Слепая надежда | Страница 21 | Онлайн-библиотека


Выбрать главу

– Дорогой, хочу представить почтенному обществу свою компаньонку и референта, Пенелию Варис. Эр Базир любезно согласился взять на себя официальное оформление, и, если твое мнение с начала церемонии не переменилось, согласишься ли засвидетельствовать ее назначение?

Чуть не смущаясь от собственной наглости, смотрю прямо Иллариандру в глаза. Пусть скажет, что мнение изменилось, едва ли это будет плюсом для императора! Хм, взгляд мужа неожиданно заинтересованный. Кажется, ему нравится мой отпор. Только вот никак не пойму – нравятся сильные женщины, или возможность их подчинить?

– Конечно, любимая, – соглашается император с такой улыбкой, будто нет для него ничего приятнее, чем доставить удовольствие мне. – Господа, прошу любить и жаловать нового референта императрицы.

Раздаются хлопки, киваю благодарно, Пени делает положенный реверанс.

– Мне казалось, – с обворожительной улыбкой заявляет Шарасса, – референта выбирают из придворных дам? Тех, кто может подсказать и взять на себя нюансы, незнакомые молодой императрице?

Хочу ответить, что назначила свою землячку, чтобы меньше скучать по дому, но неожиданно наталкиваюсь на взгляд Хельты, стоящей неподалеку от шри Брон. Даже без омаа вижу и обиду, и зависть, и недовольство. И защита Лексия слегка вибрирует, реагируя. Я же пыталась, и подружиться, и сблизиться! А она вон к Шарассе переметнулась и еще чем-то недовольна!

– Да я и сама не так давно была обычной, как изволила выразиться Валтия, простолюдинкой, – отвечаю. – Уверена, Пенелия быстро разберется в нюансах, а мне хочется, чтобы рядом был прежде всего друг. У императрицы всегда найдется, чем отблагодарить за преданность. Это не единственная должность и возможность.

Шарасса приподнимает брови, смотрит сузившимися глазами. Хельта ретируется к собственному мужу, якобы обсуждает что-то важное. Боже, как меня сюда занесло?!

Дарсаль

«А девочка-то зубки учится показывать», – звучит в голове насмешливый голос Ивена, разом портя все впечатление от разговора.

Приятно, что Ноэлия старается давать отпор, хотя в какой-то момент показалось, готова расплакаться и сбежать. Но интерес Ивена заставляет насторожиться.

«Я-то думал, после сегодняшнего побоится», – добавляет, вызывая стойкое желание проехаться по нему еще разок кулаком, и не только. Огненным шаром омаа в самый раз.

«Давно ты на тренировке не был, – говорю. – Не желаешь отточить мастерство?»

«В любое удобное время, в любом удобном месте», – ухмыляется, не то шутя, не то всерьез.

«Завтра вечером, – передергиваю плечами. – Если других распоряжений не поступит».

Змея приподнимает голову, быстрой молнией мелькает раздвоенный язык. Ивен хочет что-то добавить, но замолкает, прислушивается. Тоже пытаюсь определить, что цепляет, окидываю омаа зал, отпускаю дальше по дворцу. Бесов Раум, в наших с Ноэлией покоях…

«Что там у тебя?» – недовольно интересуется Ивен, тоже нащупав.

«Я здесь, – отвечаю, – если не заметил».

И обращаюсь уже к оставшемуся у наших дверей Альберу:

«Что там?»

«Кошка, эр, – отвечает тот, непривычно слышать такое обращение от своих же собратьев, большинство из которых всегда были выше меня по положению. – Похоже, Анга не закрыла дверь, и кошка выскочила. Ищем».

Картина проясняется – и оживление слуг, и несколько Стражей, присоединившихся к охране. Ищут, значит. Пытаюсь настроиться, запала ауры у нашей Пуси на целого человека хватит, а то и больше. Вдруг вспоминается, как неожиданно она на крыше фертона оказалась…

«Почему ее не видно?» – уточняю.

«Исчезает из восприятия», – с легким недоумением отзывается Альбер.

«Найдите!» – отвечаю резко, сам удивляюсь звучащему в голосе приказу. Но как подумаю, что придется Ноэлии сказать… уж лучше пусть весь дворец перевернут, пока придворные здесь развлекаются.

Исходящие от Шарассы волны бессильной злобы и негодования заставляют пристальнее прислушаться к происходящему.

– … рада, что вам пришлась по душе мода Йована, – продолжает Ноэлия, – я и сама ее очень люблю. Хотя, признаться, нас всегда учили, что светские приличия подразумевают пребывание на высоких мероприятиях в соответствующих случаю нарядах.

– Вы считаете мой наряд неуместным? – напрямую наступает Шарасса. Делает жест – не вижу, какой, но взгляды зрячих мужчин сосредотачиваются на ее декольте. Окрестные ауры бурлят в предвкушении, зрителей все больше, подтягиваются. Любят же местные шри подобного рода пикировки!

– Что вы! – откуда у Ноэлии такой любезный, пленительный голос? Непривычно. – Бриллианты всегда уместны, на любых стратегически важных позициях.

Лия отходит, добрая половина дам – за ней. Снова жалею, что не вижу эмоций императора, не могу понять, сделала ли лучше, или хуже. Но уж бронированная явно раздражена.

Направляюсь следом, свита расступается, пропуская меня вперед, ловлю заинтересованные эмоции. Кажется, некоторые сочли мою свободную персону одной из возможностей императрицы поблагодарить за преданность. Подбавляю омаа во взгляд, едва уловимо воздействую на женские ауры, вызывая безотчетный страх. Мне и других проблем хватает. Хотя, император же отдал распоряжение…

– … Дарсаль? – за размышлениями и попытками отследить Пусю не заметил, что Ноэлия обращается ко мне. Неожиданно для приема. Смотрю на нее, пытаюсь сообразить, о чем речь.

– Да, моя госпожа? – уточняю на всякий случай.

– Графиня Вейлис благодарит за то, что на состязаниях мы присудили победу воину, выставленному от ее графства, – повторяется Ноэлия. Похоже, я часть разговора пропустил. – А я передала, что Гвера Тинга отметили Стражи. Что-нибудь случилось?

– Все в порядке, моя госпожа. Гвер Тинг отлично сражался, …

– Дарсаль? – взгляд настороженный, похоже, она тоже научилась меня читать. Странно, обычно это никому не удавалось. Ну разве кроме командира и наставников. Иногда.

Мимолетно задумываюсь, в ауре нарастает паника, решаю, что лучше сказать. А то сочинит себе ужасов. А так к концу свадьбы кошку наверняка найдут.

– Простите, госпожа, меня отвлекли сообщением, что Пуся выбежала из ваших апартаментов. Как только ее вернут, сразу же дам знать. Из дворца ей не выбраться.

– Как выбежала? – недоумевает Ноэлия. – Кто-то выпустил?

– Наверное, случайно.

«Почему найти не могут? Вы же… должны видеть?» – молодец, что спрашивает мысленно. Лучше не привлекать внимание такими вопросами, и без того кошкой могут заинтересоваться.

Ноэлия

«Пытаюсь выяснить, моя госпожа», – отвечает.

Что-то не нравится мне это, не хочется думать, будто специально могли Пусю выгнать, но в голову лезет всякое. Оглядываюсь на мужа, он уже в окружении графов да графинь, каждый жаждет урвать минутку монаршего внимания.

– Пойдем, посмотрим, что там, – произношу тихо.

Глаза совсем рядом, омаа вспыхивает едва голубоватым, срывается с губ, словно Дарсаль собирается отговаривать.

– Как скажете, моя госпожа, – отвечает. Улыбаюсь.

– Спасибо, – шепчу. Направляюсь к выходу, похоже, графини с баронессами слегка разочарованы. Уверяю, что сейчас вернусь.

– Я с тобой, – догоняет Пени.

Наверное, нужно сказать, чтобы пока осталась вместо меня, не то нахальная шри снова все внимание отвоюет. Но так приятно, когда подруга понимает, что для тебя важно.

Спешим к двери, пока никто не заинтересовался нашей скромной процессией. Дарсаль вглядывается куда-то вовне, как умеют только Слепые, почти сразу указывает направление.

«Ноэлия, – впервые слышу мысленную речь Иллариандра, и она внезапно пугает до дрожи. Совершенно иной голос, густой, вязкий, тяжелый, может быть, искажен ментальщиками, а может, еще чем, не знаю – врывается в мозг, вышибая дух. Даже останавливаюсь, Дарсаль поддерживает – кажется, я пошатнулась. – Ты нас оставляешь?»

«Сейчас вернусь», – уверяю. Хочу сказать о Пусе, да обрываю себя: наверняка ведь Ивен давно сказал. Или тот же Дарсаль. Император все равно вряд ли поймет, почему я бросаю церемонию ради какого-то котенка.

Конец ознакомительного фрагмента. Полный текст доступен на www.litres.ru

21