Ограбление России | Страница 9 | Онлайн-библиотека


Выбрать главу

Второй вариант: банки создают специальные «карманные» компании, которые предназначены исключительно для спекуляций с бумагами; соответствующие операции отражаются в балансах таких «карманных» компаний.

По данным ФРС, на конец третьего квартала 2012 г. общий объем так называемых кредитных рыночных инструментов составил 38,83 трлн. долл. Таким образом, за пределами банков, которые условно можно отнести к «белой» экономике, имеются тысячи и тысячи компаний и фондов, которые в общей сложности ворочают бумагами в размере 27, 54 трлн. долл. По отношению к ожидаемому в 2012 году ВВП это составляет примерно 175 %. В первом приближении этой цифрой можно оценить масштабы теневого бэнкинга в Америке. Таким образом, оценку FSB в отношении теневого бэнкинга США (150 % ВВП) следует рассматривать как крайне консервативную.

4. Механика теневого бэнкинга

Таким образом, участниками «теневого» бизнеса оказываются вполне легальные финансово-банковские организации, операции которых выпадают из поля зрения надзорных органов. Среди таких легальных субъектов особенно выделяются хедж-фонды, взаимные фонды и некоторые виды инвестиционных фондов, которые почти на 100 % выпадают из поля зрения регуляторов. Сюда попадают также компании самых разных отраслей, активно торгующих на фондовом рынке (торгово-производственная деятельность для них играет роль маскировки и/или играет подчиненную роль). Формально различные виды фондов и компаний не относятся к банковской системе, но фактически являются продолжением этой системы, инструментами крупных международных банков.

Теневая банковская система (теневой бэнкинг) – это по сути та же инвестиционно-банковская деятельность, проводимая в рамках существующего законодательства, но через посреднические компании (фонды, трасты, созданные под специальные цели компании). Эти посредники, как правило, не имеют права привлекать вклады населения и не имеют банковских лицензий. В остальном их деятельность мало чем отличается от деятельности инвестиционного подразделения банка. Использование таких «темных лошадок» существенно увеличивает гибкость предоставления финансовых услуг за счет того, что они практически не подвластны регуляторам.

«Теневой бэнкинг», анализируемый в докладе FSB, отличается от классических «теневых» операций банков. Последние включают в себя операции по «отмыванию» «грязных» денег, перевод безналичных денег в наличную форму для обслуживания разных видов теневой экономики, финансирования терроризма, коррупции, увод прибыли в оффшоры и т. п. По данным ЦРУ, объем таких «классических» операций банков составляет 3–4 трлн. долл. в мировом масштабе. В России, между прочим, годовые обороты такого классического «теневого» бизнеса банков оцениваются величиной порядка 100 млрд. долл. Особенностью классических «теневых» операций банков является то, что в случае раскрытия махинаций банкиры несут за них юридическую ответственность, нередко уголовную. «Теневой бэнкинг», описываемый в докладе FSB, относится к разряду легальных операций.

Совет по финансовой стабильности полагает, что распространенным видом легальных «теневых» операций является обратный выкуп активов в виде ценных бумаг (операции «репо»). Так, во время глобального кредитного кризиса один из крупнейших банков Уолл-стрит Lehman Brothers временно убрал с баланса 50 миллиардов долларов «проблемных» активов посредством сделок «репо». Подобным образом, банк пытался убедить инвесторов в своей устойчивости и надежности.

Есть операции, позволяющие убрать с баланса «проблемные» активы не на время, а навсегда. Среди последних особенно большой размах получили операции так называемой «секьюритизации». Суть их в том, что банк свои кредитные требования (кредитные активы) переоформляет в ценные бумаги, реализация которых на финансовом рынке осуществляется через специальную посредническую компанию. Такая компания, естественно, создается самим банком и им же контролируется. Банк продает кредитные требования специальной компании оптом, смешивая кредиты разного качества. Специальная компания «расфасовывает» эту смесь непонятного качества (чаще всего качество – ниже всяких стандартов) на «пакетики» из ценных бумаг и перепродает «смесь» в розницу разного рода доверчивым инвесторам на финансовом рынке. Образно выражаясь, осуществляется продажа «кота в мешке». Именно так закладывались «фугасы» под американскую экономику в прошлом десятилетии: ипотечные кредиты банков преобразовывались в ипотечные бумаги, которые на фондовом рынке расхватывались как горячие пирожки. Кончилось все кризисом 2008–2009 гг. Таково вкратце описание «секьюритизации», о которой в наших учебниках по экономике пишут как о «высшем достижении» современного «финансового инжиниринга». Подробно растолковываются алгоритмы операций, но при этом не раскрывается мошенническая их суть. В 99 % случаев «секьюритизация» банковских активов оканчивается банальным надувательством публики, а то и масштабным кризисом. Но банки формально оказываются тут не причем, выходят из воды сухими.

5. Теневой бэнкинг, FSB и Банк международных расчетов.

После финансового кризиса 2008–2009 гг. многие страны ужесточили правила работы на фондовом рынке для различных видов финансовых организаций. Однако этого оказалось достаточно лишь для того, чтобы не допустить роста удельного веса «теневых» операций в общих оборотах финансово-банковских организаций. Но этого оказалось недостаточно для того, чтобы сдержать рост абсолютных объемов «теневых» операций. Как показывает практика, чем более строгими становятся требования по раскрытию информации и выполнению различных требований регуляторов, тем больше денег перетекает в сектор теневого бэнкинга. Поэтому денежным властям приходится лавировать между Сциллой и Харибдой: с одной стороны, не доводить процесс регулирования банковского сектора до абсурда, чтобы не допускать полного ухода средств в «тень», а с другой – контролировать системные риски, источник которых в основном кроется именно в теневой финансовой системе.

Предполагается, что вопросы теневого бэнкинга будут обсуждаться лидерами G20 на саммите в Санкт-Петербурге в следующем году. Совет по финансовой стабильности (FSB) намерен на этом саммите выступить с актуальными предложениями по борьбе с теневым бэнкингом.

В заключение коротко о FSB. Эта организация была создана в апреле 2009 года в самый разгар мирового финансового кризиса на саммите «большой двадцатки» в Лондоне. Официально декларированная цель новой организации – координация на международном уровне действий национальных финансовых властей и международных организаций по разработке и практической реализации мер укрепления финансовой стабильности. Меры предусматривают мониторинг, регулирование и надзор со стороны финансовых властей банков и иных организаций, действующих на финансовых рынках (фондовых, валютных, кредитных, денежных, страховых). В настоящее время FSB возглавляет Марк Карни (Mark Carney), управляющий центрального банка Канады (Банка Канады).

Секретариат FSB расположен в Базеле в здании Банка международных расчетов (БМР). Де-факто FSB оказывается подразделением БМР – организации, координирующей деятельность центральных банков разных стран. В рамках БМР действует комитет по банковскому надзору, разрабатывающий рекомендации для центральных банков и других финансовых регуляторов по предотвращению массовых банкротств банков и банковских кризисов. Эти рекомендации содержатся в объемистых документах, которые принято называть: «Базель 1», «Базель 2», «Базель 3». Рекомендации БМР по банковскому надзору фактически консервировали и продолжают консервировать сложившуюся в мире воровскую ростовщическую систему, порождающую кризисы. О чем свидетельствует мировой финансовый кризис 2008–2009 гг. Это не удивительно: ведь БМР – организация, созданная самыми мировыми ростовщиками. Разговор о происхождении БМР, ее истинных целях и задачах выходит за рамки данной публикации. Можно лишь коротко сказать, что БМР наряду с Федеральным резервом является ключевой организацией мировой финансовой системы.

9