Бродяги. Отмеченные Зоной (сборник) | Страница 10 | Онлайн-библиотека


Выбрать главу

Нож перевел взгляд на Терема: вид тот имел неважный, ни ночь, ни выпитое не могли этого скрыть. Он не проронил за вечер ни слова, но не пропустил ни одного оборота фляги.

Заунывный мотив погас с последним аккордом, и Кузьма поспешил сменить инструмент на фляжку.

– Вот здорово, – раздался голос из круга. – Как ты только время находишь практиковаться…

– Ну, вы ребята уже обвыкшиеся, не всегда ж за вами глаз нужен, – усмехнулся Кузьма. – Ну а ты что, Терем?

Сталкер посмотрел на спросившего, взгляд свидетельствовал, что мыслями он где-то далеко.

– Все-таки уходишь завтра? – продолжил старший на лагере, хотя ответ знал заранее.

– Да, ухожу, – повторил Терем в очередной раз. Чуть раздраженно и при этом безразлично.

Нож вспомнил его неожиданное появление. Если бы он сам не обнаружил разрушенный лагерь, а потом не побывал в Хмуром доле в момент цепочки тех мрачных событий, то рассказу старого знакомого точно бы не поверил. Создавалось впечатление, что Терем что-то недоговаривает, но даже с белыми пятнами история оставляла гнетущее впечатление.

Конечно, если верить рассказу и сообщениям в эфире, симбионт мертв, но думать все равно страшно, что подобные вещи происходили так близко, и какого масштаба событий невольным очевидцем он оказался.

Хмырь на связь не выходил и не появлялся, но Кузьма был уверен, что тот жив. Судьба солдат «Фаланги» оставалась неизвестной недолго – поползли слухи, что из отряда полковника Бледного пропала едва ли не дюжина бойцов.

Самого Терема, находящегося в беспамятстве, обнаружил патруль «Левого пути» возле Межи. Тот был невредим, но соображал слабо, и память поначалу отказывалась поднимать свежие воспоминания. Оставалось только удивляться, что Терем вообще остался в живых. Не менее интересно, как он в таком состоянии умудрился добраться сюда.

Пережитого хватило Терему с лихвой – завтра, с пересменкой военных, он должен был перебраться на Большую землю.

Нож подумал: не слишком ли заметную оставила Зона на Тереме отметину? Впрочем, возможно, ему поможет время. И так бывает: ты только собираешься дальше в Зону, а кто-то уже уходит.

– А все-таки, Терем, – проронил Кузьма помолчав, – я думаю, что ты вернешься.

– Думай как угодно.

– Все-таки вернешься, – чуть улыбнулись в ответ, – Хмырь смог посеять в тебе… Интерес к Зоне, если можно так сказать.

Терем хотел ответить что-то, но вместо этого решил не пропускать совершающую дебютный оборот новую флягу. Больше его одиночество никто не нарушал.

Разговор вокруг костра продолжался. Бойкий взялся мучить гитару тройкой аккордов, с другой стороны рассказывали анекдот о влиянии артефакта «Пыльца» на мужскую силу. Никто не брался за чистку оружия или проверку снаряжения – все как один оттягивали момент возвращения в действительность. Нож не завидовал сидящим сейчас на чердаке дозорным, лишенным этого мгновения.

Он еще раз взглянул на Терема украдкой, но вскоре мысли собрались вокруг собственных проблем. Терему уже ничего не грозит, а ему утром покидать лагерь. Значит, сперва к Клементу за детектором, потом на ближнее болото…

Сквозь мрак

I

Поднявшись, Терем лихорадочно озирался. Без сознания он пробыл совсем недолго – пыль не успела осесть. Прислушавшись к ощущениям, он даже удивился, что отделался лишь ушибами и ссадинами.

– Лис! – тихо позвал Терем.

Он отбросил разбившийся при падении фонарь и повернулся туда, где должен был быть Лис. Ответа не последовало – Лис ничком лежал среди каменных глыб, рядом валялись автомат и фонарь. Последний, чудом уцелев, бросал на цементные блоки тонкий луч.

В темноте показалось, что Лис пошевелился. Сталкер бросился к нему прихрамывая, но, оказавшись рядом, понял, что напарник мертв. По нелепой прихоти судьбы обвал и падение, одного сталкера лишь потрепавшие, стоили другому жизни.

Взяв фонарь, Терем чуть разогнал темень и обнаружил, что находится в большом подземном зале, другой конец которого тонет во мраке. Он осветил потолок и увидел очертания далекой галереи, где и случился обвал. Он и не думал, что под фундаментом заброшенной станции могут таиться подобные вещи.

Терем извлек ПДА и мрачно отметил, что месторасположение определить не удается.

Сталкер опустился на обломок и выключил фонарь: нечего батареи опустошать. В то же время инстинктивно хотелось слабого света – в темноте всплывали на поверхность первородные страхи. Гнетущее одиночество, кромешная темнота и забытое подземелье. На этой почве сталкиваются здравый смысл и инстинкт самосохранения, единые в устремлениях, но чуждые по духу.

Стоило пропасть свету, как в подсознании застучало чувство призрачной опасности.

Терем попробовал взглянуть на ситуацию трезво: под станцией он нашел на пару с покойным Лисом что-то действительно интересное. И, похоже, он был первым, кто узнал о существовании комплекса. В том, что это какой-то засекреченный объект, он не сомневался. Он вспомнил все известное об этих местах: от достоверных сведений до классической сталкерской были, но нигде не упоминалось место, где он оказался. Не знал об этом месте и знакомый диггер Копатель, который обшарил почти все подземелья ближней Зоны. Не знал и Карась, который провел безопасным маршрутом до этих мест.

Спрятав в рюкзак бесполезный ПДА, Терем всмотрелся в темноту, к которой уже немного привык. Помещение было сродни ангару, о чем свидетельствовали изъеденные ржавчиной грузовики.

Около одного из них поблескивала аномалия «Зарница». Терема привычные опасности немного взбодрили, но гнетущий страх не пропал. Включив фонарь, он стал искать въезд для машин, но обнаружил на том месте только гору обломков.

Сталкер поднялся с холодного камня. С мгновение поколебавшись, он обшарил карманы и вещмешок Лиса. К выжившему перекочевали несколько магазинов к автомату и батареи для фонаря. Он также извлек блок питания из разбитого фонаря: бросать почти полную батарею – безумное расточительство.

Склонившись над телом, Терем скрестил его руки на груди и закрыл лицо капюшоном. Проверив пожитки и бросив на покойного Лиса последний взгляд, Терем удобнее перевесил автомат и зашагал вперед, стараясь не поддаваться страхам.

Под ногами трещал бетон, и хрустело стекло, пока Терем пробирался меж останков техники. Миновав небольшое скопление «Зарниц», сталкер оказался на другом конце ангара.

Оглянувшись, он убедился, что Лиса поглотил мрак.

Терем ступил на первую ступень лестницы, которая уводила вверх. Сапоги оставляли на пыльном полу отчетливые следы. Путь наверх преградил новый обвал, и сталкер свернул в галерею, проходящую над ангаром. Посветив, он заметил в конце галереи наполовину прикрытую дверь.

Терем прислушался к шагам и понял, что стук ног в безмолвном пространстве звучит просто оглушительно. Он замедлил шаг и постарался двигаться как можно тише.

Луч фонаря хаотично плясал по раскинувшемуся по ту сторону ржавых перил пейзажу. Свет коснулся провала в высоком потолке и вновь опустился на мрачную низину. Нагромождение бетонных блоков лежало как памятник погибшему сталкеру.

Тут Терем понял, что не видит тела Лиса, хотя его даже в таком мраке не заметить трудно. Чувствуя, как по коже пробежал мороз, он вновь осветил обломки. К неожиданному облегчению, он увидел среди серых глыб темно-зеленое пятно, которое могло быть только телом.

Терем зашагал по галерее быстрее. Хотя не произошло ничего необычного, он больше не смотрел в темные глубины.

Железная дверь, визгливо скрипнув, распахнулась, явив длинный коридор, по сторонам которого тянулись комнаты. В коридоре гулял ветер и пахло сыростью. Терем заглянул наугад в пару комнат. Во время эвакуации произошли поспешные сборы, было схвачено самое ценное, а остальное оставлено на растерзание времени: медленно рассыпающаяся мебель, пожелтевшие и слипшиеся кипы бумаг, съедаемая ржавчиной техника, настолько развалившаяся, что уже нельзя определить назначение.

Но внимание привлек не натюрморт на тему запустения, а зияющие в стенах и потолках грубые проломы. Они вели либо в соседние помещения, либо в тоннели, проделанные в толще земли. По подсказке инстинкта Терем держался от них подальше.

Коридор закончился еще одной лестницей, а та привела к еще одной цепочке коридоров.

Настороженно прислушиваясь, Терем думал, что же тут было до аварии. Он частенько слышал о секретных исследовательских институтах и военных полигонах. Если за пределами Зоны эти басни вызывали по большей части улыбку, то здесь к этому относились серьезнее. Впрочем, когда Терем оказался в Зоне, большинство мест, которым молва приписывала статус секретности, были уже неоднократно разграблены. Сейчас же он находился в месте, которое сталкерами не только не посещалось, но даже не упоминалось в богатом фольклоре старателей Зоны, где недобрая правда соседствовала с не менее мрачным вымыслом.

10