Султанша-креолка | Страница 8 | Онлайн-библиотека


Выбрать главу

– Ваше Величество сказали сами: это эмигрант. Враг Наполеона!

– Но он француз. И в глазах моего сына только это имеет значение. Нельзя требовать, чтобы он жертвовал своим народом ради помощи эгоистичному властителю, который вспоминает о нас только тогда, когда ему что-то нужно.

Наступило молчание, во время которого Марианне стало ясно, что ее миссия терпит крах. Она была достаточно порядочна, чтобы легко понять справедливость мотивов султана и его матери. Они оказались не только обоснованными, но и достойными уважения. И она уже давно по собственному опыту знала глубину эгоизма Наполеона. Если не произойдет чудо, как сказала Нахшидиль, турки вот-вот попросят мира, и Парижу необходимо предупредить это как можно скорее.

Понимая, что настаивать бесполезно, даже грубо, после проявленного к ней доброжелательства, она отказалась продолжать дискуссию хотя бы этой ночью. Необходимо обсудить это с послом. И затем она почувствовала себя невероятно усталой.

– Если Ваше Величество позволит, – прошептала она, – я хотела бы вернуться…

– Конечно, но не в таком же виде!

Опять заискрившись весельем, султанша отдала короткие приказы, и чуть позже Марианна, превратившись в османскую принцессу в сказочном костюме цвета зари, полностью расшитом золотом, к которому властительница с императорской щедростью добавила пояс, колье и серьги с жемчугом и рубинами, с некоторым трудом склонилась в последнем реверансе под почтительными взглядами Кизлар-аги и чудом возникших придворных дам.

– Мы скоро снова увидимся! – заверила Нахшидиль, с ободряющей улыбкой протягивая руку для поцелуя. – И не забудьте, что завтра вечером вас будут ждать там, где я сказала! Относительно остального можете полностью довериться нам, я думаю, что вы будете довольны…

Не собираясь объяснить смысл последних слов, показавшихся Марианне немного загадочными, султанша исчезла в глубинах киоска, сопровождаемая голубым облаком прислужниц, а ее гостью учтиво проводил до носилок высокий черный евнух.

В то время как, покачиваясь под ритмичные шаги носильщиков, Марианна снова пересекала сады, направляясь к берегу моря, она пыталась привести в порядок свои мысли и подвести итог прошедшей встречи. Это было нелегко, так как в ее сознании смешались такие противоречивые впечатления, как признательность, разочарование и беспокойство. Несомненно, она потерпела неудачу в политическом плане, полнейшую неудачу, и даже не хотелось думать, как воспримет Наполеон эту новость. Но она также чувствовала, что исполнила свой долг до конца, и не испытывала ни сожаления, ни угрызений совести: при настоящем положении вещей никто не смог бы добиться большего, и она охотно соглашалась с валиде, что Наполеон мог бы заняться Турцией до того, как ее армия дошла до последнего предела. Посылка экспедиционного корпуса имела бы гораздо более важные последствия, чем защитительные речи неопытной молодой женщины…

Она решительно отмела все мысли о политическом положении и задумалась о своем ближайшем будущем. Несмотря на реальную опасность, которая подстерегала ее следующей ночью, Марианна увидела теперь свет в конце туннеля, в котором она блуждала на протяжении недель, и не могла не посчитать его счастливым предзнаменованием для грядущих дней… Когда кошмар исчезнет…

Но она внезапно почувствовала, что ей все трудней размышлять. Усталость и волнение этой бессонной ночи присоединились к покачиванию носилок.

Там внизу, к востоку, за холмами Скутари, небо побледнело и ночь стала серой. День приближался. Поднимавшаяся из садов и от моря влажная свежесть заставила Марианну вздрогнуть и съежиться. Если при прибытии ей было невыносимо жарко, теперь она начала почти мерзнуть и благословила одеяние, в которое ее облачили. Покрепче укутав плечи, она умостилась среди подушек и, отказавшись бороться со сном, закрыла глаза.

Когда она снова открыла их, над нею нависал готический портик посольства, и она поняла, что проспала всю дорогу. Но этот короткий сон требовал продолжения, и, в то время как янычары возвращались к Галатской лестнице, она поспешила войти в вестибюль под осуждающим взглядом мажордома, более шокированного, чем взволнованного, роскошью ее нового наряда.

Он холодно проинформировал, что «Его Превосходительство и господин виконт провели ночь в салоне, где они все еще ожидают Ее Светлейшее Сиятельство».

Торопясь попасть в свою постель, Марианна хотела пройти мимо и отложить на более позднее время объяснение, безусловно, продолжительное; но утомительное ожидание, на которое обрекли себя достойные мужи, являлось таким веским доказательством их дружелюбия. Должно быть, они исходят нетерпением и беспокойством! Не зайти к ним – значит проявить неблагодарность. Она со вздохом направилась в салон.

Но когда она открыла дверь, представившееся ее глазам зрелище заставило ее сострадательно улыбнуться: расположившись друг против друга за небольшим столом с великолепными хрустальными шахматами, в глубоких креслах с подушками, Латур-Мобур и Жоливаль мирно почивали. Один, спрятав лицо в складках пышного галстука, поднявшегося до ушей, с очками на кончике носа, другой – изящно опершись щекой о руку, со слегка вздрагивающими под дыханием усами, но оба мелодично похрапывали, только в разных регистрах. Они так уютно спали, что молодая женщина отказалась от намерения нарушить их покой.

Марианна тихонько закрыла дверь и, строго приказав мажордому не тревожить уснувших господ, на цыпочках прошла в свою комнату, решив хорошенько отдохнуть перед испытанием, ожидавшим ее следующим вечером…

Безусловно, по логике вещей ей следовало немедленно передать послу каждое слово султанши, чтобы он смог тут же послать в Париж подробный рапорт. Если Наполеон так рассчитывает на османскую поддержку, может быть, он и решится направить военную помощь, единственное, что способно ослабить английское влияние…

Но сама она в это не верила, а у Латур-Мобура на этот счет было, она не сомневалась, не больше иллюзий, чем у нее.

– Поживем – увидим! – в виде утешения сказала она себе.

Глава II

Соловьиный ручей

Приехавший с наступлением сумерек во двор посольства Франции экипаж оказался небольшой, ярко раскрашенной арбой с зелеными бархатными занавесками, как у многих жен богатых галатских купцов. Ее тянул празднично украшенный красными помпонами мощный мул, а на козлах сверкал белками глаз маленький чернокожий кучер с курчавыми волосами.

Спустившаяся из этого экипажа женщина напоминала призрак. Закутанная с головы до ног в зеленую суконную паранджу, она скрывала лицо под плотной газовой чадрой, без которой ни одна турецкая дама не посмеет показаться вне дома.

Марианна ожидала в вестибюле, одетая так же, с той только разницей, что ее паранджа была фиолетовая, а чадра отсутствовала. Вместе с Жоливалем она спустилась к экипажу, возле которого неподвижно стояла женщина. Однако, увидев, что ту, за кем она приехала, сопровождает мужчина, европеец, она молча поклонилась и протянула бумажный свиток, перевязанный шнурком с синей печатью. Затем она выпрямилась и спокойно начала ждать, пока с ним ознакомятся.

– Что это еще такое? – проворчал виконт, взяв фонарь из рук слуги. – Неужели надо столько писанины ради того, что вы хотите сделать?..

С самого утра, обычно уравновешенный, он был в отвратительном настроении. Эта экспедиция, в которую бросалась Марианна, в высшей степени не нравилась ему и даже вызывала страх. Мысль, что его юная приятельница, почти дочь, готова отдать свое здоровье, а может быть, и жизнь, в чужие руки, выводила его из себя. Он даже не дал себе труда скрыть ни раздражение, ни беспокойство.

– Вы совершаете форменное безумство, – возмущался он. – Насколько я готов был помочь вам на Корфу, когда эта злополучная беременность только начиналась, настолько теперь я осуждаю вас! Не из принципа, до которого нам нет дела, но потому, что это опасно!

Марианна напрасно старалась переубедить его: Аркадиус готов был использовать любые средства, чтобы помешать молодой женщине отправиться к Ревекке. Ему даже пришло в голову просить Латур-Мобура объявить посольство на осадном положении или же запереть Марианну на три оборота в ее комнате и выставить охрану под окном. Но вполне вероятно, что посол посчитает его не в своем уме. И затем, было бы жестоко нарушить ту прояснившуюся атмосферу, в которой ныне пребывал неудачливый дипломат.

8