Этнические конфликты | Страница 11 | Онлайн-библиотека


Выбрать главу

Довод, что наша эволюционная предрасположенность к этническому фаворитизму присуща всем человеческим популяциям, подвел меня к гипотезе о том, что мы можем ожидать возникновения этнических конфликтов интересов во всех этнически разделенных обществах, хотя характер и интенсивность таких конфликтов могут сильно различаться. Интенсивность конфликтов может простираться от мирного соревнования законными средствами до предельного насилия. Она зависит не только от значимости конфликта интересов, но и от имеющихся средств его разрешения. Существуют факторы вмешательства, способные увеличивать или уменьшать интенсивность конфликтов. Это различные культурные и ситуационные факторы, в том числе политические институты и политическое руководство. Роль политических институтов особенно интересна по причине того, что, в принципе, их легче изменить, чем многие другие факторы вмешательства. В зависимости от своей природы политические институты способны помогать урегулировать этнические конфликты интересов или углублять их. Тут мы подходим к роли демократии в этнических конфликтах интересов и к влиянию других средовых факторов.

4. Аргументы в поддержку новой книги об этнических конфликтах

Представленный выше обзор теоретических положений и исследований указывает на то, что этничность и этнические конфликты уже обстоятельно изучались с различных точек зрения. Я и сам ранее уже опубликовал две монографии и несколько статей на эту тему. Моя последняя статья «Этнический конфликт и насилие в неоднородных обществах» (Ethnic Conflict and Violence in Heterogeneous Societies) вышла весной 2012 года (Vanhanen, 2012). Следовательно, резонно задаться вопросом: зачем писать новую книгу на эту тему? Смогу ли я сказать что-то новое и важное? Да, я имею несколько веских аргументов, обосновывающих написание такой новой книги.

Первый из моих аргументов теоретический. Предшествующие попытки объяснить этнические конфликты только лишь факторами культуры и среды до сих пор не выработали какого-либо верифицируемого теоретического объяснения. Я полагаю, что такое объяснение должно быть выведено из неких общих характеристик человеческой природы, главным образом из нашей склонности благоволить родственникам перед не-родственниками. Это теоретическое объяснение доступно с 1981 года, когда ван ден Берге опубликовал свою книгу «Этнический феномен» (The Ethnic Phenomenon), где кратко коснулся темы этнического фаворитизма. По ряду причин исследователи не приняли ее во внимание. Как мне кажется, они хотели избежать любого генетического объяснения. Я стал изучать этнические конфликты, когда понял, что коренящийся в человеческой природе этнический фаворитизм может быть общим фактором, стоящим за всеми этническими конфликтами. Мне захотелось исследовать, в какой степени этнический фаворитизм, измеряемый неоднородностью общества, связан с масштабами и напряженностью этнических конфликтов во всем мире. Таким образом, мой центральный аргумент состоит в том, что концепция этнического фаворитизма дает нам общее теоретическое объяснение всеобщности и устойчивости этнических конфликтов в мире. Это правда, что я уже высказывал данный аргумент в моих прежних работах, но так как большинство исследователей все еще незнакомы с идеей о решающей роли этнического фаворитизма либо пока что не прониклись ею, оправданно повторить его и проверить на новых данных.

Во-вторых, я использую ту же теорию этнического фаворитизма, что и в моих предыдущих исследованиях, но эмпирические переменные были основательно переформулированы. Для оценки потенциальной значимости этнического фаворитизма будет использоваться уровень этнической неоднородности (ЭН), а для оценки выраженности этнического конфликта от мелких инцидентов до широкомасштабного этнического насилия будет использоваться шкала оценок уровня этнического конфликта (УЭК). Обе переменные основаны на новых и более обширных эмпирических данных, чем переменные моих прежних исследований.

В-третьих, все данные объясняющих и зависимых переменных были обновлены. В моем предыдущем исследовании (Vanhanen, 1999a, 1999b) эмпирические данные и оценки этнических конфликтов основывались на событиях периода 1990-1996 годов. Теперь они основываются на событиях периода 2003-2011 годов. Сведения об этнической неоднородности базируются на последних доступных данных.

В-четвертых, в дополнение к уровню этнической неоднородности, некоторое внимание будет уделено альтернативным средовым факторам, могущим объяснить часть вариации оценок уровня этнического конфликта независимо от уровня этнической неоднородности. Влияние некоторых альтернативных объясняющих переменных оценивается посредством статистического анализа. Цель состоит в проверке того, в какой мере с их помощью возможно объяснить некоторую часть этнических конфликтов независимо от моей основной объясняющей переменной (ЭН).

В-пятых, моим намерением является на основании эмпирических наблюдений представить некоторые предложения относительно институциональных и других стратегий, посредством которых можно было бы смягчать этнические конфликты интересов и предотвращать их эскалацию в насильственные конфликты. Как представляется, устранить этнические конфликты из нашего мира нельзя, но в ряде случаев возможно предотвратить их перерастание в насилие с помощью соответствующих институциональных или иных реформ.

Короче говоря, центральная задача настоящего исследования состоит в дальнейшем научном исследовании этнического конфликта посредством оценки того, в какой степени корни этнических конфликтов могут быть прослежены в эволюционных характеристиках человеческой природы. Мы должны научиться понимать, что все человеческие популяции поверх всех культурных и цивилизационных границ разделяют одну и ту же поведенческую предрасположенность к этническому фаворитизму, объединяющую их по этническому признаку во многих конфликтных ситуациях. Многим ученым может оказаться сложным принять этот посыл о генетических корнях этнических конфликтов, но в настоящем исследовании я пытаюсь показать, что его стоит принимать во внимание.

Настоящее исследование охватывает 176 независимых государств с населением в 2010 году более 200 000 человек. Гипотезы о влиянии объясняющих переменных на оценку уровня этнических конфликтов проверяются с помощью статистических методов, в основном посредством корреляционного и регрессионного анализа. Результаты регрессионного анализа обсуждаются отдельно по каждой стране для того, чтобы определить, насколько хорошо этнический фаворитизм, измеряемый этнической неоднородностью общества, объясняет оценку уровня этнических конфликтов в каждой из стран, а какие государства противоречат основной гипотезе исследования, серьезно отклоняясь от линии регрессии. Изучение больших положительных и отрицательных отклонений может раскрыть, какие виды особых местных факторов заставляют некоторые страны отклоняться от средней зависимости между этнической неоднородностью и оценкой уровня этнического конфликта.

Глава 2

Переменные и рабочие гипотезы

1. Шкала оценок уровня этнических конфликтов (УЭК)

2. Этническая неоднородность (ЭН)

3. Альтернативные объясняющие факторы

4. Рабочие гипотезы

5. Единицы анализа

Согласно обсуждавшейся в главе 1 теории этнического фаворитизма, этнический конфликт возникает вследствие постоянной необходимости бороться за ограниченные ресурсы и нашей врожденной склонности к этническому фаворитизму. В этнически разделенных обществах борьба за ограниченные ресурсы очень часто канализируется по этническим линиям. Вследствие этнического фаворитизма люди в конфликтных ситуациях легче объединяются со своими этническими сородичами, чем с чужаками. Чем сильнее популяция разделена в этническом отношении, тем сильнее тенденция к объединению людей в такой борьбе по этническому признаку. Иными словами, чем больше генетическое расстояние между соперничающими этническими группами, тем сильнее конфликт стремится к канализации по этническим линиям (см. Salter, 2003, 2004). Следовательно, резонно предположить, что должна существовать положительная корреляция между степенью этнического разнообразия общества и масштабом и напряженностью этнического конфликта. Чем глубже население страны разделено в этническом отношении, тем сильнее конфликты интересов становятся канализированными по этническим линиям.

11