Привратник | Страница 3 | Онлайн-библиотека


Выбрать главу

– Нет, – сурово ответил восставший, вперив в нее мертвенный немигающий взгляд. – Я пью воду и ем кашу с мясом. Торопись, смертная, мне нужно поесть, предстать пред богом и познать мир. Ты старшая, я не стану тобой повелевать. Сделай это сама.

Дамира облизнула пересохшие губы и согласно кивнула, опасаясь раздражать восставшего мертвеца. В этот миг больше всего на свете она завидовала опытному и находчивому доценту Салохину. Но крепкие молодые нервы сыграли с археологиней жестокую шутку: она не потеряла сознание даже при таких безумных обстоятельствах.

Часть первая. Степенный монах

Глава первая

Пока проводник дошел до третьего купе, собирая билеты, Вывей успел без всякой торопливости забраться в нишу под изголовьем нижней полки и свернуться там калачиком. Варнак передвинул свою сумку, закрывая от постороннего взгляда торчащие лапы, и с независимым видом откинулся на спинку нижней полки, уставившись в потолок. Катя, глянув вниз, наоборот пересела дальше к окну, подперев сумку ногами и следя за проносящимися под мерный колесный перестук деревьями, домами и перронами электричек.

С легким скрипучим шелестом откатилась в сторону дверь, внутрь пахнуло углем, лавандовым освежителем и табаком с перегаром:

– Билеты предъявите, пожалуйста… – Красноухий проводник, с трудом скрывая зевоту, принял от Еремея глянцевую книжечку, пролистнул: – Ростов… Значит, до конца.

Дима, спохватившись, полез в портфель за билетами, протянул проводнику:

– Мы тоже до Ростова. Я и жена.

– Хорошо-о-о… – Ответ железнодорожника плавно перешел в зевок.

– И я до конечной остановки. – Четвертым пассажиром был мужчина демонстративно аскетического вида: сухощавый и седовласый, гладко выбритый, в строгом коричневом костюме, в серой рубашке с синим галстуком и с одиноким перстнем на пальце. Он явно относился к той породе людей, что по достижении тридцатилетия словно мумифицировались. Кожа у них прилипала к костям, мышцы превращались в натянутые струны, взгляд твердел, и все – больше не менялось ничего. С равной вероятностью такому человеку могло быть и тридцать лет, и шестьдесят, и даже возможные болезни никак не отразились на его наружности. Пахло от пассажира янтарем и патокой, пальцы его неустанно поигрывали четками из мелких ониксов, а в петлице вместо гвоздики поблескивал странный значок в виде кувшина на фоне тележного колеса, причем с ручки кувшина свисала на пару сантиметров серебряная цепочка грубого плетения.

– Все четверо вместе до конца, – мрачно кивнул проводник, пряча билеты, поднялся и вышел из купе.

– Надеюсь, это было не пророчество? – неожиданно пошутил четвертый пассажир. А может, и не пошутил – на его губах не мелькнуло и тени усмешки.

– На ближайшие сутки оно действует совершенно точно, Кристофер, – улыбнулся Дмитрий, убирая портфель. – Прости, не успел до отъезда тебя познакомить. Это Еремей Варнак, мой хороший знакомый. Весьма интересуется сверхпроводимыми аккумуляторами. Очень активно поддерживает мои разработки сверхпроводниковых компенсаторов на АЭС, позволяющих гасить высокоэнергетические скачки нагрузки. Ну, собственно, тех самых, которые мы предполагаем осмотреть.

– Кристофер Истланд, – протянул руку янтарно-паточный пассажир. – Очень приятно. Значит, вы тоже криофизик? Теперь понятно, почему Катя и Дмитрий прятали вашу собаку. Профессиональная солидарность.

– Нет, увы, у меня более узкая специальность, – пожал сухую ладонь Еремей. – Просто я надеюсь найти замену экологически вредным ГАЭС. Надеюсь, из компенсаторов в будущем вырастут аккумуляторные станции.

– Не уверен, что ради отказа от ГАЭС нужно идти таким сложным путем, – повел плечами Истланд. – Есть пути куда более эффективные и полезные для общества.

– Например, какие?

– Очень простые. Вы ведь наверняка знаете про электромобили? Лет пятьдесят назад они были тяжелые и громоздкие, и могли проезжать на одной зарядке километров пятьдесят со скоростью около шестидесяти. Но времена меняются, и сегодня электромашины могут намотать за день уже две-три сотни километров со скоростью около ста. Двести километров – это уже пробег такси, автобуса или какого-нибудь разъездного почтового фургона.

– А смысл? – вмешался Дима. – Чтобы машина ехала, нужна энергия. В розетке она тоже не из пустоты возникает. Если заменить бензиновый двигатель на электрический – будет тот же праздник, только в профиль. Все равно придется жечь топливо. Только в другом месте. Понадобятся новые мощности.

– Дмитрий, ты уверен в том, что говоришь? – с ласковой вкрадчивостью переспросил Кристофер Истланд. – У электромобилей есть удивительная особенность. Если они ездят, пока люди работают, – то, значит, заряжаться они будут, когда люди спят.

– Ночью! – хлопнул себя ладонью по лбу Варнак. – Электромобили придется заряжать ночью! Ну, конечно! Как я сам не догадался! Достаточно в любом городе перевести на электротягу только автобусы и такси – и никакого провала в потреблении энергии по ночам больше не будет. Новые мощности не нужны. Им в батареи пойдет свободная электроэнергия, которую сейчас тупо переводят на перекачку воды. И никакие ГАЭС больше не понадобятся!

– Плюс бесплатный бонус в виде чистого воздуха. Никаких продуктов сгорания от дизелей и бензина, – добавил Кристофер. – Я знаком со специалистами, которые пытаются внедрить эту сбалансированную систему энергопотребления уже больше двадцати лет. Увы, ни в США, ни в Британии, ни в Германии, ни даже во Франции им не удалось добиться от светских ученых и представителей правительства ни малейшей поддержки. Совершенно не понимаю, почему. Ведь в такой схеме нет ничего, кроме преимуществ.

– Я догадываюсь, в чем причина, – хмуро ответил Варнак. – Все настолько просто, что кое-кто наверняка перекрыл любую возможность внедрения на самых дальних подступах. Вот проклятье, эту круговую поруку одному не сломать! Слишком крепкая стена для одиночки.

– Вы о чем? – заинтересовался Истланд.

– Это все мафия. – В подробности леший, разумеется, вдаваться не стал.

– Не хотелось бы оскорблять ваших патриотических чувств, Еремей, – покачал головой Истланд, – но в нашей стране важные решения принимают отнюдь не мафиози.

– Это вы только так думаете, Кристофер, – словно извиняясь, развел руками Варнак. – Увы, мир одинаков везде. Просто в отдельных местах реальность лучше залакирована.

– Мсье пессимист?

– Месье – тертый калач, – ответил Варнак.

– Дима, а почему «даже во Франции»? – вдруг спросила девушка.

– Понимаешь, Катя, – взял ее за руку Дмитрий, – у французов основная генерация висит именно на АЭС. А реакторы очень инерционны. Мощностью особо не поманеврируешь. По логике, они должны были схватиться за идею электротранспорта самыми первыми, уже давным-давно. Но как-то не чешутся… Понятно?

– Да, милый, – улыбнулась она. – Мы пойдем завтракать?

– Ой, мне тут с вещами сперва нужно разобраться, – наклонился Еремей и отодвинул сумку чуть в сторону, освобождая место под столом. Теперь его мохнатой половине можно было вытянуться во весь рост.

– Да, а я пока переоденусь. – Явно по примеру Варнака, Кристофер решил тоже не мешать молодоженам побыть вдвоем хотя бы за столиком вагона-ресторана. А может, захотел продолжить разговор про ГАЭС и электромобили, раз уж по интересной теме нашелся подходящий собеседник. Чем еще заниматься в купе поезда, когда впереди сутки пути и не предвидится никаких развлечений?

Но тут в кармане Еремея задрожал телефон и, пользуясь неудобной позой владельца, шустро пополз на свободу. Варнак еле успел его поймать и нажал кнопку, недовольно буркнув:

– Алё…

– Счастливого пути, Еремей. Отправились вовремя?

– Вы уже в курсе, Сергей Васильевич?

– А ты как думал? Ты же у меня числишься лучшим агентом. Всегда на грани между медалью и расстрелом. И попутчиков твоих я, разумеется, тоже знаю. У тебя совесть есть, Варнак?

– Что случилось? – выбрался из-под стола Еремей. – Чес-слово, я последний месяц был паинькой.

– Я бы трижды мог поймать тебя на лжи, но звоню по другому поводу, – ответил полковник. – На Ростовскую АЭС вместе с Кудряжиным едет один смутный тип. То ли он иезуит, то ли тамплиер, то ли доктор физмат наук. Но в реальности, по нашим сведениям, он банальный охотник за мозгами и заслан конкретно Дмитрия Кудряжина сманить к себе. У них там вербовочная сеть весьма активная и разветвленная, мозги воруют только так. Запретить ему встречаться с нашими учеными мы не можем. У него командировка из ЦЕРНа, с целью консультации. Совместные проекты, будь они неладны! Да и нет сейчас такой уголовной статьи в кодексе: «За сманивание». Посему разогнать их по разным углам мы полномочий не имеем. К сожалению. Но раз уж ты все равно там, по зову своего коммерческого сердца, – сделай доброе дело, проследи, чтобы они там шуры-муры особо не разводили. Если что – вмешивайся конкретно и обещай всякие страсти от бывшего КГБ и кровавой путинской тирании. Типа в мешок живьем посадят и скормят акулам по частям в бассейне имени Сталина. Они там в весь этот бред искренне верят, и гость должен струхнуть. Он все же не боец, а благородный интеллигент. Зовут типа Кристофер Истланд, похож на маленького Кащея Бессмертного, со злыми глазенками… Чего молчишь? Надеюсь, ты там сейчас не сидишь в купе с ним под руку? Чего мычишь? Ты чего, даже в коридор не догадался выйти, когда понял, с кем разговариваешь?

3