Бродяги. Отмеченные Зоной (сборник) | Страница 5 | Онлайн-библиотека


Выбрать главу

В противовес взгляду рукопожатие негативных эмоций не вызвало – в меру крепкое, ненавязчивое и почему-то располагающее.

– Присаживайтесь, – предложил хозяин.

Гости после краткого поиска уселись на табуретах, а сам обитатель прохладной тьмы вернулся на лежак. В темноте он ориентировался прекрасно, и Терем мог поклясться, что дело не только в знакомстве с интерьером.

– Что привело тебя сюда, Хмырь? Давай сразу перейдем к делу, а уж потом почтим закон гостеприимства. Ты всегда по делу, причем, как правило, оно нешуточное. Так что излагай.

Хмырь извлек герметичный контейнер и протянул Грубберу с заговорщицким видом. С поднятием крышки комната окрасилась странным светом. Теперь он казался слабее: чем бы вещество ни было, оно явно теряло свойства. В таинственном блеске на лице Груббера мелькнуло сдержанное удивление и что-то похожее на узнавание. Это вселяло надежду.

– Вот оно как. – Груббер захлопнул крышку, возвращая в комнату мрак. – Не думал, что снова увижу это. Где ты это нашел?

– Значит, ты знаешь, что это? – оживился Терем.

– Не совсем. Где нашли?

– В Хмуром доле, у Земляного грота. Радиоактивный кристалл, вроде расколотый, превратился в эту жижу. Она, похоже, безвредная и постепенно теряет свойства.

– И масса уменьшается. На донышке останется пара капель обыкновенной воды, лишенной любых особых свойств.

– Но от контейнера все равно лучше избавиться.

– Ты, Хмырь, как всегда образец здравомыслия.

– Так что это все-таки такое?

– Без понятия. Знаю только, что оно через какое-то время полностью теряет свои свойства. Да, я тоже видел кристалл, и он таял как лед, и талое желе тоже испускало этот странный свет. И фонил только камень, а светилась только густая вода. Тебя, Хмырь, кто-то навел на него?

– Косвенно: я искал в Хмуром доле нечто странное, сам не зная, что именно. Нашел это. Вполне вероятно, что оно как-то связано со всей этой кутерьмой, что держит в страхе всю Зону. И тут вспомнил, что один мой хороший знакомый как-то мельком упоминал о чем-то подобном.

– Вот оно что… Кто решил, что ты должен всех спасти?

– Ты же знаешь, что я не люблю подобной высокопарности…

– Так кто?

– Бледный.

– За какую цену? Или он вспомнил тебе старый должок?

– Нет, это деловое предложение.

– И ты хочешь узнать, где я видел такую же штуку? Набирайся терпения, впрочем, не сильно: моя история не настолько длинна.

Гости обратились в слух.

– Дело было два с лишним года назад, когда я еще промышлял диггерством по всей Зоне, а в основном, по понятным причинам, поближе к центру. Основным нашим интересом были не редкие подземные артефакты или страшилища, которые не встречаются на поверхности, а документы из старых лабораторий да информация, оставшаяся от сгинувших военных разведгрупп, которые сунулись в подземелья примерно с той же целью. Деньги хорошие, но и риск высокий. Поэтому-то подзаработал я и решил, что пора завязывать. А кроме того, будем до конца откровенны, те, кому нужны эти документы, могли рассудить, что определенные сталкеры слишком много знают. А мне не хотелось сгинуть без вести во время отпуска в Лубне. Так вот, во время одной из последних вылазок, когда мы уже были на обратной дороге, с нами связался наш информатор и сообщил, что совсем недалеко от нас, в половине дневного перехода, зафиксировали сильные подземные толчки. А в том месте как раз, по нашим предположениям, должен был быть какой-то подземный комплекс, по которому не было никакой информации, так, слухи. И мы решили сделать крюк туда, проверить.

Рассказчик помолчал немного, а потом продолжил:

– И вправду, нашли мы подземный лаз и полезли туда. Впрочем, само пространство, которое мы обшарили, было невелико, было ясно, что это не весь комплекс, но вход закрывала удароустойчивая дверь с электронным замком. А у нас тогда не было с собой подходящего оборудования – в тайнике спрятали, чтобы до лагеря сравнительно налегке добираться. С дверью мы все оставили как есть и в одной из комнат решили исследовать глубокий пролом. Решил туда сам спуститься. Обвязался, спустился. На проверку он и не особо глубоким оказался. На дне сразу увидел тоннель, дернуло меня по нему пройти. Короткий был, но ветвился, хотя заблудиться там было невозможно. И тут я увидел этот самый свет. Впереди был пролом в какое-то подземное сооружение, дна буквально не видно, но что я сразу увидел, так это огромный обломок кристалла. Длины веревки уже не хватало, и поэтому я поступил, как и ты, Хмырь, зачерпнул немного этой жижи в контейнер для артефактов. Все, разумеется, обалдели, когда я им такое показал. Но лезть туда вниз не стали, решили вернуться. Оставили данные на карте, сняли характеристики электронного замка и убрались оттуда. А когда вернулись подготовленные по последнему слову с подобранным электронным ключом, то тут оказия вышла – произошел еще один обвал и разрушил все старые коридоры. Но это для нас, диггеров, не беда, до только, понимаешь, там свои ходы подземники прорыли и другая нечисть. Подумали мы, помялись, потом плюнули и решили счастья еще где поискать. Вещество, кстати, никто не изучил – когда наш человек с ним на Мутные воды к Платонову явился, то это уже просто вода была.

– Почему снова не пробовали? Взяли бы больше народа, тех же наемников. Газ в тоннели могли пустить, – недоумевал Хмырь.

– Можно. Да только делиться бы пришлось. А по правде говоря, – заметил рассказчик, – мы все страшно боялись. Ты меня знаешь, Хмырь. Меня не так-то просто напугать. Охотников лазить под землей не много сыщется. И мы все испытывали коллективный, подсознательный страх перед тем местом. Прямо массовая истерия или наваждение какое. Но это было так – мы смертельно боялись того, что могли там найти.

Груббер замолк на мгновение, а потом продолжил:

– Вот так и решили оставить тот комплекс. А потом, как ты знаешь, я вообще решил осесть.

– Груббер, а этот электронный ключ остался же у тебя? – поинтересовался Хмырь. – Ведь ты-то точно оставил бы его себе на всякий случай.

– Может, и остался где, – задумался Груббер, – положил его куда-нибудь…

– Груббер, помнишь, я оказал тебе услугу, и ты пообещал мне, что в ответ я могу попросить тебя о том же?

– Ключ нужен… Ты уверен, Хмырь, что действительно хочешь туда отправиться? – Груббер посмотрел на знакомца очень пристально.

– Да.

– Без проблем. К тому моменту как уйдешь – он будет у тебя. Но когда все закончится, сделай милость – расскажи, что на самом деле это было и чем все закончилось.

– По рукам.

– Ну, вот и славно: с делом покончили, можно, как положено, и гостей встретить…

Терем не сомневался: хозяин дома верит, что они идут на верную смерть. При этом во время застолья об этом не было сказано ни слова. Хозяин больше молчал, а Хмырь вкратце пересказывал последние события в Зоне.

– А это твой протеже или просто временный напарник? – спрашивал он у Хмыря.

– Ну как, сначала уму-разуму у меня набирался, а скоро, глядишь, опытным сталкером станет – не будет крохами перебиваться, как люд с Рубежа, – кивнул Хмырь в южную сторону.

– Да ладно тебе – все оттуда начинали.

– Только мы, Груббер, на север лезли, а большинство, наверное, и до границы Ржавого поля не дошло. Могу поспорить – из тех, кто в Зону только прибыл, к концу первой недели ломанет на Большую землю больше двух третьих.

– По-моему, нам это только на руку. Но ты прав: сейчас в самом пекле орудуют в большинстве своем сталкеры, которые пришли сюда два-три года назад, новых лиц маловато. Разве что среди «Левого пути», набралось, понимаешь, анархистов… – Груббер замолк, а потом обратился к Терему: – А ты, признайся, не ожидал такого места на Рубеже найти?

– Нет, конечно.

– Да и никто не ожидает. Ты ж понимаешь, Терем, что этого места не существует, и ты тут никогда не был. И, предугадывая твой вопрос, отвечу: сама Зона позволила нам жить здесь, поселиться на этом отшибе. Просто я и те, кто решил поселиться здесь со мной, поняли, что единственное верное решение – это принять существование Зоны и сосуществовать с ней в той причудливой гармонии, которую она сама предлагает. В то время как большинство хочет ее уничтожить, как «Фаланга», например.

– Тебе с такими суждениями только в «Левый путь»…

– Нет, Терем, «зеленые» хотят Зону открыть для всех и изучить с той же целью – чтобы остановить, только метод они предлагают более тонкий. А бороться или останавливать ее не надо, ее можно только принять без условностей. Без попыток понять ее мотивы, точно так же как и не искать смысла в жизни…

5