Слепая надежда | Страница 5 | Онлайн-библиотека


Выбрать главу

Может быть, и надо устанавливать как можно больше дипломатических отношений, в том числе и с бывшими любовницами мужа, но все-таки меня дипломаткой не воспитывали! Не могу я общаться с ней как ни в чем не бывало. Если бы она еще с Валтией не обсуждала меня с самого первого дня! Для императора она все-таки прошлое. Надеюсь.

– Я всего лишь надела то, в чем привыкла ходить дома, – пожимаю плечами. – Муж не возражает.

Ага, кажется, ее такое обращение по отношению к Иллариандру злит.

– Я вас чем-то обидела, эрлара? – спрашивает вдруг. Теряюсь прямо. Чего это она?

– Что вы, – улыбаюсь. – Конечно, я не слишком люблю сплетни за своей спиной… но обсудить новую императрицу – это святое, понимаю и не стану посягать.

Решительно направляюсь в галерею, проходящую вдоль всех трибун.

– Зря вы не любите сплетни, в них можно узнать много полезного, – долетает вслед. – Правда, Дарсаль?

Смотрю на своего Стража, по-моему, он еще помрачнел, хотя куда уж больше. Кажется, я скучаю по омаа…

– Госпожа предпочитает проверенную информацию, – откликается тот. Улыбаюсь. Спасибо, Дарсаль.

Шарасса за нами не идет, направляется к одной из арок. Какое-то время двигаемся молча, так и хочется спросить, что она имела в виду, что ей вообще от меня нужно? Пытается показать, будто смирилась с отставкой? Только здесь едва ли хоть какая-то изоляция, люди кругом – правда, лишь знатные, для остальных другие галереи ниже ярусами. Но все же не место для разговоров по душам, еще и Слепых полно.

Дарсаль тоже молчит, вот вернемся домой, и я обязательно обо всем разузнаю. Может, император сегодня пропустит вечерний визит? Не каждый же день ему ко мне ходить?

Вздыхаю. Будущее представляется каким-то туманным и непонятным. Не могу поверить, что всю жизнь так и проживу. Поэтому в который раз отгоняю мысли, стараюсь просто не думать. Не предполагать.

Спохватываюсь, когда ноги подсказывают, что мы уже идем довольно долго. Останавливаюсь, оглядываюсь. Тут безлюдно, выходов на ложи не видно. А в стене лесенка. О, вдруг меня озаряет!

– Дарсаль, это выход в башню ментальщиков? – спрашиваю.

– Да, моя госпожа.

– А кто здесь?

– Шри Тера и эр Пран, госпожа.

– А с кем они сражались? С эром Крамом?

– Нет, сегодня он не участвует, там два других эра.

– Женщины-ментальщицы встречаются реже мужчин?

– И реже попадают на службу к императору.

– Ясно, – что-то они здесь нами не очень дорожат. – А зайти туда можно?

– Вам, думаю, можно, госпожа.

Дарсаль

Не хочу видеться с Терой лишний раз. Терпеть не могу. Но меня традиционно не спрашивают – Ноэлия решительно направляется к лестнице. Я тут раньше не бывал, однако ступени едва уловимо отражаются в омаа, позволяя ориентироваться.

– Шри Тера одна, напарник куда-то вышел, – предупреждаю. Отпечаток благодарного кивка, но останавливаться не собирается.

– Дарсаль, – спрашивает. – А у нее там… все открыто? Или…

– Изоляция есть, – отвечаю. – Снаружи.

– Это как? – удивляется.

– Управление бурвалями – сложный ментальный процесс, особенно в схватке. Чтобы никого не зацепило. Оставлен лишь один проем, через который все уходит исключительно на арену.

– Ясно, – отзывается. – Значит… нас никто не подслушает?

– Не думаю, что кто-нибудь станет.

Похоже, Ноэлии эта мысль нравится.

Едва подходим – дверь отворяется. Шри нас заметила и ждет. Ноэлия побаивается, но по-прежнему не отступает. Захожу следом за ней.

Легкое прохладное прикосновение – машинальное, скорее, вряд ли Тера планирует меня сканировать. Ментальщики так же полагаются на свою силу, как и мы. Смотрю в глаза – вижу их четкий след, глаза ментальщиков всегда ярко отпечатываются в омаа. Они особенные. Сильные. И, как учили наставники – хорошая мишень.

Сужаю свои, подбавляю огня. Тера отводит взгляд в легком извинении, больше не чувствую неприятных прикосновений. Эмоции ментальщиков сложно определить. Разве что при разделении ауры слой за слоем. Блокируя мысли, они блокируют и многие чувства. Впрочем, это забота эров Рамара и Мирия. Моя забота – эмоции по отношению к императрице, их и высматриваю. Плохие намерения скрыть практически невозможно, а все остальное – мало меня волнует.

Шри Тера спокойна. Ну да она всегда спокойна – так же спокойно прочесывала мою голову, прекрасно зная, что я к ней испытываю.

– Хотите взглянуть? – приглашает Ноэлию, отходя от смотрового окна, в котором весь стадион как на ладони. Видит, что императрицу привело по большей части любопытство. Беглая улыбка. Ноэлия приближается к окну, выглядывает, в эмоциях восторг.

Продолжаю присматриваться к ментальщице. Аура ровная, сверху легкий зеркальный слой. Аккуратно проникаю, шри ощущает – но не закрывается, впускает. Знает, что это мой долг. Ищу. Эмоции ровняе, как и во время поездки, не сказать, чтобы бурная симпатия, но и категорической неприязни нет. Однако, кажется мне, присутствует что-то еще. Чувствую, да нащупать не могу. Не опасное, скорее… неожиданное. Снова ощущаю взгляд. По-моему, как-то связано со мной и с нашим общением в прошлом. Одно время я ходил к ней на обязательные проверки, как на службу. Точнее, как на каторгу.

Тера едва уловимо качает головой, словно обещает, что не будет ничего предпринимать. Движение четкое, специально для меня – не знаю, видимо ли императрице. Так, придется переговорить с ней где-нибудь в более подходящих условиях. Впрочем, не первостепенно. Надеюсь.

Ноэлия

Тера невысокая, худенькая, коротко стриженная. Где-нибудь на улице даже не обратила бы внимания. А надо же, одна из самых сильных ментальщиц империи. А еще она в брюках! Если быть точнее, в специальном костюме, хотя непонятно для чего, их же не видно. Может, потом поклониться выйдут. Или просто так удобнее.

С интересом разглядываю амфитеатр, из окошка чудесно просматривается наша императорская ложа. И муж уже там. Ну, думаю, Дарсаль передал бы, если бы император меня искал. С кем-то разговаривает, отсюда не разглядеть.

Оборачиваюсь. На шри падает свет, замечаю, что у нее волосы вдоль лба мокрые и, кажется, костюм тоже. Неужели от напряжения?

– Я вам не мешаю? – спохватываюсь. Может, человек отдохнуть хочет.

– Что вы, эрлара.

И как вот понять? Как поступить?

– Ваше выступление закончено? – уточняю.

– Практически. До конца состязаний все равно необходимо контролировать бурвалей. Техника безопасности.

– И помогать выиграть нужным людям? – усмехаюсь. Вообще-то, я пошутила, но шри почему-то не то обиделась, не то просто решила разубедить:

– Что вы, эрлара. Соревнования проходят честно. И за этим мы тоже следим.

Тера бросает взгляд на Дарсаля. Между прочим, уже не первый!

– Ментальщикам сам Раум велел следить за честностью, – улыбаюсь. А вот кто следит за ними? Слепые? Как же тут все запутано!

– Император для того нас и держит, – странная, почти скупая улыбка, но скорее искренняя, чем дань уважения императрице.

Прочему-то снова не по себе. Вспоминаю рассказ Дарсаля о катке в голове. Зачем я сюда пришла? Налаживать контакты и выстраивать отношения, вот зачем! И буду этим заниматься!

Кажется, действует. Значит, так. Первое, что я хотела узнать – это о Дарсале. И, может быть, нужно было бы спросить у него… вот сегодня вечером и спрошу. Сравню результаты.

– Вы так смотрите на моего Стража, – улыбаюсь. – Неужели успели побывать у него в голове?

– Ваш личный Страж замечательный, эрлара.

М-да. Называется, понимай как хочешь. Шри Тера отвечает своей странной, почти незаметной улыбкой. Не похоже, чтобы Дарсалю слова ментальщицы понравились – наоборот, выглядит еще более собранным и внимательным. Да уж, комплиментами его не купить. Тоже улыбаюсь.

– Скажите, шри… а я могу попросить вас кого-нибудь проверить? – с волнением жду ответа.

– Я-то не смогу не выполнить вашего поручения, госпожа. Но и утаить от императора тоже не смогу.

Ну что ж, неплохая информация к размышлению.

Дверь отворяется, пропуская напарника ментальщицы. Вот он – да! Рост огромный, взгляд веский, значительный, сразу видно, лучше не подходить. Приходится снова напоминать себе, что я теперь императрица и все тут – мои подчиненные!

Девушка представляет мне его, получаю заверения в преданности и спешу покинуть ставшую вдруг тесной башню. Кажется, здесь сделалось еще сложнее находиться. Какая-то их энергия… тяжелая. Правда, каток.

5