Слепая надежда | Страница 6 | Онлайн-библиотека


Выбрать главу

Дарсаль

«Скажи, Дарсаль, это на некоторых осознание собственного положения так влияет?» – врывается в голову голос Повелителя, как обычно резкий и громкий, словно усилен чем. Уж кто бы говорил.

«О чем вы, господин?» – отвечаю. Хотя сразу ясно, конечно. Девочка осмелела и на месте сидеть не собирается. Не могу понять, нравится это императору, или наоборот.

«Я о том, что еще вчера она тряслась, как банный лист, а сегодня уже на ментальщиков планы строит да на состязания опаздывает».

«Учится быть императрицей, повелитель».

«Может, и в постели чему путному научится? Да осмелеет», – хмыкает Иллариандр, снова выбивая кровавый омаа. О чем-то догадался? Или просто я вошел в круг «доверенных лиц»?

«Не могу знать, господин», – отвечаю ровно, всеми силами стягивая омаа. При одной мысли, что он и другим приближенным говорит нечто подобное про жену, хочется… Бесов Раум, будь он обычным мужчиной… Одергиваю себя, о чем это я! Совсем сдурел. Стараюсь не думать об их разговорах с Ивеном, если даже ко мне такое долетает.

«А что ты знаешь? – не то ворчливо, не то насмешливо. – Поторопи, без императрицы начинать неприлично».

Ноэлия

Не думала, что без меня не начнут. Впрочем, праздник-то в мою честь. Спешу занять место, пытаюсь понять реакцию жениха… мужа, твою бестию! Но тот лишь любезно улыбается, сверкая ямочками, и ничего не показывает. Кто-то, видимо, подает знак, снова барабанная дробь, наездники в одеждах разных цветов – кажется, представляют графов с баронами. Нахожу нашего, императорского то есть, разодетого в черное с золотом и со странным таким оружием в руке. Неужели меч омаа?!

– А кто за нас играет? – тихо интересуюсь у мужа, снова ругая себя, что как следует не разобралась в правилах. Да мне же не до того было, оправдываюсь! Я вообще до последнего не знала, примут ли меня, или выбросят как неподходящую.

– Дейр Онис, – отвечает император.

Какое-то имя знакомое… перебираю в памяти все, что знаю. Да неужели тот, которого в мои личные до Дарсаля пророчили? Тот, что «Строй» прошел без единой опалины!

– Слепой? – уточняю.

– Один из самых сильных, – соглашается император.

– А так… можно? – не пойму.

– Почему нет? – удивляется император.

– Ну… Слепой же заведомо в приоритете.

– Каждый выставляет самого сильного бойца. Того, которого может. Как и в жизни, Ноэлия.

Хочу спросить, к чему тогда соревнования, если сразу известно, кто выиграет… скажем, с девяностопроцентной вероятностью. Но решаю сначала досмотреть. В конце концов, может, они собираются ради зрелища и возможности мелькнуть перед императором лишний раз. Ну или склониться.

– Я слышала, если бы не наказание, он мог бы стать моим личным Стражем, – рискую. Едва удерживаюсь, чтобы не бросить взгляд назад, на Дарсаля. Кажется, ощущаю какую-то исходящую от него волну… вероятно, только кажется. Или жду подсознательно.

– Тебя хорошо просветили, – усмехается император. Улыбаюсь:

– А за что, если не секрет?

Наверное, хочу удостовериться, что проступок был серьезнее, чем те, за которые досталось Дарсалю. Что моего Стража отбирать не станут. Однако ответ Иллариандра заставляет сердце сжаться:

– Недостаточное рвение в исполнении приказа. Но если судить по справедливости, недосмотры Дарсаля уравнивают позиции. А может, и перевешивают. Так что я готов простить его оплошность и дать второй шанс. Вообще-то собирался подождать конца состязаний, но ты меня опередила. Можешь сменить Стража, любимая. Дейр сам вызвался сражаться в честь императрицы… в надежде быть прощенным.

И снова эти непонятные намеки! Если бы мы говорили тет-а-тет где-нибудь в кабинете, я решила бы, что муж дает совет. Но здесь и сейчас больше смахивает на спектакль! Только вот какая роль в нем отведена мне – никак не пойму. Кажется, все уши ложи повернулись к нам и вытянулись. Или просто у меня мнительность разыгралась.

Дарсаль

Скоро уплотнения омаа станет недостаточно. Щиты, что ли, выставлять? Едва ли командир одобрит. Если заметит, конечно.

Впрочем, коль так и дальше пойдет – непременно заметит. Никакого «как ты хочешь» или «подумай» – почти приказ, «можешь сменить». И все-таки почти.

Пытаюсь вспомнить. А ведь провинность Дейра не озвучивалась. Отдали команду… и мы даже не подумали усомниться.

Значит, у императора уже тогда имелись планы. Понять бы, какие. Не логичнее ли было сразу взять Дейра, как и предполагалось в начале? Или он действительно чем-то настолько разгневал повелителя, что тот обратил взгляд на опального Стража? Или это все – для того лишь, чтобы держать нас в постоянном напряжении?

Жду ответа Ноэлии – меня-то наверняка рано или поздно сменят, раз император уже не впервые заводит об этом речь. Лишь бы видеться не запретил. Хотя и такое возможно. А вот не подставится ли она… по незнанию. Даже не могу успокоить ее своим омаа – Слепых вокруг слишком много. Жду сцепив зубы.

Ноэлия

– С удовольствием возьму его в свою охрану, – отвечаю. – Познакомиться, присмотреться. Но личного Стража пока менять не планирую.

Император приподнимает бровь. Так, нужно будет срочно выяснить все, что касается полномочий личных Стражей и вообще охраны императрицы. Ну и своих собственных. Как бы дождаться, когда муж уедет! Твою бестию, о чем я думаю…

Сосредотачиваюсь на происходящем, слежу за действом, правила которого мне по-прежнему не совсем ясны. Глашатай что-то выкрикивает, всадники то сходятся в схватке, то расходятся, то меняются соперниками. Кто-то вылетает из седла, выбывая. Зрелищно, конечно. Трибуны гудят, подбадривают.

– А победа в турнире действительно может подарить прощение? – интересуюсь.

– Смотря какое прегрешение, любимая.

– А если он не победит?

– Значит, великий Раум не благосклонен к нему.

– У вас многое решается поединками?

– Нет. Но и такие решения тоже рассматриваются. Особенно там, где сила имеет значение. Победив, он сможет доказать, что достоин более высокого назначения. Может вызвать на поединок… ну, например, того, на чье место имеет шанс претендовать.

Бред какой-то. Не могу понять, Иллариандр всерьез?

– Надеюсь, это шутка? – спрашиваю, изо всех сил желая, чтобы голос звучал прохладно.

– Неужели не хотела бы проверить, кто сильнее – Дарсаль или победитель турнира?

По-моему, император забавляется. А мне как-то не до смеха.

– То есть он может вот так запросто оторвать Стража императрицы от обязанностей ради забавы? А если победит не Слепой?

– Личным Стражем может быть только Слепой.

– А если я не отпущу Дарсаля?

– Ты же понимаешь, как это скажется на его репутации?

– А разве подчинение моему приказу может плохо сказаться?

– Ноэлия, поединок – это поединок.

– Мне казалось, назначение на столь ответственные посты должно решаться иным способом. Более… благоразумным.

– Это просто одна из возможностей проверить Стража в деле.

– Дарсаля в деле я уже видела. А вот на Ивена с удовольствием посмотрела бы. Или Дейр не рискнет бросать вызов ему? Быть твоим личным Стражем разве не почетнее?

– Личного Стража императора назначает император, – по-моему, муж начинает злиться. Во всяком случае, больше не забавляется.

– Хочется думать, слово императрицы тоже хоть что-то значит в выборе личного Стража императрицы.

– Конечно, любимая, – от тона Иллариандра снова не по себе.

Надеюсь, я не перегнула палку. Так и хочется сказать, что я видела поединок, где Дарсаль Ивена почти победил. А может, и победил бы, если бы не прервали. И мне этого достаточно.

Но не рискую.

Снова смотрю на арену. Там уже заметно меньше воинов. Дейр еще в седле. Кто бы сомневался. Какое-то странное, непонятное, но очень знакомое ощущение. Пытаюсь разобраться.

Дарсаль

Была в древности такая традиция. Да тоже сомневаюсь, что император о ней серьезно. Хотя, пожалуй, я с удовольствием размялся бы. Но правильно заметила Ноэлия, бросать обязанности – последнее дело. Чего повелитель добивается? Да и оказаться на лопатках перед всем стадионом – незавидная участь. А ведь сражаться до последнего вряд ли позволят. Кого первого опрокинут, тот и проиграл.

Отчего-то тянет на улыбку. То ли от слов императрицы, то ли от раздражения, испускаемого Шарассой. То ли от точных, выверенных движений хорошо подготовленных воинов. Чем техничнее действия, тем лучше отображаются в омаа, тем полнее картина.

6