Академия для строптивой | Страница 8 | Онлайн-библиотека


Выбрать главу

– Вот, значит, как? – Я злобно прищурилась. – Ничего, они у меня еще попляшут. Вместе, значит, развлекаются, а я страдай?

– Так, может, папе рассказать про то, что вы с Демионом знакомы? – наивно предложила Риз. Ее большие карие глаза доверчиво распахнулись.

– Ага, и про обстоятельства знакомства – тоже! – Смешок вышел нервным. – Я похожа на самоубийцу? А потом, я уже однажды Демиона подставила и не могу ему подложить такую свинью еще раз. Думаешь, папа будет разбираться: кто прав, кто виноват? Достанется всем по первое число. Хорошо, если академия уцелеет. Нет уж, я не настолько на своего блондинистого няня зла. Пусть живет.

– Да-а-а, проблема… – протянула Риз, надув пухлые губки.

– Это еще не все. – Я отмахнулась и загрустила, вспомнив про проклятие.

– Что еще?

– Я случайно Демиона прокляла… очень глупо получилось.

– Чем? – ахнули девчонки хором.

– А это следующая…

– Проблема? – вздохнула Сильвена и неожиданно закрыла глаза.

Риз и Лира замерли, валькирия даже палец к губам приложила, показывая, что мне лучше молчать.

Пифия начала медленно покачиваться, ее кожа бледнела, а сама Сильвена все больше становилась похожа на призрак. Я внутренне сжалась, ожидая от подруги предсказания, но спустя минуту транса Сильвена вздрогнула, открыла глаза и, тряхнув волосами, с сожалением сказала:

– Нет. Не знаю… ничего не вижу. Точнее… что-то вижу… но это «что-то» – ничего.

– Это как? – подозрительно уточнила Риз.

– А вот так! – раздраженно буркнула Сильвена и надулась. – Придется тебе, Касс, самостоятельно вспоминать, что произошло.

– Да я уж поняла, но в голову ничего не приходит. Я сунула проклятие в карман… Ну не само проклятие, а лишь заготовку, в которую не успела вложить никакого речевого смысла.

– Зачем ты это сделала? – не выдержала Лира. На ее лице застыло возмущенное удивление. – Кто кладет в карман сгусток чистой энергии? А если бы ты у нас училась, ты бы пульсар в карман сунула? Это же очень опасно!

– Нет. – Я помотала головой, не понимая, как можно сравнивать такие разные вещи. – Пульсар жжется, а неактивированное проклятие – нет. Оно мне в руках мешалось, а потом появился Демион, отвлек, я забылась, а когда вспомнила, проклятия в кармане уже не было, а по пятам за блондинчиком вился черный мерзкий дымок, которого, кроме меня, никто не видел… Оно само получилось, я совершенно не виновата!

– Так. – Лира выдохнула и потерла руками виски. – Вряд ли ты смогла организовать что-то смертельное, правильно, Кассандра?

– Не знаю. – Я пожала плечами, стушевавшись под пристальным взглядом голубых глаз. – Отрабатывала технику, ни о чем не думала, а тут появился Демион, напугал, я потеряла концентрацию и… в общем, вот. Думала, у меня ничего не вышло! Но, оказывается, я талантливее, чем себе представляла.

– Лучше б была бездарностью! – отрезала Сильвена. – Демиону нужно будет все рассказать. Это не шутки, – отрезала она. – Это его профиль. Без помощи специалиста мы ни за что не поймем, что Касс натворила.

– А это обязательно? – проблеяла я и с ногами заползла на кровать, сжавшись у стенки. – Он и так хочет меня убить. А когда узнает о нечаянном проклятии неизвестного содержания, совсем взбесится. Я его боюсь.

– Никто никого не убьет. – Лира была сосредоточена. – Вспоминай лучше, что ты могла ему пожелать этакого?

– Не знаю. – Я всхлипнула. – Точно не желала сдохнуть. К счастью.

– Да уж. Тебе вообще нужно отвыкать желать такое, даже сгоряча и нечаянно. Слишком много поставлено на кон.

– И покалечиться тоже точно не желала, – продолжила я вспоминать.

– Уже лучше, – попыталась успокоить меня Сильвена. – Давай приходи в себя и отправляйся каяться. Вдвоем вы быстрее найдете способ избавиться от проклятия. Просто это не уровень первого курса. Как у тебя вообще вышло создать что-то такое?

– Пролила на руки усилитель… – нехотя созналась я. – Ну и вообще была на эмоциях.

– Много пролила?

– Ну, видимо, достаточно. Демион меня точно убьет. Не могу я к нему идти сама. Может, ничего страшного, может, проклятие само рассосется? – с надеждой уточнила я. – А вдруг дымок мне просто почудился? Бывает ведь такое? Переутомилась, перенервничала, в глазах помутнело?

– Я бы не стала мечтать… – медленно отозвалась Сильвена и грустно мне улыбнулась. – Собирайся с духом.

– Не получается.

– Ну, это ничего! – Риз суетливо метнулась в сторону кладовки третий раз за вечер. – Сейчас! Для смелости у меня имеется нечто особенное.

Нечто особенное было ядовито-зеленого цвета. Внутри пузатой бутыли плавал, довольно срыгивая, изумрудный и очень редкий змееныш. Представления не имею, где его умудрилась достать Риз. Неужели сама вырастила? Говорят, сделать это невероятно сложно – зеленый змий капризен и часто дохнет. Но если уж выжил, то существует долгие годы, обеспечивая хозяев ярко-зеленым крепким пойлом с отчетливым привкусом полыни и забойным непредсказуемым эффектом. Пить этот алкоголь нужно осторожно, так как он коварен. На рынке стоит дорого и очень ценится. Успехи в учебе у Риз были посредственные, мне кажется, это потому, что свое призвание она уже нашла.

– Я это пить не буду, – сморщив носик, сказала Сильвена и даже отодвинулась, демонстрируя свое отношение.

– А я буду пить все, – мрачно заметила я и с суровой решимостью уставилась на плавающего в зеленых водах змия.

– Лира, а ты хочешь? – тоном вежливой хозяюшки поинтересовалась Риз.

– Нет, – покачала головой наемница, и я удивленно на нее покосилась. Но, видимо, Риз знала подругу лучше, поэтому уточнила:

– А будешь?

– Буду! – тут же оживилась валькирия.

Ко второй кружке зеленой настойки похорошело, а когда мы только разлили по третьей, в дверь постучали. Судя по оживившимся Труселям, которые начали плотнее обхватывать ягодицы, пожаловали парни. Сильвена попыталась тонко возразить, что там Зельц – ее возлюбленный третьекурсник, но мы мольбы проигнорировали и посетителей изгнали, чтобы не мешали прекрасной половине кутить. Парни оскорбились, но, когда в одного из самых наглых полетела тапка, решили, что разумнее будет ретироваться, а мы продолжили загул, стараясь игнорировать изрядно помрачневшую Сильвену.

Зеленая настойка Риз оказалась нескончаемой. Змия хватало надолго, мы подливали в бутыль воды, он начинал шипеть, плеваться, возиться, и скоро жидкость меняла цвет и снова приобретала все необходимые для веселого времяпрепровождения качества.

– Он же, наверное, туда писает! – пыталась вразумить нас Сильвена, потягивавшая маленькими глоточками вишневую наливку из смешной чайной чашки, украшенной розочками.

– Ну и что? – искренне изумилась я. – Вкусно же! – И сделала очередной глоток в подтверждение своих слов. Вообще, если честно, вкусно не было, особенно сначала, было очень крепко.

В ушах уже шумело, попа жаждала приключений, а мир вокруг был скучен и сер до безобразия, и тогда в чью-то больную голову пришла идея организовать вечеринку и позвать друзей. Благо спиртное у нас имелось в избытке.

– Вот не стоило прогонять мальчишек! – буркнула все же обиженная на нас Сильвена и залпом допила из кружки наливку. При этом сделала она это так манерно, оттопырив мизинчик, что я прыснула со смеху и едва не свалилась с кровати, на которой сидела.

Лира притащила большой лист бумаги, а мы с Риз, толкаясь и хихикая, изобразили на нем огромные панталоны. Я с детальной точностью воспроизвела клубнички и рюши, используя как образец папин подарочек. Сверху мы подписали крупными буквами: «Ночь клубничных Труселей! Танцы, выпивка до рассвета! Закусь приносить с собой», – и вывесили это чудо художественного искусства на дверь комнаты.

– А комендант? – поинтересовалась я. В пансионе благородных девиц с этим было очень строго. Любые вольности пресекали. Здесь же, судя по кутежу на других этажах, к загулам относились проще.

– Обхода не бывает.

– Бывает, – мрачно заявила Лира, – но через пару часов. Вы в это время чаще всего спите. Впрочем, сомневаюсь, что нам дадут порезвиться так долго.

– Ничего, – заметила я, – главное – качественно. А потом мы всегда можем позвать коменданта к себе!

8