Слепая надежда | Страница 4 | Онлайн-библиотека


Выбрать главу

Герцогиня все-таки оставляет нас прихорашиваться и просит дозволения вернуться к себе, отдохнуть. Странно, не такая уж она и старая… Даже мадам Джанс, и то на добрый десяток лет постарше, а бегает будь здоров!

– Столько тайн у них тут, – передергивает плечами Пени, косясь на Дарсаля. Киваю. Как бы во всех разобраться.

– Ты с Хельтой не общалась? – спрашиваю. Может, нужно было и с ней подружиться… Хотя сомневаюсь, что она стала бы ради меня у мужа тайны выпытывать. Но вдруг атмосфера расположила бы… Мечты, конечно.

– Ой, она такая вся надменная, подойти страшно, – фыркает Пени.

– Просто нам бы вместе держаться, – вздыхаю. Скоро у них свадьба, пожалуй, нужно будет попробовать.

– Служанки, госпожа, – предупреждает Дарсаль. После ухода портнихи хоть удалось усадить его поесть, а теперь снова на ногах. Киваю.

Кэти с Ирмой, пришедшие, видимо, приводить меня в порядок и узрев при таком странном параде, еще и с короной на голове, растерянно останавливаются у стола. После вдруг начинают цокать языками и убеждать одеться как подобает эрларе, мол, все ведь графья с баронами смотреть будут!

Приходится пресечь их бурные трели холодным жестом и сухо поинтересоваться, чем же это мой наряд «не подобает». Девушкам ничего не остается, как извиниться и признать, что я прекрасна. Хмыкаю, Пени неожиданно подмигивает. Не знаю, правильно ли поступаю, но идти на поводу больше совсем не хочется. В конце концов, я уже официальная императрица. Избавляться от меня императору, надо полагать, не выгодно. А прочие преимущества буду искать, когда он уедет по своим секретным делам.

Глава вторая

Ноэлия

Иллариандра жду не без внутреннего волнения. Что делать, если заставит переодеваться? Настаивать на своем или показать, будто считаюсь с его мнением? Но император смотрит одним из тех странных взглядов, по которому ничего невозможно определить, улыбается очаровательными ямочками и лишь подает руку. Ощущаю себя лабораторной мышкой, реакции которой изучают. Ну или не лабораторной – самой что ни есть обычной, которую кот давно уже поймал, просто все еще играется. Отгоняю неприятные ассоциации, вспоминаю Тересию. Пытаюсь себя поставить, а уж получится ли… там видно будет.

Да, признаться, где-то глубоко в подсознании я надеялась, что хоть кто-нибудь из видевших меня утром поддержит нетрадиционный наряд. Разум, конечно, осознаёт, что этого не будет. Не так сразу, не так просто. И верно: лишь мы с Пени, под прицелом целого набора всевозможных взглядов, от заинтригованных до откровенно осуждающих, дефилируем в брюках. Испытываю острую к ней благодарность, наверное, одной совсем тяжело было бы. Но мужу, по-моему, происходящее даже чем-то нравится. Понять бы еще чем.

До большой арены-амфитеатра доезжаем в карете. Прошу разрешения, чтобы Пени ехала с нами, Иллариандр соглашается. В нашу ложу проникаем через какое-то рядом стоящее здание. Ложа не личная, что, с одной стороны, позволяет мне опять же замолвить словечко за Пени, а с другой – заставляет терпеть присутствие некоторых особо приближенных вельмож.

Сидения мягкие и удобные, для нас с императором вообще троноподобные кресла. Эр Базир усаживает Пени рядом со мной, сам занимает место возле нее. Только Дарсаль с Ивеном сзади стоят. Замечаю Хельту с Хармасом, еще нескольких советников и надоевшую уже до самых печенок шри Шарассу. И сидит же неподалеку сзади. Хм, а не с ней ли муженек планирует отдыхать?! Как бы это выяснить? Начинаю злиться.

Кто-то толкает пламенную речь по поводу счастливого императора и радующейся вместе с ним империи. Едва не пропускаю момент, когда нужно подняться и помахать рукой в ответ на бурные овации заполненного стадиона.

С удивлением обнаруживаю микрофон и даже рискую поинтересоваться у мужа, каким образом он здесь. Оказывается, на особо важные мероприятия доставляют из Йована, вместе со специальными генераторами, правда хватает техники в лучшем случае на два-три раза.

– А как их через туман провозят? – не понимаю.

– Как и все, – с недоумением отвечает муж.

– Ну… робота вот не удалось, – ощущаю, как горячеют щеки, так и хочется обернуться к Дарсалю.

– Ноэлия, то, что произошло – нонсенс, и я надеюсь, мы все же выясним, что случилось с твоим роботом. Но туман здесь не при чем, уверяю.

Да? А я как вспомню эту огромную непроглядную гору мглы, так сразу холод по позвоночнику. Мне казалось, именно из-за тумана все и произошло. Хотя… так, еще одна заметочка – поискать о приграничных туманах. Императрице ведь уже можно тайны ее государства узнать?

Задумавшись, разглядываю разворачивающееся красочное зрелище. Полуспортивное выступление, очень даже здорово организованное. Яркие одежды, отработанные движения, песня во славу императора. Наконец, раздается сигнал, и на арену вылетают разъяренные бурвали. Так и жду, когда начнут сталкиваться рогами, высекая искры. Будоражаще.

Дарсаль

Соревнование разделено на два отделения. В первом традиционно сражаются ментальщики, а во втором оставшиеся бурвали уже обретают наездников, и проходит обычный турнир.

– Ими кто-то управляет? – шепотом интересуется Ноэлия.

Раздражение в сторону Шарассы, снова волны ревности… или чего-то близкого. Все эмоции четкие, ясные, скрыть не пытается, даже Ивен доволен. Когда уже я заставлю себя смириться с ее чувствами к императору? Не любовью, но ревностью и симпатией. Все надеюсь, что проблески, которые ловлю на себе, что-то значат. Осознавая, насколько это было бы опасно для нее самой. Только и остается сжимать зубы вместе с омаа, и внимательно осматривать окружающих. Обязанности никто не отменял, безопасность императрицы по-прежнему на мне.

– Ты разве не расспросила шри Беллу? – улыбается Иллариандр. Легкое смущение, Ноэлия беззаботно смеется:

– Не до того было, мы наряды выбирали.

– Ясно, – хмыкает Иллариандр.

Не верю, что Ивен не доложил, о чем шел разговор.

– Да, сейчас бурвалями управляют ментальщики. Видишь те две будки? – яркое движение в два противоположных конца стадиона. – Вот оттуда. Шри Тера – наша бессменная победительница всех последних игр.

– Она сильная?

Очень. Сколько лет прошло, а до сих пор в голове все стискивается от воспоминаний о ее ледяных, шершавых, муторных проникновениях.

– Одна из самых, – соглашается Иллариандр.

Ноэлия хочет бросить взгляд в сторону Сэма, вижу только порыв, без движения. Сэм никогда не участвует в скачках. Он личный ментальщик императора, у него особые привилегии.

Ноэлия

Зрелище, конечно, красочное – хоть и на любителя. Мощные, в какой-то мере грациозные животные в изукрашенных попонах, полощущиеся на ветру цветные ткани, флаги и украшения, особый бой гулких барабанов. Если бы еще при этом бурвали не сталкивались, не ломали друг другу рога и крупы! Трибуны возбужденно жаждут крови, а у меня нет желания смотреть. И как этим можно управлять? Выглядит очень безжалостно.

Разглядываю резные башенки, выступающие с трибун над стадионом. Почему-то хочется заглянуть в одну из них. Приближения перерыва жду с нетерпением. Жаль, нельзя уйти. Или можно? Решаю не спрашивать, чтобы сразу не нарушать слишком много традиций.

Перерыв тут долгий, на целых полчаса. Видимо, животных в норму приводят, седлают, подлечивают. Вельможи куда-то расходятся, император тоже сообщает, что оставит меня ненадолго. Непроизвольно оглядываюсь в поисках Шарассы и тут же натыкаюсь на ее взгляд. Ну хоть муж без нее ушел, и то радует!

Поднимаюсь, выйти, что ли, и мне пройтись, осмотреться. Шарасса тоже встает – не пойму, то ли так быстро среагировала, то ли и сама собиралась. Пени, болтающая о чем-то с Базиром, посылает вопросительный взгляд. Останавливаю ее своим, пускай развлекается.

Шарасса чуть притормаживает у выхода, пропуская меня в светлый холл, по периметру которого стоят несколько Стражей.

– Как вам, эрлара? – неопределенно интересуется с улыбкой.

Хм, это она со мной дружеские связи решила установить? Или добивается чего? Словно невзначай смотрит на Дарсаля.

– Замечательно, – отвечаю.

– Начало вашего правления выходит очень… революционным.

Так и тянет тоже оглянуться на личного Стража. Интересно, он объяснит, что она имеет в виду? Пытается похвалить? Или наоборот, предупредить?

4