Чудо-бальзам и медно-серебряный ионатор. Рецепты самостоятельного изготовления бальзама Родимина | Страница 1 | Онлайн-библиотека


Выбрать главу

Евгений Михайлович Родимин

Чудо-бальзам и медно-серебряный ионатор. Рецепты самостоятельного изготовления бальзама Родимина

Галеновы препараты ХХI века

Несомненно, что первые вещества, которые первобытные люди стали использовать в качестве лекарств, имели природное происхождение. Среди них наверняка были целебные растения. И в настоящее время фитотерапия привлекает огромное внимание, причем не только целителей, передающих рецепты и сборы трав из поколения в поколение, но и профессиональных специалистов – врачей. Дело в том, что активные вещества растений на сегодня достаточно хорошо изучены – этим занимались медицинские системы различных народов с незапамятных времен, – а поэтому их влияние на организм человека, как правило, легко прогнозируется и не преподносит неожиданных сюрпризов в виде тяжелых осложнений, как это случается при употреблении синтетических лекарств.

Заслуга Е. М. Родимина в том, что он нашел оригинальный способ приготовления галеновых препаратов (галеновы препараты — это лекарственные средства из растительного и животного сырья), эффективность которых официально подтверждена Государственным центром контроля за качеством лекарств. Бальзам, который предлагает Родимин, – это не просто прописи из трав, а именно новый способ их приготовления из растений в домашних условиях и без особых финансовых затрат.

М. П. Николаев,

доктор медицинских наук

профессор клинической больницы им. С. П. Боткина,

Москва

По данным экспериментальных исследований, фитопрепараты благодаря своей биологической активности и отсутствию противопоказаний имеют большое будущее в медицине.

В. И. Кулаков, академик РАМН

«Не привыкайте к чудесам»

Эти стихотворные строки Вадима Шефнера приходят мне на ум всякий раз, когда я вспоминаю некоторые факты из собственной биографии.

В теперь уже далеком 1960 году ученик 4-го класса Женя Родимин попал под машину. «Победа» проехала всеми колесами по его груди и ногам. Насмерть перепуганный водитель выскочил на брусчатку, взял ребенка на руки и отвез в больницу. Проведя оперативное медицинское обследование, – а я рассказываю историю о себе, – врачи не обнаружили даже признаков повреждений у пострадавшего от ДТП и в тот же день сдали меня с рук на руки полуживой от переживаний матери. А у несчастного водителя от нервного стресса случился инфаркт.

Это происшествие мне запомнилось навсегда. Нет, не страхом, что я мог тогда погибнуть, а необъяснимостью происходившего. После удара машиной мне вдруг показалось, будто я стою на тротуаре и с любопытством наблюдаю себя, падающего на брусчатку, со стороны. Время стало каким-то вязким, вся сцена происходила в замедленном темпе. Пока на меня наваливался капот автомобиля, я успел подумать, что хотел бы иметь такой же. Как-то с ленцой подумал и о том, что не стоило бы умирать в такой теплый день. Затем, когда мою грудь переезжало переднее колесо, я с интересом рассматривал фрагменты рисунка его протектора. Мелькнула мысль: «Пальто испачкал и порвал – мама заругает». А когда наезжали задние колеса, я представил себе, как, наверное, сильно волнуется водитель. И – не ошибся!

Лицо шофера, когда он заглянул под колеса, резко ударив по тормозам, напоминало зеленые листья салата, выращиваемого моими родителями на даче. Я понял, что надо подать голос, иначе дядя сомлеет. Но что сказать? Захотелось выразиться как-то по-особенному, по-взрослому. Вдруг на ум пришли запретные для нас – мелюзги – слова, которые позволяли себе хулиганы-старшеклассники, покуривая в туалете.

И я выругался, при этом опять-таки внимательно наблюдая за реакцией водителя: надерет уши или нет? По его расцветшему от радости лицу понял, что мое бранное слово прозвучало, как пение соловья. «Живой!» – это все, что он смог произнести.

Неделю я кайфовал, отлынивая от занятий в школе, притворялся больным: «Все кости ломит». Мать верила, зная обо всем случившемся от очевидцев и врачей, и жалела меня.

Но вот миновала неделя, и оставаться в постели без серьезных, настоящих причин нездоровья казалось стыдным. Я пошел в школу. А по дороге мечтал, что хорошо бы снова «разделиться», как во время аварии. Одна моя часть пусть учится, так уж и быть, а вот другая… другая делала бы что хотела: читала интересные книжки, смотрела кино с утра до вечера. Вот это была бы жизнь!

И чудо случилось. Не знаю, каким образом, но при сильном желании я раздваивался и мог одновременно находиться в разных местах. Теперь в изотерической литературе это, кажется, называется пребыванием в астральном теле.

Так продолжалось года три. Пока одна моя часть сидела в школе на уроках, другая не пропускала ни одного фильма (в том числе и не рекомендованных до 16 лет!) и перечитала всю районную детскую библиотеку. Кстати сказать, в школе я особым прилежанием не отличался, и единственная пятерка в аттестате была именно по литературе.

Примерно в седьмом классе моя замечательная способность раздваиваться пропала. Но появилась новая и такая захватывающе интересная! Теперь уже мне снились необычные сны, где присутствовали какие-то странные конструкции, чертежи, аппараты. Просыпаясь, я размышлял об увиденном, но никак не мог понять, в чем его суть. Это вызывало в душе беспокойство. И вот однажды, после очередного сна, в каком-то порыве я сел за стол и нарисовал увиденное во сне. Запечатал конверт и отправил в Москву, в патентное бюро. Ждал ответа первые недели две-три, а потом забыл об этом. Но спустя год из Москвы пришел пакет. Я вскрыл его и узнал, прочитав послание, что стал изобретателем: в конверте находилось авторское свидетельство на изобретение «магнитофон-авторучка». Но прилагаемая к документу схема лишь отдаленно напоминала некогда отосланный мною рисунок. Вероятно, «патентные дяди», как и я сам, не смогли разобраться в схеме и предельно упростили ее. Только спустя почти 40 лет я понял, что мой рисунок отражал устройство сканера, используемого в современных технологиях. А в мои школьные годы, когда о компьютерах в СССР почти ничего толком не знали, о создании такого устройства и речи не шло.

Поскольку, повторяю, в школе меня не интересовал ни один предмет, а увлекался я спортом и к 17 годам стал кандидатом в мастера, то и жизненная дорога моя фактически была предопределена. Я поступил в Львовский институт физической культуры.

Мать опасалась, что меня отчислят за неуспеваемость: кроме зачетов по спортивным дисциплинам требовалось сдавать зачеты и экзамены по теоретическим предметам. Но тут опять открылись новые интересные способности! Стоило мне лишь перелистать учебник или прослушать хотя бы вполуха лекцию – я сдавал любой экзамен на «отлично». Так я неожиданно для себя и для родителей стал отличником учебы и даже получал повышенную стипендию.

За дипломную работу, тема которой пришла ко мне во сне, взялся я только за два месяца до сдачи. Но написал так, что ее представили на Всесоюзную научную конференцию и она заняла первое место. После этого мне предложили работу в Москве.

Сейчас мои книги читают тысячи людей, на основе моих методик защищают диссертации врачи, а устройство используют на Земле и в космосе. Но еще десяток лет назад я и не предполагал, что у меня вдруг откроется дар изобретательства, посредством которого я стану помогать врачам лечить людей. Ни к технике, ни к медицине я отношения никогда не имел. И вдруг словно озарило!

А дело было так. В 1986 году осенью, в конце октября, поехал я с друзьями на охоту в Медыньский район Калужской области, где один из приятелей владел домом в заброшенной деревне. Только красота засыпающей перед зимой природы искупала огорчение от того, что в первый день охоты мы не обнаружили даже признаков дичи. Все живое вокруг куда-то попряталось. Не было даже сорок и ворон. К вечеру, раздосадованный, я спросил приятеля, нет ли поблизости хоть какого-нибудь болотца, чтобы покараулить уток на вечерней зорьке. Тот ответил, что да, прямо за деревней есть болотина и утки иногда налетают, так что если хочешь, сходи. Я и пошел. Всю зорьку прождал их напрасно. Не заметил, как стемнело, взошла луна. Я все еще на что-то надеялся и встал лицом к луне, чтобы увидеть на ее фоне утку. Стоял и ждал. И вдруг увидел, что передо мною падает моя собственная тень. Но луна-то светит мне в лицо! Значит, сзади появился какой-то другой источник света, более сильный. Я оглянулся и с изумлением увидел высоко в небе светящийся шар. Тот висел неподвижно и освещал местность серебристым светом. Пока я раздумывал, что это могло быть, послышался шум утиных крыльев. Как азартный охотник, я тут же забыл про шар и изготовился к стрельбе. Но поздно: утка уже скрылась из поля зрения. Я вернулся в дом, даже не вспомнив о странном объекте в небе.

1