамаши! Приводят и приводят своих детишек, которые сказали что-то умное и стали в глазах своих родителей вундеркиндами, о которых обязательно должны услышать! Или, что еще хуже – так они сами сочиняют всякие стишки и рассказики, и выдают их за сочинения своих детей. За кого они нас держат?!

М а р и н а. Стало быть, по-твоему, эти дети бездарны?

Е л и з а в е т а. Ну, каждый в детстве что-либо сочинял, сидя на горшке. Однако великими поэтами или писателями мы не стали. Вот наш удел: сидим в офисе целыми днями, читаем и исправляем всякую чушь. (Небольшая пауза.) Вот я, например, мечтала стать в детстве художником, потому что великолепно рисовала. А сейчас смотрю на свои детские рисунки, и думаю: «Какой вздор»!

М а р и н а. А кто знает… Может, и стала бы великим художником.

Е л и з а в е т а. Может… Только я об этом не узнала бы. Настоящий талант получает признание только после смерти.

М а р и н а. Интересное утверждение.

Е л и з а в е т а. А я даже рада, что не стала художником. (Воодушевленно, в сторону.) У меня теперь есть свой художник. (Небольшая пауза.) Ой! Чуть не забыла, зачем я к тебе заскочила!

М а р и н а. Не отвлекай.

Е л и з а в е т а. Да ты только посмотри. (Достает из кармана какую-то фотографию.) Какое безобразие! Я нашла это у главного входа.

М а р и н а (не отвлекаясь). И что же ты нашла?

Е л и з а в е т а (показывает ей фотографию). Какая мерзость!

М а р и н а (смотрит на фотографию). А, по-моему, она великолепна. Да она творение природы – настоящая греческая Афродита!

Е л и з а в е т а. Что? Да это творение искусства, а не природы.

М а р и н а. Кто? Афродита?

Е л и з а в е т а. Афродита тоже. (Рассматривает фотографию.) Наверняка, ее обронили какие-нибудь подростки, которые обычно скрывают подобные вещи от родителей или тайно хранят у себя во внутренних кармашках.

М а р и н а. Не думаю, что это кто-либо из наших юных дарований. Фотографию уронил явно кто-то из сотрудников.

Е л и з а в е т а. Ты хочешь поспорить? Хорошо. Давай позовем кого-нибудь…

М а р и н а. Да Бог с ней с этой фотографией. Заняться больше нечем? Давай работать. (Понижает голос.) Ходят слухи, что Мурашкина уже в городе.

Е л и з а в е т а. Ой, да перестань. Разговоры это все.

М а р и н а. Ой, тебе лишь повод дай не работать…

Е л и з а в е т а. Зануда ты.

Мимо открытой двери проходит Галина.

Е л и з а в е т а (кричит Галине). Галя, иди сюда.

Г а л и н а (выглядывает из-за двери). Чего?

Е л и з а в е т а (показывает ей фотографию). Как ты думаешь, чье это? Мы тут поспорили с Мариной…

Г а л и н а (подходит ближе, долго смотрит на фотографию). Кто же это мог обронить?

Е л и з а в е т а. Это кто-то из работников, определенно.

Г а л и н а. Может, Ваня? Он же теперь фотографией занимается помимо своей специальности.

Е л и з а в е т а. Откуда ты знаешь?

Г а л и н а. Слышала. Фотографа уволили и приняли на его должность Ваньку. Так как он неплохо фотографирует, и к тому же согласился работать на половину ставки.

Е л и з а в е т а (удивившись ее осведомленности). Так что же? Может, вправду Ваня уронил?

М а р и н а (удивленно). Ваня? Нет, Ваньке о такой девушке мечтать. Чтобы такую женщину содержать, нужно иметь деньги. Большие деньги.

Е л и з а в е т а. О какой такой? Не смеши меня. Самая обычная из обычных.

М а р и н а. Эх, а когда-то и у меня такая талия была… Эх, молодость моя, молодость.

Е л и з а в е т а. Ой, да ну тебя. У меня вот… талия ничем не хуже. И животик у меня подтянутый, красивый (подтягивает живот). И ноги длинные… Только я это все напоказ не выставляю. Свое тело надо скрывать от мужчин – только тогда оно влечет за собой интерес.

Г а л и н а. Правильно. Нужно одеваться скромно.

Е л и з а в е т а. Нужно одеваться скромно тогда, когда не позволяют финансы или внешность.

Г а л и н а. Что ты этим хочешь сказать?

М а р и н а. Не знаю, как у этой женщины с финансами, но такую фигуру точно грех скрывать под одеждой.

Е л и з а в е т а. Ну, если нас тоже так отредактировать на фотографии, то мы ни в чем ей не уступим… Я, по крайней мере, точно.

Г а л и н а. Я тоже!

М а р и н а. Ой, девочки, а по-моему вы просто завидуете. Нужно мыслить позитивно! Зависть – должна не разрушать, а мотивировать!

Е л и з а в е т а. Вот еще! Не завидуем нисколько. Красота – понятие относительное. И у каждого мужчины есть своя «самая красивая»… Вот для Вани я – идеал красоты.

Галина собирается уйти, но останавливается и прислушивается.

М а р и н а. Хороший, между прочим, парень. Ухаживает за тобой красиво. А ты нос воротишь.

Е л и з а в е т а. Ну, Ваня не единственный в своем роде. (Переводит взгляд на фотографию.) Мне есть из кого выбирать. Женихов у меня – хоть отбавляй.

М а р и н а. Что же ты замуж не выйдешь? Двадцать девятый год уж пошел.

Е л и з а в е т а. А я пока присматриваюсь.

Неожиданно появляется Мышкин.

М ы ш к и н. Тук-тук! К вам можно? С наступающим, вас, Восьмым марта! (Не получает ответа, входит.)

М а р и н а. О, Мышкин! Ты легок на помине.

Галина отворачивается и уводит взгляд.

Е л и з а в е т а (поправляет прическу). Ваня! Ты тот, кто нам сейчас и нужен.

М ы ш к и н. А в чем дело? Кажется, это я к вам по делу шел. Ну-ка, что это вы там рассматриваете? (Подходит ближе и смотрит на фото.) Ух ты, какая!

1