ОстанкиНО | Страница 4 | Онлайн-библиотека


Выбрать главу

Несколько дней Женечка на работу не выходила.

Позвонил великан Андрей Попов. Зарыдал в трубку:

– Не сдавай меня, Женька! Прости! От чернокнижников крышу снесло. Я же люблю тебя!

– Живи, падла! Только скажи, огнеглотателя ты вышвырнул?

– Бес попутал!

– Больше сюда не звони. К ментам не обращусь.

– Спасибо! – бодибилдер по-мальчишески хлюпнул носом.

Потом нога зажила. Евгения вышла на работу. Завтра должны были начаться съемки, а Муленгуриной, прозванной Джоккондой, вдруг стало противно глядеть на двухголовых людей, на глотателей шпаг, на дебелую бабу, выпивающую носом ведро самогона…

Точно, «Даун-TV»!

Омерзело!

Уволилась, не объясняя причин.

И теперь Женечка ведёт на ТВ передачу «Спокойной ночи, малыши!»

Улыбается только в камеру. И только в камеру шутит.

Джоккондой её больше никто не называет. Даже Андрей Попов, с которым она опять близко сошлась.

Андрюша, кстати, каким-то чудом поправил свою потенцию и за ночь может кончить целых три раза.

– Какая ты образцовая женщина! – ликующе восклицает Андрей. – Утром ухожу от тебя сытым и с пустыми яйцами.

Поговаривают, что Женечка и Андрей скоро повенчаются в церкви парка Кусково.

Там очень красиво! Пруд. Лебеди. Шереметьевский грот. Царская оранжерея. И над всем парком веет дух спелой земляники.

Благолепие!

Перед сном Андрей Попов и Евгеньюшка читают исключительно священные книги. Мусор чернокнижья сожгли в камине.

На лице бодибилдера играет загадочная улыбка.

Улыбка Джокконды.

– Слушай, так этого, как его, бодибилдера садить можно. Думаю, больше никто «Спокойной ночи, малыши» смотреть не будет.

– Дети будут. Им-то какая разница?

– С такой ведущей какая уж спокойная ночь? Проехали… Теперь, давай, займись телеведущими. Лично меня, они бесят. Надутые, как индюки. Пропесочь сволочей.

Компромат № 3

Знак небес

1.

Ведущий теленовостей Василий Жвачков с детства говорил одну исключительно правду. Старшую сестру, например, он за комплекцию прозвал Хавроньей. А младшего брата окрестил за длинную шею гусем.

У Васи был просто дар давать клички. Вокруг него были Одноглазый Джо, Бабушка Удава, Стремительный Червяк.

Конечно, приятели Васю били. Неоднократно. Но испытания лишь укрепляли дух правдолюбивого мальчика.

Когда Вася обозвал школьного завуча Жабой В Колготках, его чуть не выгнали из школы. Спасло лишь то, что Жвачков учился на одни пятерки. Однако, золотую медаль Васе не дали. До директора дошла придуманная для него кличка – Колченогий Бык.

Плевать на медаль!

Вася с лёгкостью поступил в Высшее Морское училище, на факультет радиотехники. Об этой профессии он грезил с детства. Ходить по морям-океанам, в заповедные страны. Что может быть лучше?

Именно поэтому давать обидные клички своим новым приятелям Васенька остерегался. Тем более, своему начальству. Потом не выдержал. Уж больно был хорош персонаж. Начальника строевой подготовки, массивного квадратного человека Вася обозвал Шкафом. И кличка прилипла мгновенно. Но хвала небесам, без авторства, анонимно. Иначе из училища бы вылетел в два счета.

Бес озорства терзал Васину душу. Нельзя придумывать клички, надо придумать другую отраду. Какую?

Отстаивать истину!

Вечерами Вася бродил по длинному, гулкому коридору и вглядывался через стеклянные двери, в какой комнате идет спор.

Заходил. Пару минут стоял с чуть приоткрытым ртом, а потом обрушивал на противника весь гнев правдолюбца:

– Ты – идиот! Первая субмарина была сконструирована еще во времена Леонардо да Винчи. Младенцы знают!

– Вася, не лезь!

– Да, кто же вам, кретинам, правду скажет?

Васю опять били. Но это лишь усиливало его любовь к справедливости.

2.

Училище Вася закончил на одни пятерки. Но красного диплома ему не дали. До начальника вуза дошло, что Вася его окрестил Тугоухим Вепрем. Начальник был действительно туг на левое ухо, а своими красными глазами на жирном лице напоминал лесного зверя.

Но как бы там ни было, Василий стал дипломированным специалистом и получил назначение на сухогруз «Юрий Левитан».

Судно только что сошло со стапелей верфи. Своей же начинкой напоминало не рабочий корабль, а плавучий дворец.

Красная кожа диванов кают-компании. Хрустальные стекла иллюминаторов. Медные леера, то есть, говоря по-сухопутному, перила. По последнему слову поварского искусства оснащенный камбуз.

А какова Васина каюта!

В качестве второго радиста он был причислен к комсоставу. Поэтому ему дали отдельную. И не каюту, а просто гостиничный номер класса «люкс».

Двуспальная кровать с пологом. Письменный стол и круглый журнальный. Пара упоительно мягких кресел. А душевая кабина! Это ведь не кабинка, оратория Шнитке! Всё блещет фаянсом и медью. Струя то отчаянно лупит, то сокровенно ласкает.

Радиорубка была тоже песней. Новейшие радиоприемники. И на половину суток Вася здесь безраздельный хозяин.

И все это чудо после училищной тесноты, когда в маленькой комнатке, голова к голове, стояли четыре панцирных кровати.

Как же тут не захмелеть от счастья! Как не возблагодарить Всевышнего за подобное чудо!

Но больше комфорта, больше всего на свете, Вася обожал правду.

Несколько дней он еще держался. Но потом схлестнулся со старпомом о загадке улыбки Моны Лизы. С боцманом разругался вдрызг о теории происхождения тайфунов. А с капитаном сцепился, обсуждая изъяны рифм Иосифа Бродского.

Конечно, тут Васю не били. Всё-таки океанский лайнер… Взрослые люди… Но отношения с коллективом подгадил.

К нему стали относиться, как к той лихой собаке, которая по дурости может схватить за щиколотку.

Однако Василий с детства привык к изоляции. Это его нисколько не смущало. Даже радовало.

3.

А однажды он пережил ночное потрясение, которое окончательно убедило: направление его жизни – верное.

Васина вахта заканчивалась в четыре утра. Но это так только называется «утро», на самом же деле, кромешная ночь, глаз выколи.

И вот вышел Вася в эту самую ночь из радиорубки на внешнюю палубу. И вокруг него распахнулось бескрайнее небо. И всё сплошь в звёздах. Словно золотая мозаика. Вася никогда даже не задумывался, что звезд так много.

И мало того, что сверху, так они еще отражаются в глади океана.

Вот и получается, куда не кинь взгляд, сплошные звёзды. А Вася, как Маленький Принц, летит сквозь них к своей планете.

А это еще что такое?!

Вдруг звёзды заклубились, завертелись… Сложилась недвусмысленная надпись: «Руби, Васенька, правду».

Это сам Космос сигнализировал ему, мол, ты на неотвратимом пути. И никто тебя с него никогда не собьет.

Скорый случай предоставил господину Жвачкову испытать свою веру.

Как-то в радиорубку заглянул капитан Захар Сергеевич, грузный и высокий мужик. Про себя Вася называл его – медведь-шатун.

– Ну, как житуха, молодой специалист? – сощурился капитан. – Волнуешься? Первый же рейс!

Вася бросил крутить ручку радиоприемника:

– Всё «на ять»!

– Как экипаж? Старожилы не обижают?

– Меня обидишь! Я занимался бегом.

– Девки у нас на судне красивые. Поварихи. Приглядись. Ты парень холостой. Не возбраняется.

– В вопросах секса я пуританского взгляда.

– В кулак, что ли?

– Случается. Хотя и это мне не особенно нужно.

– А что тебе нужно?

– Только истина.

– Это еще что такое?

– Я никогда не вру. Луплю матку-правду, как бы горька она ни была.

Капитан усмехнулся. Присел на металлический крутящийся табурет:

– С чего это ты так правду полюбил?

– Я с детства такой. А вчера ночью мне видение было.

– Смешной ты. Ах, молодость, молодость…

– А вы похожи на медведя-шатуна.

– Почему же?

– Круглые сутки всюду ходите. Словно разбуженный косолапый зимой.

Капитан встал, медвежьей лапой стукнул Васю по плечу:

– Раз ты такой правдолюб, назначаю тебя постоянным политинформатором. Будешь по пятницам народу нести свет правды. Согласен?

– Конечно! В международной обстановке я секу блестяще.

4.

Первая же Васина информация закончилась чуть ли не мордобоем.

Хотя почему чуть?

На камбузе Васю отметелили два здоровенных кока. Обиделись на Васю, когда он по ходу лекции обозвал их ублюдочными недоумками. Коки недостаточно хорошо разбирались в тенденциях развития современного Китая.

4