Бродяги. Отмеченные Зоной (сборник) | Страница 6 | Онлайн-библиотека


Выбрать главу

V

– Терем, что бы ты ни увидел или подумал – держи при себе, наши жизни будут висеть на волоске.

Слова свидетельствовали, что они уже близко.

Хмырь явно торопился и при этом осторожничал сверх меры. Он регулярно проверял сообщения о движении стай мутантов и угрозе внепланового выброса. Терема так и подмывало спросить: если мы идем на смерть, то какая разница, придет она здесь или в подземном схроне?

Безликий ужас, что держал Зону в страхе, о себе знать не давал. В сеть не поступало сообщений о гибели сталкерских лагерей, в миграции мутантов не наблюдалось признаков панического бегства, недельная смертность не превышала нормы. Или разыскиваемый феномен затаился, или перебрался в глубокую Зону. Или принял другие формы.

Путешествие окончилось в не слишком отдаленной, но дикой части Зоны. В глаза бросились многочисленные проломы, которые упоминал Груббер. По одному из них, видимо, он и проник в комплекс. Ничто не свидетельствовало, что под твердью земной укрыт секретный объект. Ни надземного уровня, ни следов дороги – вход можно искать и подле Мутных вод, и за Лихолесьем.

Перспектива спускаться под землю не вызывала теплых чувств, тем более что Хмырь решил не прибегать к услугам профессионального диггера. Оставалось надеяться, что он знает, что делает.

По пути Терем размышлял: не знает ли Хмырь больше, чем показывает? Но каждый раз отвечал отрицательно: была лишь тонкая нить, и не имевший других зацепок Хмырь отчаянно держался ее.

– Ну, Терем, принимаемся за поиски.

– Что ищем?

– Норы подземников.

Беглый осмотр выявил сразу несколько. Очевидно, под холмами поселилось такое множество подземников, что они могли не скрывать входов в жилища. Вновь пришло на ум, что это чистое безумие.

– Готов?

– Да. – Оставалось удивиться, как эти слова дались легко.

Поправив прибор ночного видения, Хмырь нырнул в лаз, достаточный для человека с рюкзаком и винтовкой за плечом. Оставалось догадываться, зачем жителям глубин столь просторные хоромы; хотя они могли освоить пристанища более крупных тварей – о них молодой сталкер предпочитал не думать.

Спуск сперва шел ровно, а пронизанные кореньями земляные тоннели казались надежными. Терем вдруг подумал, что совершенно не представляет, где они. Перспектива после многочасовых блужданий вылезти на поверхность рядом с проломом, через который они вошли, казалась из всех возможных самой безобидной. ПДА извещал владельца о невозможности установить местонахождение.

Спуск закончился, и лаз начал обильно ветвиться. Хмырь не сбавлял шага. Со стороны казалось, словно путь выбирается наугад, в надежде, что все дороги ведут в один конец.

Чутье, похоже, Хмыря не подводило. Стены стали казаться необычайно тонкими, а пространство вокруг наполнилось нестройной симфонией шорохов и клацаний. На одном из перекрестков Терем мог уверенно сказать, что за каменной преградой протекает подземный источник, да и коридор выглядел так, словно его вымыли подземные воды.

Коридор уводил в сторону, шум потока сменился басовитым механическим гулом.

– Неужели все? – пробормотал Терем.

Но тоннель вдруг резко взмыл, и они оказались на краю большой естественной пещеры. Стоило оказаться под темными высокими сводами, чувство страха достигло пика. Если бы не кромешный мрак, то мир всенепременно бы покачнулся. Терем ощутил, как подкашиваются ноги, а к горлу подступает тошнота.

– Только не сейчас, – обернулся Хмырь.

Терем сбросил рюкзак и, тяжело дыша, прислонился к сырому камню.

– Ну же, приходи в себя, – подошел Хмырь. – Вдох и выдох. Считай до четырех. Ну же, соберись. Давай.

Звучало просто, но не помогало. Он не мог побороть ужас, который навевал замкнутый подземный мир. Хмырь терпеливо ждал, скрестив на груди руки; бывалый сталкер давал молодому спутнику время освоиться. Но сколь тот ни старался – ничего не выходило.

Чувство страха вдруг разбавилось привкусом опасности.

Глаза, уже успевшие освоиться, заметили за спиной Хмыря движение. Поколебавшись меньше мгновения, Терем бросился вперед, одновременно включая погашенный из экономии фонарь. Хмырь, мгновенно осознав, что происходит, со всей прытью отскочил.

За вспышкой света раздался приглушенный крик и низкий грохот. Невысокая коренастая фигура, отчаянно вопя, прикрывала глаза, обожженные искусственным светом. Терем пистолет только нашарил, когда Хмырь открыл огонь. Существо в лохмотьях скосил свинцовый шквал. Подойдя к бьющемуся телу, сталкер для верности дослал несколько пуль.

– Ты в порядке?

– Почти.

Вспышка опасности развеяла страх. Тот, конечно, не исчез, но скрылся на периферии сознания. Терем забросил за спину ранец:

– Пошли, что ли.

– Пошли, кто знает, сколько их поблизости.

Терем бросил взгляд на подземника: кряжистая гуманоидная фигура в грязных окровавленных тряпках. Рядом, почти надгробие, прикорнула каменная глыба – свидетельство, какими грузами могут манипулировать карлики посредством телекинеза.

Перед Теремом вновь развернулись тоннели, настолько однообразные, что не оседали в памяти. Вернулся страх замкнутых пространств, отступивший после стычки. Пугали уже не запутанные ходы, а неизвестность.

Хмырь же если и испытывал подспудный страх, то умело скрывал это даже от себя.

Выбранный тоннель окончился проломом в полу. Посветив, Терем увидел идущий на три метра ниже вполне привычного вида коридор. Что они могут повстречать в забытом комплексе, он старался не думать.

– Не спеши радоваться, – выступил Хмырь в роли гласа рассудка, – я себе представляю, сколько там подземников гнезда свили. Будь наготове, но не стреляй, пока они нас сами не обнаружили. И выключи фонарь – там достаточно света.

Хмырь бесшумно сиганул вниз, и Терем, выключив фонарь, последовал за ним.

Света внизу действительно хватало. Немногочисленные уцелевшие лампы источали блеклый мерцающий свет, но после тьмы наверху он не казался пугающим. В тишине потрескивало электричество.

С одной стороны коридора был завал, другой конец завершался лестницей – выбора не предполагалось.

Спуск вывел в огромный колонный зал, откуда вывезли все ценное, так что о назначении оставалось догадываться. Теперь же тут свили гнезда карлики.

Из-за густого мрака и размеров помещения Терем понял далеко не сразу, чем являются многочисленные угловатые пятна. Лишь приблизившись, он узнал в угловатых фигурах примитивные лачуги, сооруженные из ящиков, арматуры и камней. Перекрикиваясь гортанными стрекочущими голосами, подземники занимались рутинными делами: несколько карликов совместными телепатическими усилиями сооружали из массивных обломков еще одно жилище, другие свежевали человечину. И, конечно же, бродили по краям стойбища, вглядываясь в полумрак, часовые.

– Прям утопия какая-то, – присвистнул Хмырь, – только не шуми.

Вернувшись на лестницу, он некоторое время с пролета наблюдал за устройством лагеря и маршрутами дозорных, пытаясь увидеть в передвижениях некую закономерность. Нашел или нет, осталось вопросом открытым, но Хмырь сорвался с места и поманил за собой.

Против ожиданий, Хмырь двинулся не по краю, а через стойбище. Вариант рискованный, но вполне логичный – к темным углам обитатели подземелья будут и присматриваться дотошней.

Хмырь крался мимо жилищ, обходя скопления поселенцев и открытые участки.

По сознанию молотом ударил страх, когда они сделали вынужденную остановку, схоронившись за нагромождениями разного хлама. Подземник-часовой остановился рядом и недоверчиво осмотрелся, словно почуял чужаков. Терем покосился на старшего товарища – тот замер, прислонившись к стене.

Сам Терем думал о количестве домов в поселении: сколько обитателей попалось на глаза и сколько еще скрывалось во мраке. По приблизительным подсчетам карликов здесь обитало больше полусотни. Подземное царство оказалось куда многочисленней, нежели думали иные скептики. И такое поселение могло быть не единственным. Не хотелось думать, что случится, если однажды они массово вылезут на поверхность.

Подземник-часовой протопал так близко, что сталкер чуть не охнул, но вовремя сдержался. Стоило только карлику отвернуться, как Хмырь тут же юркнул в просвет между досками.

Внимание Терема привлекла деталь, которую, впрочем, спешка не позволила рассмотреть. Затем он об этом совершенно забыл и вспомнил лишь много позже, что так удивило. Группа карликов, стоя на возвышении, воздавала подношения намалеванному на доске лику с нимбом.

6