Воскрешение сердца | Страница 6 | Онлайн-библиотека


Выбрать главу

Молитва матери потрясла холодный воздух, и Небо вдруг сжалилось над ними. Солнечный луч восходящего солнца прорвался сквозь гущу мрака той самой бездны, что раздавала миру грехи, их определения. И благодать, сущая вне всего, пролилась на женщину с малышом явственно и трезво.

Мать услыхала Голос. Он был мощным, чувственным, укрепляющим момент и подающий не одну надежду. – Пока твоя материнская любовь покоится на челе твоего первенца, твоего сына, скорбь не коснётся ни его, ни тебя!

Неужели кто-то услышал её истошный вопль?! Услышал и отозвался?! И теперь, теперь у неё будет всевозможная благость и смысл?! Посмотрела направо и налево – никого! И тогда она вдруг поняла, Кто благословил её и её сына!

–Аминь! – Шепнули уста.

И вновь, вновь пробудились слова на торжественном утре, которое уносило печаль с собой. – Помни завет! Я с вами! – Голос был везде! Голос был в ней! Голос был ниоткуда! Но он сладил любовь из святого молчания! Сладил и давал надежду.

Дрогнувшая рука неумело сотворила крестное знамение на челе уснувшего сына. Так они обручились с Ним, в Ком почивала вечность, которая притягивает к себе свои творения. И никогда не оставляет тех, кому необходима помощь.

–Господи…

Минуты побежали на восток с тихой радостью и с трепетом. Жена затихла, надеясь выявить и узаконить своё желание. Думала о чём-то таинственном, страсть вдохновенная пролилась на неё вместе с любовью, а душа уже не тряслась от страха.

Неожиданно послышался топот лошадей. Она мгновенно вздрогнула и оживилась. От озноба и внезапности таковой помутился рассудок, горячие и благостные мысли были на потоке ожившей мечты. Ветер прибежал резво и остудил горячий приток чувств.

–Кто, кто здесь? Ответьте… – Слабо спросила мать и затряслась от ожидания и ужаса одновременно, пытаясь подняться на локтях и рассмотреть, что же происходит. Ничего не видать. – Кто? – Несмелый вопль потонул под ливнем.

Человеческая душа ждала ясности и понимания. Стало опять не по себе. Приступила новая тоска и проползла по всему телу с осторожным вдохновением. Новый приток страсти забился под сердцем. Не хотелось боли, хотелось успокоения.

–Прошу… Отзовитесь…

Ожидание не подвело на сей раз.

Красиво-огненный жеребец остановился возле неё, из его ноздрей валил густой пар, а копытом он разбивал мокрую землю, по косматой гриве струились алмазы дождя. Высокий статный муж быстро спешился с коня и оказался возле напуганной матери, что в страхе прижимала на груди сына, благодать которого касалась её постоянно, ведь он подарил ей свет и прощение! Подарил любовь!

Человек был знатного рода, богат, красив, молод, полон сил! Его мужественнее лицо глядело с удивлением на женщину, лежащую в грязи и крови. Она тоже красива и молода, но безродная и бедная, хотя имела полное право на земное счастье.

–Что ты тут делаешь? – Спросил с непониманием и состраданием незнакомец, надеясь вызнать правду своего поступка. И его смелое сердце было не лишено благодати. – Где же твои родственники и почему оставили одну?

–А ты? Что ты делаешь здесь в такой час?– Как-то глупо прозвучал вопрос. Но она уже не могла думать правильно или выискивать какую-то правду, у неё не оставалось сил, она измучена, лишена милости, ей необходима помощь доктора.

–Конь принёс меня сюда, – отозвался он бодро.

Женщина раздумывала над чем-то.

–Что случилось с тобой? – Снова повторил мужчина. Сильное волевое лицо изображало неподдельное удивление светящихся глаз. Энергия била ключом! Мужественный, благородный! От него веяло чем-то необыкновенным. Но это не сон! это явь! и пусть она накроет женщину своим крылом!

–Помогите нам, – попросила не громко, покров святой радости уже придал ей уверенность и силы. – У нас никого нет, мы совершенно одни в этом мире… Прошу, помогите… – Женщина боялась, что и он уедет, оставит её одну умирать тут.

–Конечно, помогу…

–Правда?! – Она начинала верить в удачу.

С неба уже не раздавался вой и гром. Тучи понемногу рассеивались по округе. Страсть потихоньку разбивалась и утекала незаметно в просторы мрачной бездны. Таинство веры складывало особенное усердие любви. Любовь не казалась напыщенной или обманной, напротив, её величие было реальным и настоящим.

–Пойдём со мной, – предложил мужчина и протянул руку.

–Пойти? – Она смутилась.

–Да. – Повторил незнакомец.

Женщина обеспокоено бросила взгляд мольбы на спасителя, о чём-то замешкалась чуток, потом решилась сказать всё, как есть, ведь ей уже нечего терять. Помолчала малую минутку и добавила дрогнувшим голосом. – Мой сын… – Слово онемело в мысли, она не осмелилась договорить, слёзы покатились по холодным щекам болезненно, обречённо и униженно, обличая все грехи.

Мужчина только теперь заметил мальчика, покоящегося на груди измученной женщины. Его вид не изменился, нет, отношение не проявилось неприязнью, он тоже знал, что в этом ребёнке соприсутствует святость Великого Гения, Который привёл и его самогó на путь этого совокупления с чем-то неведомым и тайным, странным и великим! Ведь и к нему явился Голос Небесный посреди восходящего покоя и привёл на тропу к той, кого он повстречал ныне, и кто сейчас был у его ног.

–Это твой сын разливал чудо песенного звука?

–Мой…

–Малышу дано благо Творца…

–Да…

–Как его имя?

–Гумисоль…

Наступила минутная пауза.

–Ты передумал нам помогать? – С надеждой спросила страдалица, хотя уже теряла уверенность, она как-то вдруг померкла. И опять приступила несвойственная боль и разрезала пополам застонавшее сердце. – Нам нужен доктор…

–Я помогу вам,– отозвался он, не ощущая ни брезгливости, ни желания поскорее отвязаться от них. Верующий человек никогда не пройдёт мимо беды. В этом и есть закон Христовой мудрости. А он верил, верил в могущество Божье.

–Нам? – Недоверчиво и обречённо переспросила мать, не веря всё ещё провидению или случайности, что сотворил ей Вершитель человеческих судеб. – Мне и моему сыночку? – Миг затрясся в ожидании чуда, но чуда могло и не быть.

–Да.

–И вы не будете смеяться над моим сыном? – Бедная мать всячески пыталась осознать свершившийся факт. А вдруг над ней снова посмеются?! Вдруг снова возьмут и растопчут в жестокости и помрачении?!

–Нет.

–И издеваться?

–Нет.

–И мучить?

–Нет… К чему эти бессмысленные расспросы?! – Мужчина осветил томительные минуты доброй улыбкой. Эта улыбка была какой-то особенной, словно кто-то ещё улыбался в нём этой больной, измученной женщине с малышом на руках.

-Я боюсь верить… Столько раз обманывали… – Нет, рассвет не забрезжил вдалеке, но надежда вдруг совсем внезапно ожила. И, ожив, повела куда-то вперёд, к лучшим берегам и к лучшим гаваням.

–Клянусь этим небом, что над нашими головами! – Заверил он. Сейчас весь его облик казался совершенно иным, каким-то облагодетельствованным что ли. – И, если я нарушу эту клятву, пусть проклятие освежит мою память!

Это слово понравилось матери, и она поверила в своё счастье, в свою удачу, в свою судьбу. Её взгляд пронзил серое небо с благодарностью, эта чистая мысль воспарила в запредельную даль, где покоился Всемогущий Бог. Мысль пролетела беспрепятственно, мгновенно, коснулась Незримого и Неизведанного, и опять возвратилась на землю копить итоги скорбей и надежд.

–Идём со мной, – повторил твёрдо муж, обращаясь к жене, которая уже истаивала от усталости и пронизывающего холода, что сковали не одно её вымученное тело, но и саму сущность крови. – Всё будет хорошо. Я обещаю. Ты веришь мне?

–Да, но я не могу подняться, мы с сыном связаны…

Солнце окончательно выползло из-за туч, а ветер ласковым чутьём погнал их прочь, прочь. Пусть ныне они не тревожат покой этой улицы, сегодня наступил рассвет любви. Оставалось разбить сопричастность по душам, дав каждой своё сугубо-личное направление, надо мальчику обрезать пуповину, связующее звено с матерью.

–Вы меня не бросите умирать? – В последний раз спросила несчастная. Всё-таки унаследовать искреннюю помощь от чужого человека – это не так-то просто. Всегда нужно оплачивать счета своего успеха и своего позора. Но он не врал и был честен. Судьба связала возникшую правильность рождеством мальчика.

–Нет.

–Неужели Бог сжалился над Своей рабой?! – Прошептала мать.

6