Научи меня быть слабее | Страница 1 | Онлайн-библиотека


Выбрать главу

Глава 1

– Все свободны, Анна Ильинична, а вы останьтесь, – окинув меня хмурым взглядом, произносит прокурор.

Пока сотрудники спешно покидают места, рассредоточиваясь по рабочим кабинетам, я подсаживаюсь ближе к начальнику. Мужчина что-то записывает в ежедневнике. Павел Олегович выглядит таким недовольным, что я инстинктивно начинаю нервничать, не зная, чего ждать от него.

– Аня, – произносит он, когда мы оказываемся совершенно одни в кабинете. – Мне нужна твоя помощь. Дело очень важное. И поручить его кому-то другому я не могу, – продолжая нервно крутить в руках ручку, говорит Павел Олегович.

– Конечно, шеф. Что нужно? – пытаюсь немного сбавить нервное напряжение, выдавливаю из себя улыбку. Хотя, что-то подсказывает, просьба его мне не понравится.

– Серебряков Артем Александрович, тебе говорит о чем-то это имя? – спрашивает он, смотря на меня исподлобья.

– Говорит. Владелец торгового центра «Восход», – усиленно пытаюсь сообразить, к чему ведет начальник.

– Да, он именно тот, кто нам нужен. К нам поступил материал проверки из отдела полиции. Нужно вынести решение о правомерности отказа в возбуждении уголовного дела.

– Какие проблемы? Рядовая задача. Проведу полную проверку, и вынесем решение, – никак не могу понять, к чему вся эта таинственность. Павел Олегович сегодня странный, как никогда.

– Нет, Аня, – подавшись в мою сторону, практически неслышно произносит он. – Здесь не нужно особо заострять внимание. Должно быть решение о том, что полицейскими были предприняты все меры для полноценной проверки.

– Как?

– Ань, ты же умная девочка, – на губах мужчины появляется улыбка. – Артем Александрович – человек хороший. Не стоит его по мелочам терзать. Пойми, кроме тебя, я не стану доверять этот вопрос никому больше. Сколько лет мы с твоим отцом дружим?

– Со времен Чечни. Я помню, Павел Олегович. Отец часто рассказывает о том, как вы ему жизнь на войне спасли.

– Я не об этом. Ань, просто сделай, как я прошу.

– Я поняла, Павел Олегович, – кивнув головой, поднимаюсь со стула.

– Возьми у Лены в канцелярии сам материал. Ознакомься, к одиннадцати Артем Александрович подъедет, – летят мне вслед слова шефа.

Найдя среди огромной кипы бумаг нужные мне документы, перебрасываюсь парой слов с Леной и ухожу в свой кабинет. Странная просьба шефа настолько удивила меня, что я еще несколько минут сижу в прострации перед злосчастной папкой.

Я никогда не была наивной, глупой. Я знаю, как решаются дела в современном мире. Но Павел Олегович поставил меня в тупик.

Для дочки своего отца – патриота до мозга костей и профессионала своего дела – крайне сложно найти хоть одно весомое оправдание тому, о чем просит меня начальник.

Я привыкла поступать по совести, так с детства учил меня отец. А Павел Олегович, его боевой товарищ, единственный лучший друг, взявший меня под свое крыло с институтской скамьи, сейчас просит пренебречь всеми убеждениями.

Я работаю в органах всего пару лет. Говорят, что система всех прогибает под себя. Со временем. Но для меня, по всей видимости, это время еще не настало.

С крайним раздражением принимаюсь за изучение документов. А когда заканчиваю, едва ли не трясусь от злости. Если все, указанное заявителем, правда, то фигурант дела – нечистый на руку мошенник и просто сволочь. Как может Павел Олегович водить с ним дружбу?

Разнервничавшись до предела, покидаю кабинет. Заглянув к Оле, зову на перекур.

– Ты чего сама не своя? Случилось что? С Денисом поссорились? – спрашивает сотрудница, подозрительно прищурившись.

– Нет, с Денисом все в порядке, – выпустив горький дым в воздух, качаю головой. – Павел Олегович дело мне поручил. Материал проверки по Серебрякову, – осекаюсь. Не знаю, стоит ли вообще этот разговор затевать или лучше промолчать.

– О-у, сочувствую, – хмурится девушка.

– Ты знаешь его? – в удивлении вскидываю бровь.

– Да его весь город знает. Ты что, ничего не слышала? – усмехается она.

– Нет. Знаю только то, что он владелец «Восхода». По всей видимости, очень богатый человек.

– Богатый и скотский он человек. Такого поискать – не найдешь. Кажется, будто все худшие качества в одном человеке сосредоточились. Муж моей подруги имел неосторожность пять лет назад с ним бизнес начать. Они друзьями были, бывшие одногруппники. Их было пятеро. Артем всех съел. Выжил оттуда. Муж подруги первым сдался. Слишком мягкий и порядочный для такого. Последний был самым терпеливым. Артем угрожал ему. Говорил, если не продаст за копейки свою часть, он ему жизни не даст. В конце концов, мужчина продал долю посторонним людям. Серебряков и их шантажировал, но те все равно приобрели.

– У меня заявление как раз от нынешнего совладельца, – устало потираю виски. Черт, и правда, этот мужчина тот еще гад.

– Представляю, – в такт мне вздыхает Оля. – Значит, ты понимаешь, о чем я. Кстати, он не только в бизнесе такой. Моя одноклассница, Дашка Спиридонова, долго влюблена в него была. Он же бывший боец, лет десять назад выступал активно. Так вот, она три года назад наконец-то смогла обратить на себя его внимание. Где-то в клубе пересеклись. Он пару дней со своими парнями с ней покувыркался, а потом, как мусор ее выбросил. Не знаю точно, что же он такого там с ней делал, но Дашка потом месяц из дома не выходила. Хотя девчонка не из чувствительных.

– Что же за человек он такой? – ей-богу, мурашки по телу от ее рассказов. А мне предстоит его опрашивать через полчаса.

– Короче, Анька, держись, – потушив сигарету, сотрудница направляется к входу в отдел. Я следую за ней, совсем поникнув от перспективы иметь общение с подобным человеком.

***

Едва я успела дочитать до конца материал проверки, дверь распахнулась, и в помещение зашли двое мужчин.

– Анна Ильинична, – обратился ко мне прокурор. – Артём Александрович, – в сторону спутника.

– Прошу, – указываю на стул для посетителей. Мужчина не спеша приближается ко мне, ни на секунду не спуская с меня взгляда, от которого дрожь бежит по телу.

Подойдя, не спеша усаживается на стул. Опустив глаза, листаю папку с документами, с удивлением и раздражением понимая, что сильно разнервничалась. Вдыхаю полной грудью, пытаясь привести в порядок мысли, но легкие заполняет аромат мужчины. Пряный, древесный аромат, смешанный с мускусом и жасмином. Будоражащее сочетание запахов, которое заставляет меня еще больше нервничать.

– Добрый день, – получается очень тихо, севшим до сипоты голосом. Прочищаю горло, коря себя за внутреннюю дрожь.

– Если ты так хочешь, пусть он будет добрым, – слышу улыбку в его голосе. И это его «ты» приводит меня в чувства. Решив не зацикливаться на его неуважительном обращении ко мне, возвращаю внимание к бумагам.

– Артем Александрович, в отношении вас отделом полиции проводилась проверка по заявлению ИП Иванова Аркадия Борисовича по факту совершения самоуправных действий. Для проверки законности принятого полицией решения мне нужно опросить вас лично, – произношу, не глядя на него. Открыв шаблон документа, заполняю основные разделы.

– Я полностью в вашем распоряжении, – губы мужчины приподнимаются в ленивой улыбке. Он выглядит до того расслабленно, до того уверенно, что складывается впечатление, будто это не я его, а он меня собирается опрашивать. Черт возьми, что с этим мужчиной не так?

– Гражданин Иванов Аркадий Борисович обратился в отдел полиции 24 июня с заявлением. Он утверждает, что в ночь с 22 на 23 июня он находился в своем магазине, расположенном в правом крыле торгового центра «Восход». Иванов, являющийся владельцем магазина, выполнял функции охранника, так как за день до этого сотрудник уволился. Проснувшись в шесть утра, он обнаружил, что вход в магазин заложен кирпичной кладкой, а второй выход из помещения закрыт снаружи. Также Иванов утверждает, что получал в свой адрес угрозы от вас. Вы требовали от гражданина продать свою торговую площадь, намереваясь стать единоличным владельцем всего комплекса. Что вы можете сказать по этому поводу? – я наконец-то отрываю глаза от листка. Знаю, что так делать крайне непрофессионально – пялиться в текст. Но ничего не могу с собой поделать. Стоит мне взглянуть на него, как тут же весь боевой настрой в трубу улетает.

– Я могу сказать, что гражданин Иванов нагло лжет, – будто ни в чем не бывало, будто издеваясь, прожигает меня взглядом. Да таким, что до костей пробирает.

1