Ограбление России | Страница 8 | Онлайн-библиотека


Выбрать главу

Четверть мирового банковского бизнеса – в «тени»

1. Последний доклад FSB: шокирующие данные о мировом банковском бизнесе

Совет по финансовой стабильности (Financial Stability Board – FSB) в конце текущего года опубликовал доклад о «теневых» операциях банков и других финансовых организаций в глобальном масштабе.

В докладе имеются оценки масштабов «теневых» операций в 2011 году. Общий объем таких операций составил 67 трлн. долл., что лишь немного меньше величины мирового валового внутреннего продукта (ВВП) в том же году. Эта цифра потрясает. Ведь до сих пор считалось, что весь «теневой» сектор глобальной экономики составляет порядка 30–35 % мирового ВВП, причем в группе экономически развитых странах «тень» составляет в среднем 15 %, а в группе развивающихся стран – 40–50 % ВВП. Таковы оценки Международного валютного фонда, Всемирного банка, Организации экономического развития и сотрудничества и других международных организаций. Исходя из последней оценки Всемирным банком мирового ВВП в 2011 году, равной 70 трлн. долл., получаем, что «теневой» сектор мировой экономики в указанном году составил 21–24 трлн. долл.

Получается, что теневые операции банков и финансовых организаций примерно в три раза превысили масштабы традиционного «теневого» сектора мировой экономики. Подобная откровенная оценка Совета по финансовой стабильности кардинальным образом меняет наше представление о структуре и устройстве всей мировой экономики.

Масштабы «теневых» операций банков растут с каждым годом. Самая ранняя оценка относится к 2002 году: 26 трлн. долл. Накануне мирового финансового кризиса (2007 г.) «теневые» операции составили уже 62 трлн. долл. По мнению многих экспертов, именно все больший уход банков в «тень» усиливает неустойчивость мировой финансовой системы, становится «питательной почвой» для повторения глобальных финансовых кризисов. Правда, авторы доклада пытаются придать своим оценкам и выводам некоторый оптимизм, утверждая, что доля «теневых» операций в общих оборотах финансовых организаций с 2007 года не увеличивается. Но и в 2011 года она составляла, по оценкам FSB, 25 % совокупных оборотов всех банковских и финансовых организаций в мире. Примерно такой же является доля «теневого» сектора банков и финансовых компаний по показателю активов. Но даже четверть мирового финансово-банковского бизнеса в «тени» – запредельно высокая величина.

В докладе отмечается, что лидерами по масштабам «теневых» операций являются финансовые организации США – 23 трлн. долл. На втором месте – организации европейских стран, входящих в зону «евро» (22 трлн. долл.). На третьем месте – финансовые организации Великобритании (9 трлн. долл.). Таким образом, на финансовые организации всех остальных стран мира (Япония, Канада, Австралия, более десятка европейских стран, Китай, Индия, Россия, Бразилия, все развивающиеся страны) приходится 13 трлн. долл. То есть менее 1/5.

Что касается России, то доля «теневого» банкинга в нашей стране экспертами оценивается на уровне среднемировых значений: 25–30 % от оборотов и активов «белого» бэнкинга. Активы российской банковской системы, по данным Банка России, составляют 47 трлн. рублей (1,5 трлн. долл.), следовательно, в «теневом» бэнкинге находится активов на 12–14 трлн. рублей (380–440 млрд. долл.).

2. США и Великобритания – главные зоны теневого бэнкинга

Цифры, содержащиеся в докладе FSB, очень примечательны на фоне постоянных заявлений государственных деятелей и политиков Запада, что основная часть мировой «теневой» экономики находится за пределами зоны обитания «золотого миллиарда». Из данного доклада следует, что, судя по всему, не менее 90 процентов всего «теневого» финансово-банковского бизнеса в мире приходится на организации, зарегистрированные в зоне «золотого миллиарда». Поэтому в «черные списки» ФАТФ (организация, действующая в рамках ОЭСР и занимающаяся вопросами борьбы с «теневой» экономикой и «отмыванием» «грязных» денег) в первую очередь надо вносить такие страны, как США и Великобританию.

Наиболее высокий относительный уровень «теневых» финансово-банковских операций зафиксирован в некоторых финансовых центрах и странах с признаками оффшорных зон. «Теневые» обороты финансово-банковских организаций по отношению к ВВП составили в Гонконге 520 %, а в Нидерландах – 490 %. Отметим, что в целом по миру все «теневые» операции финансово-банковских организаций составили в 2011 году 86 % мирового ВВП (по данным доклада FSB; по нашим оценкам, – 96 %). На фоне среднемирового показателя явно выделяются две страны: Великобритания – 370 % и США – 150 %. «Теневые» операции обеспечивают банкам и финансовым организациям основную часть их прибылей. В США, например, в первой половине XX века доля финансового сектора в общем объеме прибылей компаний всех отраслей экономики находилась на уровне 10 %, в 70-е гг. прошлого века – 20 %, а в настоящее время – более 50 %.

В континентальной Европе уровень развития теневого бэнкинга более скромный (за исключением Нидерландов).

Авторы доклада к «теневым» операциям относят те, которые выпадают из поля зрения регулирующих и контролирующих (надзорных) органов. Почему самые большие объемы «теневых» операций зафиксированы в Соединенных Штатах? Авторы доклада считают потому, что там во времена президента Билла Клинтона была проведена либерализация финансового регулирования операций банков и других организаций. Прежде всего, был отменен Закон Гласса-Стигала, который запрещал кредитно-депозитным организациям (коммерческим банкам) проведение высоко рисковых инвестиционных операций за счет средств вкладчиков. Согласно этому закону, который был принят в 1930-е годы в условиях разразившегося тогда в Америке кризиса, высоко рисковые спекулятивные операции с ценными бумагами были выведены в так называемые инвестиционные банки (инвестиционные брокеры). Финансовые регуляторы не несли ответственность за спекулятивные операции таких банков, все риски ложились на инвесторов. Отмена закона Гласса-Стигала и некоторые другие послабления финансового регулирования в эпоху Б. Клинтона привели к тому, что средства вкладчиков из банков стали уходить на фондовые рынки. При этом банковский надзор перестал «видеть» полный спектр операций банков, большая часть операций стала для такого надзора «непрозрачными», или «теневыми». Все это ускорило наступление финансового кризиса сначала в Америке, а затем за ее пределами.

3. Теневой бэнкинг США на основе данных ФРС

Оценки доклада FSB, относящиеся к США, можно дополнить последними цифрами из статистики Федерального резерва США. По данным ФРС, на конец третьего квартала 2012 года совокупные активы частных депозитных институтов США (проще говоря, коммерческих банков) составили 14,76 трлн. долл., т. е. были почти равны годовому ВВП страны. При этом кредиты депозитных институтов (depository institution loans) составили 2,18 трлн. долл., а кредитные рыночные инструменты (credit market instruments) таких депозитных институтов – 11,29 трлн. долл.. Кредитные рыночные инструменты – различные ценные долговые бумаги, обращающиеся как на фондовой бирже, так и за его пределами. Денежные власти США отслеживают лишь небольшую часть активных операций американских банков, относящихся к традиционному кредитованию. Комиссия по ценным бумагам США более или менее отслеживает операции с ценными бумагами на фондовой бирже, а то, что за ее пределами – покрыто большим туманом, вернее – тенью.

Можно отметить, что значительная часть операций американских банков с ценными бумагами вообще не отражается в их балансах. Тут возможно два варианта.

Первый вариант: банки часть своих операций относят к категории «забалансовых» или «внебалансовых» (off-balance sheet operations), о них не знают ни регуляторы, ни клиенты, ни партеры таких банков. Либерализация времен Б. Клинтона создала возможность для широкого использования таких бухгалтерских «хитростей» как банкам, так и компаниям других секторов экономики. Уже вскоре после того, как был дан «зеленый свет» использованию таких «хитростей», произошел крах энергетического концерна «Энрон», который вел двойную и даже тройную бухгалтерию.

8