Бродяги. Отмеченные Зоной (сборник) | Страница 2 | Онлайн-библиотека


Выбрать главу

Хмырь вышел из служившей штабом избы на яркий солнечный день. Терем прервал беседу с бойцами «Фаланги» и послал вопросительный взгляд.

– Мы в деле, – сообщил Хмырь, – собирай вещи, уходим.

Терем живо взялся за сбор нехитрых пожитков; оставалась уйма времени на догадки – терзало любопытство, во что они ввязались. Сторожившие командира бойцы решили, что к полковнику Бледному пойдет только Хмырь. А узнать что-то из разговора не удалось – «фалангисты» знали не больше него. Хотя появились смутные догадки.

Терем позволил любопытству взять верх, когда они вышли за ворота блокпоста, но Хмырь стал рассказывать сам.

До Терема уже доходили слухи о событиях странных даже по меркам Зоны. Теперь открывалась полная картина. В разных концах Зоны появлялось нечто, сея смерть и разруху. Со слов Бледного, в появлениях существа не прослеживалось логики: случайные путники могли найти останки одинокого сталкера на окраине Зоны, а могли и разодранный в клочья тяжеловооруженный отряд за Межой. Ставила в тупик скорость, с которой создание перемещалось. В появлениях не наблюдалось системы, лихорадочная деятельность сменялась гнетущим затишьем.

Бледный предположил, что нарушитель спокойствия не живое существо, а аномалия. Но, не желая гадать, он решил, что кто-то должен найти ответы. Что ж, мотивы ясны: «Фаланга» к любым проявлениям Зоны враждебна, а им в случае успеха будет куш.

Этот отрезок пути слыл безопасным, и Терем мог любопытствовать:

– Почему именно мы?

– Он привлек первого опытного сталкера, который оказался рядом.

– А чего не сам?

– У него перед прозвищем стоит слово полковник, а над каждым полковником есть генерал. Думается, у него приказ держать точку.

– Как думаешь, что это?

– Поживем – увидим.

– И куда мы идем?

– Увидишь, – тон свидетельствовал, что разговоры окончены.

Терем замолчал. Сперва они шли по дороге на юг, что наводило на мысль о баре «Полураспад». Но Хмырь довольно скоро сошел с дороги и повел через бурелом. Он не скупился на болты, разведывая дорогу. Однажды жестом приказал замереть, но беды так и не стряслось.

Остаток пути через глушь прошел без происшествий. За лесом возникла стена из красного кирпича, над которой высились крыши и ржавые скелеты поездов. И тут стало понятно, куда они держат путь – на северную окраину завода «Красная звезда», где к корпусам примыкали долгие ряды складов и вокзал.

Хмырь знаком велел идти первым, а сам не торопился прятать оружие. Терем послушно подтянулся, но тут же спрыгнул обратно.

Хмырь смерил вернувшегося Терема настороженным взглядом.

– Там россыпь «Молний», – пояснил разведчик, проходя вдоль забора.

Перемахнув, Терем взял оружие на изготовку – эти места получили дурную славу заслуженно.

За перроном, где ржавели поезда, начиналось ровное пространство, оканчивающееся складами. Их приоткрытые ворота могли таить и смерть, и хабар. Потрескивали «Молнии» да галдели вороны, пируя собачьими останками. Меж столбами раскачивались провода, как гирлянды, забытые после праздника.

Тихий стук возвестил, что и Хмырь перебрался через забор.

– Чисто!

Они вышли к зданию сразу за складами. Обогнув фасад с забитыми дверьми и окнами, Хмырь взобрался на крышу невысокой пристройки и исчез в окне.

С самого появления на привокзальной территории Терема не отпускало ощущение слежки. Оставалось недоумевать, отчего Хмырь игнорировал столь явную угрозу.

Бросалось в глаза отсутствие следов запустения: словно кто-то облюбовал это место и следил за чистотой.

Хмырь тут же сбросил рюкзак, уселся на обломках дивана и объявил:

– Ждем.

– Чего?

– Увидишь.

Терем взялся за чистку оружия, потом проверил ПДА, подошло и время трапезы. Напарник все это время сидел неподвижно, погруженный в мысли. Пару раз осторожный Терем с оружием наперевес выглядывал из окон: в отдалении мелькали стаи псов, и однажды показалось нечто, что часовой издалека определил как орясину.

Терем специально не смотрел на циферблат, чтобы время летело быстрее. Он мысленно перенесся в Лубню – городишко, куда сталкеры выбирались отдохнуть и спустить с трудом заработанные деньги. Как многие городки кормятся исключительно туризмом, так и это захолустье цвело осенним цветом за счет расслабляющихся сталкеров. Правоохранительные органы с готовностью закрывали на этот факт глаза.

Несмотря на рекреационное значение, город оставался местом тихим – у сталкеров вырабатывалась привычка не шуметь. Они пропадали в питейных заведениях или сбывали хабар. И везде кружили резиденты министерств обороны и разведок. Всем отчаянно требовалась информация, которая с готовностью менялась на вечнозеленый цвет.

Терем не появлялся там около четырех месяцев, и уже хотелось на неделю-другую забыть напряжение и страх смерти. Впрочем, первый отпуск он не вспоминал: ничего, кроме жуткого похмелья да попыток некоего субъекта завербовать его в группировку «Левый путь» шпионом.

От мыслей отвлек шум, донесшийся сверху. Кто-то забирался в здание тем же путем, что и они. Терем взялся за оружие, но жест Хмыря заставил вернуть ствол на место.

В косой сетке лучей обозначилась скрюченная черная фигура. Она вошла в комнату, представ сгорбленным незнакомцем. Почти сливался с мраком темный плащ, а глубокий капюшон скрывал лицо. Сталкера удивило отсутствие оружия и ранца, но, похоже, пожитки скрывались в складках длинного балахона.

Пока Терем рассуждал, хозяин расположился в дальнем углу прямо на полу. Молчание значило, что незнакомцы должны заговорить первыми. Вместо слов бывалый сталкер достал из рюкзака и почтительно положил перед хозяином консервы.

– Чем я должен отплатить тебе, сталкер? – спросил тот правильным русским языком. У него имелись серьезные проблемы с дыхательным аппаратом или со связками. Или же горло не подходило для человеческой речи.

Терем на примостившуюся в углу фигуру косился с опаской.

– Правдивыми вестями, – отозвался Хмырь. – Уж ты-то должен знать, отчего в Зоне неспокойно.

Создание издало булькающий смешок – Терема передернуло от пародии на человеческие чувства.

Когда оно выглянуло из полумрака, молодой сталкер смог разглядеть обличье. Капюшон скрывал заостренный подбородок, скользко-бледную кожу украшали пурпурные бугры вен и ярко-алые образования, проросшие сквозь кожу. Не ускользнули от взгляда и неровные ряды острых зубов, растущих прямо из мяса – губы и десны отсутствовали. Рука запоминалась длинными цепкими пальцами. Против ожиданий, ее не инкрустировали когти. Хотелось взглянуть и на другую лапу, скрытую в складках плаща.

Терем мог ставить в личном счете новую галочку – перед ним не кто иной, как шишига. Он считал, что увидит ее через прицел, но Зона рассудила иначе.

Племя шишиг скиталось по Зоне, гонимое неведомыми силами. Кто-то утверждал, что они лучше других чувствуют ее тайные мотивы. Все знали о руке-клешне, делавшей мутанта угрозой для неосторожного сталкера. Но знали и про их вторую сущность.

Они были сороками Зоны – от них поступали новости даже из нечеловеческих источников. У человечьего жилья они не только подстерегали неопытных и нерасторопных, но и подслушивали. Хаживали они и на территории подземников – так сталкеры узнали о враждующих племенах карликов и их владениях глубоко под землей.

Похоже, Хмырь не мог надеяться на иные источники, если решил воспользоваться услугами шишиги.

– То, что происходит? – повторило существо. – Происходит что-то… Кто-то уже давно почувствовал это…

– И что это? – поинтересовался Терем, забыв о неприязни.

– Никто это не знает. Ты не первый, который спрашивает. Многие хотели знать. Но ни под солнцем, ни под землей не знают, что это, хоть им и пришлось встретить это.

– Так оно повсюду?

– И здесь, и внизу. Подземники зарываются глубже, чтобы не попадаться Ужасу на пути.

– Но о чем хотя бы догадки?

– Тебе не нужны сплетни. Никто из живых не встретил это, чтобы потом рассказать, – оскалилась шишига. Терем мог поклясться, что из прорехи на месте отсутствующего зуба выползло в складки капюшона нечто живое.

– Но может ты знаешь, где все началось? Подожди… Я скажу так: о каком из подобных событий ты узнал раньше?

Торговец знаниями задумался, продираясь через паутину памяти.

2