Неудачник: превратности судьбы | Страница 7 | Онлайн-библиотека


Выбрать главу

И, резко крутанув руль, даже машину развернуло, Ваня вдавил педаль акселератора в пол салона, заставив "Опель" рыча ехать в сторону преграждающей им путь "девятки", откуда не со стороны водителя в них неудачно пальнули, ибо пуля пролетела между Ваней и Алексеем, найдя себе место в заднем кожаном сиденье автомобиля.

"Опель", черканув правое крыло "девятки" в момент выстрела, вновь помчался вперёд. И, не доехав до перекрёстка узеньких улиц, Ваня и Алексей услышали надрывающийся поблизости ещё один вой сирены. И как только машина, резко свернув направо, даже задок занесло, миновала перекрёсток, сидящие в ней, успели посмотреть на приближающуюся милицейскую машину, которая вцепилась как клещ и почти не отставала от них.

Теперь за "Опелем" гнались две машины.

– Слушай, земляк! – обратился Ваня к Лёше. – Значит так, сейчас на ходу выпрыгиваешь из тачки с дипломатиком и убегаешь, куда глаза глядят, а потом исчезнешь из города. А мою половину бабок передашь матери в Ташкенте. Надеюсь, ты сохранил адрес?

– Адрес у меня в записной книжке, но к чему эти разговоры? Может, выпрыгнем вместе? – предложил Алексей.

– Эх! Сколько лет живёшь, а жизнь понять не можешь. Пойми, в данный момент мы с тобой в полном дерьме, и об этом свидетельствует вырисовывающаяся на заднем плане картина, а они просто так от нас не отвяжутся. Сейчас или немного погодя, они всё же нас схватят, и тогда нам не миновать жрать тюремные помои на обед. Сам посуди, одному легче выкрутиться, чем двум, а так, тот, кто на свободе, сможет помочь тому, кто в беде. Как ты считаешь, я правильно рассуждаю?

Лёша промолчал.

– Ты молодой, тебе ещё жить и жить, – сказал Ваня, крутя руль влево, так как далеко впереди, он увидел ещё одну машину с включенной мигалкой.

– Но ведь и ты не старый! – возразил Алексей.

– Хватит базарить, выпрыгивай!

– Ещё увидимся, – бросил Лёша, выпрыгивая из "Опеля" на повороте.

Милиционеры в машинах не заметили, как он откатился в сторону забора, где росла ежевика. Так что для них он уже не существовал.

Отряхнувшись, Алексей побежал, сам не ведая куда, лишь бы поскорее смыться от места вынужденной высадки. Мимо проносились похожие друг на друга полутёмные улочки, проулки, первое время раздавался отдалённый вой сирен, но вскоре и он начал затихать.

Добежав до района, где располагались многочисленные, чаще всего обветшалые и невзрачные дома частного сектора, Алексей остановился у колонки, смочить пересохшее горло и восстановить сбивчивое дыхание.

"Закурить бы сейчас", – подумал Лёша, но сигарет, как назло, не было.

– И это при полном дипломате баксов, ирония судьбы.

Раздался громкий, ужасный взрыв, который даже было видно. В воздухе повис гул, словно извергнулся вулкан: "Ого! Блин, а вдруг с Ваней что-то… Надеюсь, нет. Как же узнать? Как, как? Пойти туда и всё увидеть. Но можно таким образом… Надеюсь, пронесёт…Зато буду спокоен. Знаю, что глупо, но… Я везучий". Он пошёл туда, где недавно отчётливо взвивались языки пламени. Вообще, Лёша плохо знал этот район, в котором сейчас находился, и был здесь один раз в жизни, да и то давно.

Он завернул за угол и увидел в конце недлинной улицы, что спускалась к железнодорожной линии, несколько милицейских машин рядом с полыхающим бензовозом, из которого торчала задняя горящая часть какого-то автомобиля. С пронзительным воем пронеслись мимо него две пожарные машины. Лёша понял, какая была марка легкового автомобиля, что, словно заноза, впилась в бензовоз.

"Надо уходить, – подумал он и отделился от сиреневых кустов. Перебежал на другую сторону. – Нужно найти тихое местечко, где была бы возможность всё тщательно обдумать и взвесить. Но только подальше от этого района. Например, в парк. Он должен быть где-то рядом. Жаль, что сейчас не ночь. Ну, ничего, выберемся".

Алексей дошёл до развилки. Задумался. Наверняка, одна из трёх троп вела в парк культуры и отдыха. Но какая именно, он не знал, поэтому выбрал наугад. Избранный им путь лежал правее остальных и уходил, поднимаясь вьюнком, по откосу холма.

Нервы были на пределе, а проклятые домишки стояли повсюду, и ни одна тропа не выводила к цели. Спросить бы кого-нибудь, да где же, время всё-таки позднее. Часов Алексей не имел, но он прикинул, что уже где-то около трёх часов ночи.

Удача всё же ему улыбнулась, хотя и запоздала. Оказалось, что, когда ему выпало выбирать, он пошёл не той дорогой, которая приблизила бы его к парку. Лёша понял это тогда, когда наткнулся на яркие витрины фирменного магазина местного модельера Надежды Башкировой. Её мастерская находилась на центральной городской улице почти возле парка, в двух кварталах от него.

"Если пойти к Диману через Балашовку, тогда я точно заблужусь. Ведь этот район я вообще не знаю. Троллейбусы спят, а такси поймать – это не миновать идти к парку. Как ни крути, туда я попаду или хотя бы мимо него пройду. Но сначала нужно избавиться от кейса. От пистолета желательно тоже, но так хочется его оставить себе. Может быть, когда-нибудь пригодится. Вот искушение! Придумал. Я его пока закопаю, а потом за ним приду. А вот с деньгами что делать? Ха. Глупый вопрос. Конечно, только с собой. Но их-то во все карманы не напихаешь. Надо срочно найти замену дипломату".

Алексей нашёл ближайшие мусорные контейнеры, и в одном из них он с брезгливостью поднял целлофановый, жёлтый, наполовину заполненный чем-то пакет. Выпотрошил. Ему повезло: в пакете была картофельная кожура. Он шустро перекладывал пачки денег, при этом не забывал их считать. Всего получилось пятьдесят.

"Вау, да я стал богаче на пятьдесят тысяч баксов. Ни хрена себе".

Бросил дипломат в контейнер.

"Если б Ваня был жив, конечно, половина от этой зелени его. А так как нет, то зачем огромная сумма нужна его матушке, которая уже стоит одной ногой в могиле. А я молодой, у меня всё ещё впереди. Понимаю, что жадина. Но не до такой же степени, чтобы не исполнить хоть какую-то часть своего слова".

Палкой подобранной по пути Лёша выкопал между гаражей, небольшую ямку. Пистолет завернул большим носовым платком и поместил во временное хранилище. Закидал землёй, ногами притоптал.

В парке Алёша выбрал скамейку и погрузился в размышления: "До общежития всё равно не доберёшься, да и зачем? До первых троллейбусов осталось всего-то… Уж посижу здесь, отдохну. Холодно, однако. Плохо, когда тебе некуда податься, да ещё в такое время ".

Алексей посмотрел внутрь пакета. Падающий блик фонарного света осветил стопки десятидолларовых банкнот: " А может, они фальшивые? С другой стороны, вряд ли. Не из-за них же клиент сделал заказ. Я согласился бы, если в кейсе лежала сумма, превышающая эту в пять-десять раз. В этом случае был бы резон. А так?! Да ладно, заказы не обсуждаются, либо соглашаешься, либо нет. А вот Антон, чёрт его дери, всегда соглашался. Таков его характер. Любил рисковать. И что из этого? Теперь он мёртвый. Как говорится, судьба у него такая. Жаль, конечно, Ваню. Да и смерть у него была какая-то страшная. От него теперь и мокрого места не осталось. Земля тебе пухом, друг. Хорошо, что менты не видели, как я выпрыгнул из машины и откатился. Они, наверное, думают, что сгорели мы оба. Хотя стоп, погоди, парень, всё не так просто. Какие-то человеческие останки должны сохраниться. Зубы, к примеру, или ещё бог знает что. И найдут только куски Иваненко, а мои будут искать, а пусто, и тогда… В конце концов, у нас же не Америка, у ментов ума не хватит довести дело до конца, но опять же где гарантии, а их то, как раз и нет. Проще всего вернуться обратно в колледж и сделать вид, что ничего не произошло. Но… Да, надо прислушаться к совету Вани. Хрен с этой учёбой. Лишь бы спасти свою шкуру. Да на такие деньги, какие есть у меня, я себе куплю и высшее образование, какое захочу. Главное – из общежития забрать самое ценное для меня. И можно катиться на все четыре стороны. Но вот куда? От родных толку никакого, тёткам я не нужен, с ними только проблемы будут. На родине мне тоже делать нечего, туда путь заказан. Сегодня всё решится. Может быть, Диман какую-нибудь идею подкинет".

От такого потока мыслей Алексей стал заметно уставать, его клонило ко сну. На скамейке спать неудобно, да и менты на утро могли обнаружить. Он заметил густые заросли, в которых можно укрыться. Лёша улёгся прямо на траве. Ему уже приходилось несколько раз ночевать в парке, после танцев, в нетрезвом виде. Так что не привыкать. Несмотря на дикую усталость и холод, уснуть не удавалось. Как только глаза закрывал, тут же вставал образ полыхающей машины. Когда ему удалось задремать, уже начинался рассвет.

7