Бродяги. Отмеченные Зоной (сборник) | Страница 7 | Онлайн-библиотека


Выбрать главу

У хижины на окраине повторилась нервозная пауза – еще один страж почуял неладное. Видя, что он уходить не собирается и выжидает, Хмырь швырнул в сторону попавшийся под ноги камень. Проскочив мимо отвлекшегося часового, сталкеры оказалась в относительной безопасности за пределами стойбища.

Темный коридор с множеством ответвлений после поселка подземников казался почти уютным.

– Давай-ка передохнем, – предложил Хмырь укрыться в ближайшей комнате, – что-то мне не по себе от этой деревеньки стало.

Терем мгновенно согласился. Отдыхали они в полном молчании. Фонари из безопасности и бережливости по-прежнему оставляли выключенными. Время от времени доносился гомон со стороны стойбища. Терем старался раньше времени не гадать об обратном пути: по его мнению, им просто повезло.

– Куда дальше двинем? А, Терем?

– А как же выбранные ранее пути? Ты вроде бы не колебался.

– До этого шел на инстинкт, а теперь ему нужно отдохнуть.

– Странная логика, ну да ладно.

– Так какое мнение? Не насчет логики.

– Наверное, стоит держаться центрального коридора. Если здесь было что-то важное – то под него явно выбрали помещение больше этих комнатушек. Не знаю точно, что же мы все-таки тут ищем – мы ведь цепляемся за любые намеки на тот кристалл, который решили считать связанным с заварухой. И все со слов Груббера, что хронологически начиналось здесь…

– Ладно, понял тебя. Еще десять минут отдыха и продолжаем.

Перед тем как двинуться дальше, Хмырь поставил мелом метку – решение, контрастирующее с хаотичными блужданиями наверху.

Коридор тянулся недолго и вскоре разбился на два. Хмырь сперва двинулся нижним, но через минуту предпочел вернуться и пойти другим. Порой в стенах встречались обширные проломы, ведущие или в другие помещения, или в земляные ходы. Терем слабо разбирался в быте обитателей подземелий, но проломы на их работу не походили – подземный мир населяли и другие твари. Удивляло отсутствие аномалий. Хотя, возможно, тут не было привычных, набивших оскомину, а здешние не фиксировались приборами и органами чувств.

Еще один короткий спуск окончился просторным залом, где внимание сразу привлекала массивная дверь на половину стены. Даже зрительно ощущаемая прочность намекала, что за ней скрыто нечто важное. Рядом с вратами приютилась дверь поменьше, украшенная панелью доступа.

Терем забормотал молитвы всем богам сразу, чтобы техника работала. Провидение словно знало, что двое странников явятся сюда – панель доступа оказалась целой.

Карта доступа проехалась по щели на железной коробке. Панель заскрежетала, заражая этим звуком и дверь. Засверкали наполовину ослепшие лампы. Терем беспокойно оглянулся – звук был громким в той степени, чтобы заинтересовать подземников или что похуже.

С утробным скрежетом дверь распахнулась до середины, а затем застряла. Хмырь поспешил протиснуться, Терем не отставал. Свободно он вздохнул, лишь когда дверь вновь захлопнулась.

Нижняя часть комплекса площадь занимала небольшую, но здесь у законспирированного объекта было сердце. От большого проходного помещения отходило несколько меньших.

– Отдохнем, – внезапно предложил Хмырь, – похоже, мы тут надолго застрянем.

Сидя на трещащем стуле и шаря фонариком, Терем сразу заметил, что этот участок подобно другим уровням не бросили в спешке. Вертелась смутная догадка, что данный плацдарм науки исправно работал, пока остальной комплекс отдали на растерзание времени и тлену. Уцелела мебель и аппаратура, бумага возвышалась ровными кипами. Если бы не пыль, могло показаться, что персонал собирался вот-вот вернуться на места.

– Ну, начнем нашу экскурсию, – проговорил Хмырь. – Осмотрим для начала в общем, деталями займемся позже.

Два помещения вмещали богато обставленные лаборатории. Оборудование советского производства ржавело по соседству с продуктами западных стран. Среди производителей значились США, Германия и Япония. Набор аппаратуры не наводил на мысли о характере здешних изысканий.

Следующая комната скрывала десяток пустых резервуаров. На лабораторном столе обнаружилась емкость с некой зеленоватой жижей. До поры до времени Хмырь убрал емкость в рюкзак.

Последнее помещение служило архивом, к большому облегчению незашифрованным. Обширность данных не оставляла надежды на полный охват. Первооткрыватели сговорились начинать с разных концов: Хмырь взялся за стеллажи с последними датами, Терему досталось самое начало.

Бумаги свидетельствовали о начальных этапах работы. Автор с ничего не говорящим именем выражал сомнения в осуществимости задуманного, при этом цели работы не называя. Но было понятно – комплекс действовал еще после Катастрофы на КАЭС.

Другие отчеты содержали поток абсолютно пустых для сталкера терминов и описания трудностей при проведении опытов, оказавшихся для Терема тайной за семью печатями. Он с тоской взглянул на ломящиеся от макулатуры стеллажи. Папка, наугад вытянутая из середины, оказалась лабораторным журналом, состоящим из таблиц. Терем в отчаянии охватил взором фронт работ. Не могут же все эти полки быть забитыми абстрактными рассуждениями!

– Ни черта ж себе! – отвлекло восклицание Хмыря.

– В чем дело?

Хмырь ухмыльнулся самой нехорошей улыбкой и указал на раскрытую папку.

– Что там? Не томи душу, рассказывай, – настаивал Терем, при этом понимая, что некоторые вещи лучше не знать.

– Они здесь занимались генной инженерией, – перешел Хмырь к сути, – проект «Единство». Тут, похоже, собрали ученых со всего бывшего совка и зарубежья на создание существа абсолютно нового типа. И разумеется, заказчиком был некий военно-промышленный комплекс, у которого хватало средств на разворачивание исследований и их поддержание на плаву. Такое себе могут позволить правительства нескольких стран, Америка и Россия, например, или какая-нибудь транснациональная корпорация, выполняющая заказ одного из министерств обороны… Или нечто имеющее деньги и власть, прячущееся в тени…

Терем скорчил недовольную мину: в отличие от ментора, он в мировые заговоры верить отказывался.

– Так что именно они тут делали?

– Не совсем они – основную работу выполняла сама Зона, – глаголил Хмырь.

– В смысле?

– В смысле они наблюдали, как Зона изменяет ДНК изначальных видов. Огры, орясины, подземники, упыри – вспомни, что там плел Платонов, в обычной природе такие изменения генокода заняли бы тысячи лет даже под добротными дозами радиации. А Зона сделала это за считаные годы. Яйцеголовые наблюдали и пытались это повторить в лабораторных условиях. Но ничего не выходило, и тогда кому-то из них пришла интересная идея – дать Зоне работать самостоятельно, а самим лишь направлять процесс. И это сработало. Вот тогда работа закипела…

Хмырь перелистнул несколько страниц, как нетерпеливый читатель, которому хочется узнать концовку раньше, чем того желает автор.

– У меня не поворачивается язык как-нибудь окрестить созданное существо, сами труженики проекта наименовали его «Симбионтом».

– Что-то бактериологическое?

– Нет, белохалатные решили на мелочи не размениваться. Это существо… Некоторые его части размером с человека, а некоторые, судя по описаниям…

– Что ты имеешь в виду?

– Оно состоит из нескольких существ…

– Типа коллективный разум? Как у общественных насекомых? То есть одним приказом контролируется сразу вся стая?

– Нет-нет-нет – все намного интересней и пугающе, – прервал Хмырь, – все эти существа не объединены общим разумом: они сами – одно целое. Как органы одного организма, причем каждое существо, как орган, имеет свои определенные функции.

– Еще раз, – захотел услышать положение дел Терем, отвлекая Хмыря от дальнейшего штудирования фолианта.

– Единое создание – симбионт, состоящий из нескольких существ-органов, – проговорил тот скороговоркой чуть раздраженно, – по третьему разу не надо? Какая-то эмпатическая связь или что-то такое, черт в этом ногу сломит.

– А как он связан со всеми этими происшествиями? Это ведь его работа?

– Именно. Симбионт сам по себе, управлять им никто не может, выбрался из заброшенного комплекса. Судя по тому, что я прочел, – их выращивали в тех кристаллах, что видели мы и Груббер. Непонятно только, что заставило ученых свернуть исследования и бросить существо здесь. Но оно очнулось и смогло выбраться. А его дальнейшая активность тут примерно описана: ему нужны новые органы, а следовательно, и биоматерия на создание органов. Вот так, Терем, и объясняется нападение на лагеря, сталкеров-одиночек и других существ…

7