Медицинские услуги: как пациенту отстоять свои интересы | Страница 8 | Онлайн-библиотека


Выбрать главу

Заявительница проживает в городе, являющемся крупным центром металлургической промышленности. В 1982 году она вместе со своей семьей переехала на жительство в квартиру в доме, располагающемся в 450 метрах от металлургического комбината. Хотя власти и обозначили границы буферной зоны вокруг комбината – «санитарно-защитной зоны» – с целью отделить территорию комбината от жилых районов города, на практике тысячи людей (включая семью заявительницы) проживали там. Постановление Правительства страны, принятое в 1974 году, обязало власти переселить определенных лиц, проживающих в пределах санитарно-защитной зоны. В 1990-е годы Правительство приняло две программы, направленные на улучшение экологической обстановки вокруг комбината. Во второй программе указывалось, что «экологическая ситуация в городе привела к постоянному ухудшению здоровья населения». Некоторые меры, предусмотренные в этой программе, включали переселение граждан, проживающих в пределах санитарно-защитной зоны, на новое место жительства.

В 1995 году заявительница обратилась в суд с иском, добиваясь переселения на новое место жительства вне пределов санитарно-защитной зоны и утверждая, что концентрация токсичных элементов и уровень шума в санитарно-защитной зоне представляли собой угрозу жизни и здоровья человека. В 1996 году городской суд со ссылками на Постановление Правительства 1974 года постановил, что власти обязаны были переселить всех лиц, проживающих в пределах санитарно-защитной зоны, на новое место жительства, однако они этого не сделали. При этом никакого конкретного указания о переселении заявительницы в решении суда не содержалось; суд просто указал, что местные власти должны поставить ее на «приоритетную очередь» в списках на получение жилья, чтобы получить новое жилье от местной власти. Суд также указал, что переселение заявительницы на новое место жительства зависит от наличия квартир в жилом фонде.

Суд первой инстанции выдал исполнительный лист, но служба судебных приставов прекратила исполнительное производство на том основании, что «приоритетной очереди» для переселения жителей санитарно-защитной зоны на новое место жительства не существует.

В 1999 году заявительница обратилась в суд с новым иском к местному органу власти о безотлагательном исполнении судебного решения, вынесенного в 1996 году. Городской суд отклонил исковые требования заявительницы, установив, что она была надлежащим образом поставлена в общую очередь на жилье. Кроме того, суд постановил, что судебное решение, вынесенное в 1996 году, было исполнено, и не было необходимости для принятия каких-либо иных дополнительных мер.

Обе стороны по делу представили в Европейский Суд ряд документов, содержащих информацию о промышленном загрязнении в черте города. Доклад, составленный по поручению заявительницы доктором Чернейк, содержал вывод, что граждане, проживающие в пределах санитарно-защитной зоны, в большей степени, чем те, кто живет вне этих пределов, должны страдать от различных заболеваний.

Предприятие-загрязнитель функционирует в нарушение внутригосударственных стандартов экологической безопасности, и у Европейского Суда не имеется информации о том, что государство разработало или применило эффективные меры, берущие в расчет интересы местного населения, страдающего от загрязнения окружающей среды, которые могли бы снизить загрязнение до приемлемых уровней. Несмотря на широкое усмотрение государства в сфере экологической деятельности, справедливый баланс между интересами общества и эффективным осуществлением заявительницей своего права на уважение ее жилища и ее частной жизни соблюден не был.

Европейский Суд присудил выплатить заявительнице компенсацию в размере шести тысяч евро в возмещение причиненного ей морального вреда. Суд также вынес решение в пользу заявительницы о возмещении судебных издержек и иных расходов, понесенных в связи с судебным разбирательством.

Пример 2.2. Постановление ФАС Волго-Вятского округа от 05.05.2000 г. № 2591/99

Суд отказал в признании недействительными решений государственных органов о приостановлении деятельности хозяйствующего субъекта, оказывающего вредное воздействие на здоровье человека и окружающую природную среду.

Главным государственным врачом центра госсанэпиднадзора города Чебоксары в результате изучения акта санитарно-гигиенического обследования от 15.10.1998 г., 11.01.1999 г., санитарного предписания от 04.02.1999 г. по ТОО «Чувашгеолнеруд» установлено, что упомянутым хозяйствующим субъектом не представлена документация по размещению и приемке в эксплуатацию производственной базы по сварке металлоконструкций, деталей, заточке инструментов и деталей, работы производятся на наждачном станке без организации местной вытяжной вентиляции с системой пылеочистки выбросов в атмосферу, установлено загрязнение территории жилой застройки от грузового автотранспорта. Санитарно-защитная зона производственной базы не организована согласно санитарным правилам СН 245-71. Санитарно-техническое состояние производственно-бытовых помещений неудовлетворительно.

Главный государственный санитарный врач на основании пункта 5 части 1 статьи 51 Федерального закона «О санитарно-эпидемиологическом благополучии населения», статьи 38 Закона РСФСР «О санитарно-эпидемиологическом благополучии населения», глава администрации Калининского района города Чебоксары согласно пункту 8 статьи 22 Закона Чувашской Республики «Об организации местного самоуправления в Чувашской Республике» приостановили эксплуатацию производственной базы ООО «Чувашгеолнеруд» в связи с нарушением последним санитарного законодательства.

Пример 2.3.

Постановление ФАС Поволжского округа от 01.11.2005 г. № А57-11085/04-18

Использование механизмов, установок, устройств, являющихся источниками физических факторов воздействия на человека, допускается при наличии санитарно-эпидемиологических заключений о соответствии условий работы с источниками физических факторов воздействия на человека санитарным правилам.

Поводом для обращения в арбитражный суд с настоящим иском явилось незаконное размещение на крыше дома передающих антенн и оборудования. Согласно п. 3 ст. 27 Закона Российской Федерации № 52 от 30.03.99 г. «О санитарно-эпидемиологическом благополучии населения» использование механизмов, установок, устройств и т. д., являющихся источниками физических факторов воздействия на человека, допускается только при наличии санитарно-эпидемиологических заключений о соответствии условий работ с источниками физических факторов воздействия на человека санитарным правилам, которые у организации, установившей антенны, отсутствуют.

Пример 2.4.

Постановление ФАС Поволжского округа от 03.09.2002 г. № А65-3157/02-СГ3-33К

Индивидуальные предприниматели и юридические лица обязаны приостановить либо прекратить свою деятельность или работу отдельных участков, цехов в случае, если при осуществлении такой деятельности нарушаются санитарные правила.

В связи с жалобами жильцов жилого дома во встроенном помещении которого расположена минихимчистка, руководствуясь ст. ст. 11, 20, 24 Закона Российской Федерации «О санитарно – эпидемиологическом благополучии населения» от 30.03.99 г. и СанПиН 2.2.1./2.1.1.984-00, вынесено решение о прекращении эксплуатации химчистки и прачечной.

Согласно ст. 24 Федерального закон «О санитарно – эпидемиологическом благополучии населения при эксплуатации производственных, общественных помещений, зданий, сооружений, оборудования и транспорта» должны осуществляться санитарно – противоэпидемические (профилактические) мероприятия и обеспечиваться безопасные для человека условия труда, быта и отдыха в соответствии с санитарными правилами и иными правовыми актами Российской Федерации.

Индивидуальные предприниматели и юридические лица обязаны приостановить либо прекратить свою деятельность или работу отдельных участков, цехов в случае, если при осуществлении такой деятельности нарушаются санитарные правила.

Обязанность обеспечивать безопасность для здоровья человека выполняемых работ и оказываемых услуг на протяжении всей соответствующей деятельности возложена на предпринимателя ст. 11 Федерального закона «О санитарно – эпидемиологическом благополучии населения».

8