Нежный поцелуй короткого лета | Страница 1 | Онлайн-библиотека


Выбрать главу

1

В молодости нам свойственно ошибаться. Мы еще не осознаем, что каждый наш поступок влечет за собой последствия, и порой не самые приятные. Эта история произошла со мной недавно, этим летом, и оставила глубокий след в моей душе.

Все началось с того, что я закончил политехнический институт, и стал искать работу. В нашем городе-герое Волгограде найти достойную работу, не имея стажа и блата – довольно затруднительно. Я разослал свое резюме в различные агентства по найму, а пока подрабатывал с друзьями на случайных шабашках.

Моя мама работает преподавателем математики в колледже, а отец служит актером в местном театре. Он всегда учит меня, что нужно быть великим даже в «малом». Где бы не трудился человек – он должен обязательно стать настоящим мастером своего дела. Однако, почему-то большие роли в театре отцу не предлагали, и он, как правило, играл дворецкого, который за весь спектакль выходил на сцену пару раз и говорил: «Кушать подано, господа…»

«Александр Станиславович, вы лучший актер. Так показать характер всего через три слова – не каждому дано…» – иногда за кухонным застольем хвалил отца режиссер Покровский, вечно сонный, с большим лиловым носом алкоголика.

Однажды я просматривал очередной сайт с вакансиями, когда в комнату ворвался отец:

– Слушай, Вовка, утром звонил дядя Паша из Краснодара, в своей фирме они собираются набирать ребят – для работы по монтажу автоматики по нефтепроводу. Работа интересная и заработок достойный. Ты же всегда мечтал о путешествиях и романтике?

Я стал готовиться к поездке. Чтобы выглядеть более мужественно, я сменил очки на линзы и стал отращивать бороду. Но редкая рыжая поросль отчаянно чесалась и зудела по утрам, и тогда я оставил на подбородке небольшую шкиперскую бородку, а остальное безжалостно сбрил.

Через две недели отец отвез меня на Железнодорожный вокзал.

– Ты со своей бородкой похож на дьячка-кастрата Николая, из нашей новой пьесы. Подожди-ка, – он достал из бардачка банку из-под кофе. – Передашь моему младшему братишке – горсть волгоградской земли, он уже пять лет на Родине не был…

На следующий день я приехал в солнечный Краснодар. Молодцеватый, с закрученными гусарскими усами дядя Паша долго тряс мою руку на перроне вокзала, а потом обнял:

– Ну ты вымахал, племяш! Что, приехал покорять нежные сердца южанок? Да… мы с твоим отцом в свое время… Ну да ладно, поехали в офис.

Центр Краснодара поразил меня своими узкими улочками, старинными домами и колоритными жителями. Офис «Югавтоматика» находился недалеко от вокзала, в старом трехэтажном здании.

– Коллектив у нас небольшой, около ста человек. – дядя Паша неторопливо вводил меня в курс дела. – Я работаю инженером по охране труда, а основная часть персонала находится в командировках…

Мы поднялись на второй этаж.

– А вот, кстати, и приемная. Входи, Володя…

Я вежливо постучался и заглянул. В небольшой комнате сидела пышнотелая молодая блондинка в мини юбке. Увидев меня, она мило улыбнулась:

– Входите. Анатолий Юрьевич уже ждет вас.

Кабинет директора был просторный. За столом сидел огромный мужик с короткой прической, в клетчатой рубашке и джинсах. Чем-то он был похож на добродушного полицейского из старых американских боевиков. Директор поздоровался, протянув мне широкую ладонь, и неожиданно спросил, как старого знакомого:

– Как доехал, Володя?

– Нормально. В поезде выспался на полгода вперед.

– Это хорошо.

Он внимательно посмотрел на меня своими пронзительными синими глазами:

– Парень я смотрю ты спортивный… алкоголем не балуешься? – он улыбнулся, слегка растянув тонкие губы.

– Не пью ничего, крепче кофе.

– Очень хорошо. Ну давай, доставай свои документы.

Я положил на стол папку с документами и осмотрел кабинет. Обстановка была довольно спартанская: стол, стулья, компьютер и небольшой холодильник в углу, на котором стоял стеклянный графин с водой и несколько граненых стаканов.

Директор изучающим взглядом сканировал мой диплом:

– Хорошо, хорошо… как раз то, что нам нужно.

Он сложил все документы обратно в папку и пробасил:

– Все, Владимир Александрович. Берем вас на должность мастера в бригаду монтажников.

Я от неожиданности закашлял:

– Как мастером? Я же и производства толком не знаю… мне бы первое время монтажником поработать…обвыкнуться.

– Сынок, обвыкаться нам некогда. У нас заказ очень серьезный от «Черномортранснефти», а у меня мастер Степанов позавчера уволился…Да и вообще – всю специфику работы бригадир и монтажники знают. Твое дело – наряды грамотно заполнять, за материалом следить, да людишек наших контролировать…– директор глубоко вздохнул. – Да, и кстати, в бригаде у тебя хлопцы работящие, но отчаянные. Ты за ними следи, чтобы сильно не расслаблялись… – он щелкнул себя пальцем по кадыку.

В кабинет заглянула улыбчивая пышнотелая секретарша.

– Марина, оформляй молодого человека, и с завтрашнего дня – в командировку к Селиванову.

Девушка сразу перестала улыбаться и с жалостью оглядела мою худощавую нескладную фигуру. Она что-то пометила в блокноте и вздохнула:

– Хорошо, к Селиванову…

2

На следующий день, ближе к вечеру, меня привезли в небольшой поселок под Новороссийском. Мы подъехали к большому кирпичному дому с зелеными воротами. На улице, возле забора, стояла рабочая техника: «газон» с желтой будкой и «уазик».

– Ну вот, твоя бригада, оказывается – уже дома, – водитель Олег протянул мне пакет с документацией. – Иди, знакомься, а мне в Краснодар еще нужно успеть до темна вернуться.

Я вытащил свою походную спортивную сумку, взял пакет с бумагами в другую руку, и побрел к дому. Фыркнув мотором, «нива» запылила обратно к шоссе.

Из калитки вышел высокий рыжий мужик и протянул мне руку:

– Николай Селиванов. Бригадир. Можно просто – Селиван. А ты, стало быть, новый мастер? – он критически осмотрел меня с головы до ног. – Ну, пойдем, знакомиться будем, как раз к ужину поспел.

Бригадир подвел меня к большой деревянной беседке во дворе.

Я зашел внутрь и огляделся. Наверное, такое же ощущение было у Володи Шарапова, когда он попал в дом банды «Черная кошка». За большим столом сидели и ужинали бывалые монтажники, увидев меня все разом повернули головы.

– Здравствуйте, – улыбнулся я.

– Здоровей видали… – буркнул серьезный худощавый паренек с краю стола.

Селиванов, встав посередине беседки, и едва не задевая головой лампочку на потолке, громко кашлянул в кулак. Все тут же затихли.

– Мужики… значит это… знакомьтесь – Владимир Александрович Денисов. Наш новый мастер. Прошу любить и жаловать.

Бригадир тут же протянул мне полный граненый стакан водки, который утонул в его огромных лапищах.

– Ну, за вступление в монтажное братство…

– Извините меня, но дело в том, что я вообще не пью…– я попытался заискивающе улыбнуться.

Мужики посмотрели на меня как на инопланетянина, вышедшего посреди поля из круглой летающей тарелки.

– Володя, нужно. Парни не поймут.

Я взял стакан, и выдохнув, опрокинул горькое содержимое в рот.

– Вот это наш человек! – восторженно выкрикнул лысый мужичок, сидящий напротив.

Я вяло закусил огурцом, а в голове после водки сразу непривычно зашумело.

– А вы слышали за Юру Кузьмича, из бригады Зайца? – ловко опрокинув стакан, спросил Селиван.– Кузьмич два месяца на Тихорецкой жилы рвал с зари до заката. Там же сейчас реконструкция полным ходом идет… Так вот, приезжает он домой – а в прихожей туфли сорок шестого размера и сумка стоит. Он сначала думал, что это брат жены из Воронежа приехал, а тут из спальни выходит незнакомый амбал, в обнимку с его женой. «Рая, к нам что, кто-то приехал?», – растерявшись спрашивает Кузьмич. «Нет, Юра, это ты навсегда уезжаешь…»

Мужики загоготали:

– И что Кузьмич?

– А что ему, тут же развернулся, и опять в командировку поехал…

Я постарался привстать со стула, и тут перед глазами все поплыло, деревянный пол стал резко приближаться ко мне, но чьи-то сильные руки успели меня подхватить, и отнести в дом, на кровать…

«Эх, народец нынче хилый пошел…» – слышал я уже в полузабытье чей-то голос…

…Когда чуть рассвело и солнечные лучи лениво пробивались через пыльные шторки на окне, я приоткрыл глаза и попытался вспомнить, чем закончилось мое вчерашнее знакомство с бригадой. В комнату вошел Селиван и пробубнил:

1