Автостопщик | Страница 3 | Онлайн-библиотека


Выбрать главу

– Вы всё-таки на ней женились? – поинтересовался Михаил.

– Какой женится, домой сильно хотелось. Конечно, обещал за ней вернуться. Но, сам понимаешь, приехал в родное село, пока гулял, встретил другую. Снова любовь, сильнее прежней, не дам соврать, и понеслось: свадьба, дети, работа. Правда, после женитьбы я Аноре письмецо-то отправил, в котором как можно деликатнее объяснил ситуацию, извинился, значит. Ответ, конечно, не получил, я скажу тебе, послал ещё одно месяцок спустя, молчание, и на этом наша связь оборвалась.

– И у меня подобный случай был, но с иным концом. Я всё-таки надел на правую руку кольцо, – вставил своё Михаил, а подумал, – «все они сучки».

– Да, – протянул толстяк. – Согласись, нынешняя молодёжь любыми путями избегает от службы в армии, не то, что в наши годы. Раньше как: служил – значит, мужик, а нет, то так себе. А сейчас всё наоборот. Откосил – молодец. Нет – ну и дурак. Вот и мой сын такого же мнения. Говорит мне: ни за что не пойду топтать сапоги. В институт поступил. «Зубрит» по-страшному, и то радость на душе.

– Правильно сделал, что решил получить высшее образование, – одобрил Михаил действия сына бородатого водителя.

– Ребёнок у тебя есть? – спросил толстяк.

– Нет.

– Считаете, что рано его заводить?

– Можно сказать и так (а будет ли он когда-нибудь?).

– Ну, в принципе, я тебе скажу, с одной стороны, что не торопитесь – это дело правильное, разумное. Но… проблемы в жизни всегда будут. Так что тут палка о двух концах. Согласен?

– Почти; надо ещё дом достроить мне и так по мелочи прикупить. Хорошую теплицу воздвигнуть для жены. Она у меня цветы очень любит, потом можно и продавать их. Она у меня без дела не сидит. У неё мечта – цветочный магазинчик иметь. И когда всё задуманное получится, тогда она с удовольствием забеременеет.

– Цветы – это хорошо. Моя тоже их обожает. Что в доме, что на участке каких только нет. Красота, скажу я тебе. Все соседи завидуют. Это хорошо, когда есть мечта, а замечательно, когда она исполняется. Правда, редко это бывает. Так что, желаю твоей жене достичь чего хочется. А дом своими руками строишь?

– Я же не настолько богат, чтобы кого-то нанимать. Приходиться всё самому делать, и от этого гордость в душе.

– Хвалю. Каждый мужик должен за свою короткую жизнь успеть хотя бы дом построить, сад посадить и сына родить. Я уже все три пункта выполнил. Теперь только осталось сына на ноги поставить, да внуков дождаться. А у тебя всё ещё впереди. Не задумывался, кого хочешь, пацана или красавицу?

– Разумеется, мальчика.

– Уважаю. Ибо сначала нужно оставить в этой жизни (водитель сказал так, будто ею, он почему-то недоволен) наследника, а там уж пусть хоть одни девочки рождаются. Кстати, а ты кем работаешь?

– Мы двери, окна делали, всё, что закажут по дереву. Недавно вот сделали одному богатею кресло. Когда в нём сидит человек ощущение, такое, будто его со всех сторон оберегают многоглавые драконы.

– Ух ты, да это же настоящее искусство. Наверное, красивое создание. Взглянуть бы на это кресло. Да, имея много денег, купить можно многое, хоть унитаз золотой, я в какой-то газете про него читал. Надо же, золотое «очко», – водитель заржал.

Михаил тупо улыбался.

Впереди показалась одиноко стоящая девушка в короткой красной юбчонке и в белом топике. Она помахала им, когда они проезжали мимо неё.

– Куда катится мир? – возмущался толстяк. – Ей и пятнадцати нет, а уже торгует одним местом (мат). Прости меня, грешного. Что ей не хватало? Мать бухгалтершей работает, отец учителем в школе. Вроде бы как из такой семьи…и на тебе – подстилка. Не понимаю. Девочка умная, симпатичная… Почему? И как до сих пор родители об этом не знают? Так и хочется сказать всё папаше этому, да в морду ему дать, что не углядел, плохо воспитал, а ещё учитель. Я у неё интересовался: зачем? Ты не представляешь, что она мне ответила. – Михаил ждал продолжения. – Ей это нравится. Так хотелось на это плюнуть ей в лицо. Не могу понять, как это может нравиться, ублажать мужиков. Ладно, куда не шло, если уж у неё там так сильно чешется, иди вон с парнями… нет, ей ещё нужно деньги за услугу брать. Слава Богу, что у меня нет дочери.

– У каждого своя судьба, – констатировал Михаил.

– Частично соглашусь с тобой. А для какого же хера голова на плечах? Не хлебальником же работать. Думать надо, думать. При коммунизме бы она до такой жизни не докатилась. Тоже мне демократия. К чему рвались, а? Чтобы у молодёжи возникали трудности с работой или малолетки выбирали панель, как один из путей заработка. Порой о будущем и думать страшно. Что ждёт детей, внуков наших через десять, пятьдесят лет? Судя по нынешнему времени, ничего хорошего.

– Будем надеяться, что всё изменится к лучшему, – пытался ободрить Михаил.

Они ещё долго беседовали, пока грузовик не свернул на обочину и не остановился.

– Ну вот, приехали. Дальше мне прямо, а тебе направо. Тут до Краснодара рукой подать, километров двадцать будет, – сказал бородатый водитель.

Михаил, посмотрев в сторону шоссе, ведущее в краевую столицу, ответил:

– Да, доберусь как-нибудь. Добрых людей, вот вроде вас, на земле хватает. Спасибо вам большое, – Михаил открыл дверцу.

– Спасибо тебе за общение.

Михаил вышел из «Мана».

– Удачи вам.

– Тебе тоже.

Глава 3

Михаил проводил взглядом длинный грузовик и пошёл на Краснодар. Ему хотелось перекусить, но в кармане не было даже мелочи. «Сейчас бы пожрать», – он только и думал о еде.

Вдали показался город.

Михаил дошёл до ростовского шоссе и начал голосовать, при этом не торопясь, двигаясь в правильном направлении. Машины проносились мимо него.

Расстояние до мечты немного убавилось. И, с каждым шагом продвигаясь вперёд к цели, Михаил пополнял копилку километрами, которые его скоро должны были привести к желанному итогу: увидеть Питер и умереть. А сейчас пока всё к этому идёт.

На бешеной скорости рядом пролетел синий «Жигуль» с нагруженным деревянными ящиками прицепом. Чуть дальше прицеп тряхнуло на выбоине. Один из крайних ящиков накренился под определённым углом, и из него посыпалось несколько крупных красноватых яблок. Михаил сглотнул слюну. Яблоки катились по асфальту к обочине. «Хоть бы один уцелел», – подумал он, видя, как одно яблоко за другим превращалось в лепёшку под колёсами машин.

Метров через двадцать Михаил увидел на дороге, ближе к краю, нераздавленный фрукт. Даже странно, как он мог уцелеть при таком интенсивном движении. Михаил побежал. Яблоко ему не досталось, потому что, когда он хотел его поднять, засигналил КамАЗ, и Михаилу пришлось вовремя отскочить назад. Если бы он не среагировал на предупреждение шофёра, то уже отдыхал бы на небесах.

Каждую секунду голод напоминал о себе, нарастая, и в желудке у Михаила стало посасывать. Голод набирал обороты. Если сейчас охота перекусить, как никогда, то что же будет потом? Михаил вспомнил жуткий период в своей жизни – тюремные годы. На его лице отразилась гримаса боли и ненависти. И тот момент, когда его неделю морили голодом, давая только грязную воду, пахнущую мочой. Первые глотки тут же оказываются выплюнутыми на бетонный пол, а потом привыкаешь; жить-то хочется, и не для того, чтобы, выйдя на свободу, начать жизнь заново с чистого листа. Нет, только не он. Другие – вероятно, да. А Михаил все годы, проведённые за колючкой, подвергаясь то унижению, то испытанию, то наказанию, жаждал дожить до последнего дня заключения для другой цели. Умереть или быть убитым (таких возможностей было больше чем достаточно) там за решёткой его не устраивало, даже хотя бы по той причине, что уйти из этого мира Михаил хотел исключительно легко и у моря, где сплетаются простор и красота.

Пока что голод ещё терпим, но он обязательно что-нибудь предпримет, чтобы не свалиться без сил и добраться до намеченного, пройтись по питерским улицам, посетить знаменитый Эрмитаж, прекрасный Петергоф, помочить ноги в Неве, взглянуть на звёздное небо северной столицы.

В какой уже раз Михаил поднял руку в надежде, что одна из приближающихся машин, следующая в сторону Ростова, всё-таки остановится перед ним. И вот повезло.

Хозяин жёлтого «Москвича-412», проехав мимо него метров десять, притормозил, Михаил подбежал к машине и, открыв дверцу напротив водителя, спросил:

– Вы до Ростова?

– Нет, мне тут ехать приблизительно час. Хочешь, подвезу? – предложил худощавый сорокалетний мужчина.

3