Звёздный час Донована | Страница 5 | Онлайн-библиотека


Выбрать главу

– Как приятно снова увидеться с вами, мистер Донован, – сказал Бочбр на своем безупречном английском. – Видимо, в данный момент вас нельзя ангажировать?

– В данный момент, нельзя, – подтвердил я.

– Я до сих пор восхищаюсь тем, как вы решили нашу маленькую проблему, связанную с транспортировкой оружия в Малагай, – сказал он. – У вас в английском языке нет аналогичной поговорки: «Каждый день приносит свои плоды».

– Как же, есть. Только вы вряд ли ее поймете, – бросил Хикс.

– Это чисто английский юмор, – сказал я Бочбру. – Чтобы ее понять, нужно быть англичанином. К тому же, она родилась в старые дни мюзик-холла.

– Но ведь вы – американец, мистер Донован.

– А вы – бельгиец, – сказал я. – И поэтому у каждого из нас свои проблемы.

– Вы знаете человека по имени Макларен?

– Нет, – солгал я.

– Он недавно нанес мне визит в Брюсселе, – сказал Бочбр. – Очень интересовался вами и задал множество вопросов. Я подумал, что вы должны об этом узнать.

– Спасибо, – сказал я. – А чем занимается этот Макларен?

– Он представляет собой синдикат, который получает от меня партии оружия, – ответил он. – Заказы небольшие, но они всегда должны быть высокого качества.

– Он вам не сказал, чем вызвано его любопытство?

Бочбр покачал головой.

– У меня почему-то сложилось впечатление, что вы собираетесь броситься в новую аферу и, возможно, именно с Маклареном.

– Нет, вы ошибаетесь, – ответил я. – Напротив, я доволен тем, что мне сейчас не нужно ничего делать.

– А я рад слышать это, – сказал он. – Значит, мне нет необходимости предостерегать вас.

– Предостерегать? От чего?

Он осторожно отпил из своего стакана.

– Я только вчера узнал, что его выставили из синдиката. Он уволен. Меня очень серьезно предупредили об этом, мистер Донован.

– А какой синдикат он представлял? – как бы между прочим осведомился я.

– Группу наемников, – мягко ответил он. – В большинстве случаев они действуют в Африке, но, кажется, их время уже прошло. Весьма жаль. Не люблю терять хороших клиентов.

– Понимаю, – сказал я. – А как вообще идут дела, мистер Бочбр?

– Тяжеловато, – сказал он и пожал плечами. – Только где сейчас легко?

Снова мелодично зазвонил телефон. Хикс снял трубку, а потом знаком показал, что просят меня. Я извинился перед собеседником.

– Это Макларен, – услышал я. – Вы уже читали про взрыв у Вестминстерского аббатства?

– Да, – ответил я.

– Вы заинтересовались моим предложением?

– В какой-то степени.

– Когда мы сможем побеседовать?

– У меня будет время позднее вечером, – сказал я.

– А вы знаете, что эти три подонка разграбили мой бумажник?

– Весьма сожалею. Итак, жду вас к девяти часам.

– Договорились, – ответил он. – Только больше никаких двустволок, хорошо?

– Они ведь больше и не нужны, – успокоил я его и повесил трубку.

Бочбр ерзал в своем кресле.

– Не хочу вас больше задерживать, мистер Донован, – сказал он. – Рад был увидеться с вами.

– А мне всегда приятно слышать, что люди продолжают интересоваться мной, – искренне ответил я.

Он допил свой бокал и поднялся. Я проводил его до двери. Но не успели мы дойти до нее, как она распахнулась, и вошла Мэнди. На ней были меховая шапочка и меховое манто, «скромные» норки, как их называла Мэнди.

– Пол, дорогой, – сказала она. – На улице чертовски холодно. Я бы с удовольствием выпила немножко глинтвейна, чтобы согреть себе внутренности. Как ты думаешь, Хикс сделает мне его, если я его очень вежливо попрошу?

– А почему нет? – Я пожал плечами. – Правда, меня ужасает мысль о его качестве, но ведь ты любишь опасную жизнь.

Она с лучистой улыбкой промелькнула мимо Бочбра и исчезла в гостиной.

– Приятно, что превосходный вкус вам не изменяет, мистер Донован. Я имею в виду женщин, – заметил Бочбр. – Поздравляю!

– Превосходный, но зато чертовски дорогой, – подтвердил я.

– Вкус у меня тоже превосходный, но только я уже не получаю ничего превосходного, – сказал Бочбр. – Он тихо вздохнул. – Видимо, я понемногу старею. Но даже и не такое превосходное тоже дорого.

Я оценивающе посмотрел на Бочбра и решил вызвать его на откровенность.

– Центр синдиката находится в Калифорнии, а руководителя зовут Шелдон Фишер. – Я замолчал, ожидая его реакции на эти слова.

– Зачем же вы солгали мне, мистер Донован, что не слышали о Макларене? – спросил он, но отнюдь не возмущенно.

– Вы же утаили от меня, что из себя в действительности представляет этот синдикат? Мы оба осторожные мужчины, мсье Бочбр.

– Вот теперь вы честны по отношению ко мне. – Бочбр лукаво улыбнулся. – Нетрудно догадаться, что вы хотите вытянуть из меня еще кое-что.

– Скажите, можно ли верить тому, что я услышал о Фишере?

– Без сомнения. За исключением одного, мне ничего не известно о его местонахождении, хотя я не исключаю Калифорнию.

Он вышел в коридор и снова повернулся ко мне, сосредоточенно поглаживая подбородок.

– У каждого из нас есть враги, – немного помедлив, заговорил он, – но Фишер приобрел их целую кучу. Я не спрашиваю вас, мистер Донован, намерены ли вы предпринимать что-либо против него, это меня не касается. Но все-таки вам следует знать, что кое-кто уже делал такого рода попытки, но все они заканчивались поражением. Мне и сейчас известны люди, которые продолжают вынашивать подобные замыслы. Думаю, им не понравится ваше вмешательство, тем более что вы не профессионал, а любитель, если позволите мне сделать такое сравнение.

– И вы можете кого-то назвать?

– Например, есть женщина, богатая, красивая и опасная. Зовут ее, кажется, Колетт. Так вот она решила уничтожить Фишера, когда получила известие о гибели своего брата во время одной из его операций.

– Кем был ее брат?

– Насколько я знаю, довольно рядовой человек. – Он пожал плечами. – Несчастный прохожий, ставший жертвой чужих интересов. Я с этой Колетт лично не знаком, но ко мне в бюро приходил ее человек, чтобы навести справки о Фишере.

– И вы ему что-нибудь сказали?

– Все, что знал, правда, знал я немного. – Он прищурился, глядя на меня. – Думаю, на моем месте никто бы не рискнул играть в молчанку. Поверьте, весьма неприятно, когда приставляют нож к вашей сонной артерии.

– У него наверняка тоже было имя?

– Имя было, но скорее всего не настоящее. Высокий блондин, похож на немца, только акцент у него не немецкий. К сожалению, тут не могу ничем вам помочь.

– Вы уже помогли мне достаточно, – сказал я.

– А дни Макларена уже сочтены, – продолжал он. – В таких случаях Фишер не заставляет долго ждать.

– Мне такая мысль тоже приходила в голову, – признался я. – Очень мило, что вы меня посетили, мсье Бочбр.

– Я должен был это сделать, – сказал он. – Возможно, я удалюсь от дел, мистер Донован, не могу отказаться от мысли, что становлюсь старым для этого.

Я закрыл за ним дверь и вернулся в гостиную. Хикс мрачно уставился на меня из-за бара.

– Ей подать глинтвейн, видишь ли! – заявил он с презрительной гримасой. – У нее, наверное, в башке не все дома, если она воображает, что я буду…

– Налейте ей полбокала портвейна, а остальное дополните горячей водой из-под крана, – предложил я. – Она все равно не заметит разницы.

– И добавлю ей ложку кайенского перца. – Мрачное выражение сразу исчезло с его лица. – Это уже будет настоящий глинтвейн!

– Кстати, к девяти должен подойти Макларен, – напомнил я.

– У вас тоже не все дома, коллега.

– Бочбр слышал от Фишера, что Макларен больше не работает на его организацию.

– Таким образом, спокойной ночи, Макларен.

Хикс взял бокал с портвейном и направился в сторону ванной.

– Надо угостить Мэнди глинтвейном.

Через какое-то время он вернулся со смущенным видом.

– Женщин всегда очень трудно понять, – тихо сказал он. – Она сочла, что это божественный напиток, и хочет иметь его рецепт.

– Что она делает в настоящий момент? – спросил я.

– Стоит в одном белье и вливает это пойло в свою глотку.

– Со стороны Бочбра действительно было очень мило предостеречь нас в отношении Макларена, – сказал я. – Одно мне пока непонятно: явился ли он к нам по собственному побуждению или кем-нибудь послан?

– Послан?

Я рассказал Хиксу о женщине, которая якобы имеет зуб против Фишера, и о том, как ее человек устроил допрос Бочбру.

5