Конституционный строй и конституционная безопасность России | Страница 17 | Онлайн-библиотека


Выбрать главу

В практике Конституционного и Верховного судов РФ встречается в мотивировочной части судебных актов ссылка на ст. 7 Конституции РФ. Так, например, Высший Арбитражный Суд РФ отмечал, что устанавливаемая законодательством о банкротстве очередность требований кредиторов (п. 3 ст. 65 Гражданского кодекса РФ, статьи 134 и 138 Федерального закона от 26 октября 2002 года № 127-ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)» и ст. 50.36 Федерального закона от 25 февраля 1999 года № 40-ФЗ «О несостоятельности (банкротстве) кредитных организаций» является одной из государственных гарантий оплаты труда, закрепленных в ст. 130 Трудового кодекса РФ и предписывающих обеспечить получение работником заработной платы в случае прекращения деятельности работодателя и его неплатежеспособности в соответствии с федеральными законами, и проявлением природы Российской Федерации как социального государства – ч. 1 ст. 7 Конституции РФ.

Конституционный Суд РФ отметил, что общее предпочтение, отдаваемое законодателем интересам граждан-вкладчиков (что является проявлением природы Российской Федерации как социального государства – ч. 1 ст. 7 Конституции РФ), принималось во внимание при разработке условий мировых соглашений в процессе реструктуризации кредитных организаций, причем учитывались интересы малоимущих и иных социально незащищенных категорий населения.

Конституционным Судом РФ было отмечено, что в силу ч. 1 ст. 1, ч. 1 ст. 7, частей 1 и 2 ст. 19, ч. 4 ст. 32, ч. 3 ст. 55 и п. «в» ст. 71 Конституции РФ само по себе установление для государственных служащих запретов, обусловленных прохождением государственной службы, допустимо, если оно согласуется с основными целями правового регулирования государственной службы в Российской Федерации как социальном правовом государстве, отвечает законным интересам, связанным с ее организацией и эффективным функционированием, и не выходит за рамки возможных ограничений конституционных прав и свобод человека и гражданина в конституционно значимых целях. Взаимосвязь различных видов государственной службы Российской Федерации, как следует из ст. 6 Федерального закона «О государственной гражданской службе Российской Федерации», обеспечивается на основе единства системы государственной службы Российской Федерации и принципов ее построения и функционирования посредством, в том числе, установления ограничений и обязательств при прохождении государственной службы, наличие которых компенсируется предоставлением государственным служащим дополнительных социальных гарантий как организационно-правового, так и социально-экономического характера (государственное пенсионное обеспечение, дополнительный отпуск, медицинское и санаторно-курортное обслуживание и др.).

Тем не менее, социальное государство – это не государство благоденствия или благосостояния (Welfare State). Современное социальное государство обязано обеспечивать только основные нужды человека (прожиточный минимум, образование, инфраструктуру, здравоохранение), что направлено на создание эффективной политики государства, эффективное регулирование жизни общества. На самом деле, государство не предоставляет никаких гарантий личности, оно лишь призвано создать условия для реализации этих прав. Действительно, никакой суд не даст работу безработному, если тот ссылается на конституционное право на труд и прямое действие Конституции РФ, даже если это связано с невозможностью исполнения его обязанности должника по требованию исполнительного листа, примеры чему имеются в практике. В то же время суд защищает право личности на оплату труда как условие реализации права на труд.

В современной науке конституционного права ставится вопрос о цели социального государства. Так, Е. И. Козлова и О. Е. Кутафин считают, что «главная задача социального государства – достижение такого общественного прогресса, который основывается на закреплённых правом принципах социального равенства», т. е. социальное государство стремится к сглаживанию социального неравенства, преодолению его крайних форм. Возникает вопрос: возможно ли отсутствие социального неравенства? Социальное неравенство – это естественное и нормальное состояние общества. Цель же социального государства – это сглаживание социального неравенства, преодоление его крайних форм, особенно в связи с тем, что неравенство служит препятствием на пути реализации прав и свобод личности, правового равенства граждан. В этом, как представляется, выражается направленность политики государства «для народа». Несмотря на то, что, как утверждает Н. А. Боброва, данное выражение отсутствует в ст. 2 Конституции РФ, на наш взгляд, это не означает оторванности государства от интересов его народа. Ярким подтверждением этому является положение ч. 1 ст. 7 Конституции РФ, закрепляющей, что политика Российской Федерации «направлена на создание условий, обеспечивающих достойную жизнь и свободное развитие человека».

Как отмечено Президентом РФ В. В. Путиным, «смысл конституционной нормы о социальном государстве – именно во взаимной ответственности государства, общества, бизнеса, каждого гражданина. Мы должны поддержать растущее стремление граждан, представителей общественных и профессиональных объединений, политических партий, предпринимательского класса участвовать в жизни страны».

Глядя на актуальность социально-экономических проблем в современной России, следует подчеркнуть значимость предложений А. П. Гаранжи, отметившего, что «на федеральном уровне в законодательном плане реализовать один из ключевых национальных приоритетов (так он назван в Стратегии национальной безопасности Российской Федерации до 2020 года) – повышение уровня и качества жизни населения можно путем принятия федерального закона о разработке стандартов уровня и качества жизни. Такой закон должен обеспечить одинаковые социальные стандарты для всех граждан России независимо от места их проживания, что будет соответствовать статьям 7 и 19 Конституции Российской Федерации». Действительно, защита социально-экономических прав личности выступает значимым приоритетом обеспечения национальной безопасности и требует соответствующего законодательного регулирования, способствующего повышению эффективности механизма реализации рассматриваемой группы прав и свобод человека и гражданина.

Таким образом, социально-экономические основы конституционного строя также требуют пристального внимания и законодательного регулирования. При этом нельзя не отметить влияние практики Конституционного Суда РФ на определение содержания социально-экономических основ конституционного строя Российской Федерации. Социально-экономические права и свободы человека и гражданина требуют охраны и решения проблем их реализации. От достижения поставленных задач зависит стабильность экономических отношений, уровень жизни населения страны и степень защищенности прав и свобод отдельной личности, ее способности развития во всех сферах. Данные факторы, в свою очередь, являются определяющими критериями стабильности общественных отношений и жизнеспособности государства.

1.4. Духовные основы конституционного строя Российской Федерации

Для полноценного анализа основ конституционного строя Российской Федерации недостаточно иметь представление лишь о его политико-юридических и социально-экономических началах, поскольку «конституционный строй – это и психологическое понятие», сама же конституция – это не просто закон или нормативный правовой акт, это категория более глубокая и содержательная, так как конституция наполнена нормами-целями, нормами-принципами, содержит декларативные положения, преамбулу, отражающие элементы народовластия, и обладает верховенством. Таким образом, конституционный строй РФ предполагает наличие таких его основ, которые определяют особенности духовной сферы жизни общества.

Защищенность национальных интересов в духовной сфере состоит в сохранении и укреплении нравственных ценностей общества, традиций патриотизма и гуманизма, культурного и научного потенциала страны.

17