Академия для строптивой | Страница 11 | Онлайн-библиотека


Выбрать главу

Я заверещала так, что, наверное, перебудила половину этажа. Всех, кроме предательницы Сильвены, которая продолжала дрыхнуть беспробудным сном. Мигом протрезвев, я подскочила и прижалась спиной к стене из дикого камня, а Демион продолжил поливать меня из душа, невзирая на ругань.

– А нечего пить! – приговаривал он. – Ты у меня еще станешь примерной девушкой, умницей и красавицей, иначе твой отец меня живьем съест. А мне еще в следующем году защищаться!

– Не думала, что ты такая тряпка! – отплевываясь, орала я и пыталась откинуть с лица намокшие пряди. – Папочку моего испугался!

Я была зла, хотела язвить и уколоть, по возможности больнее, но Демион не поддался на провокацию.

– Во-первых, папочку твоего бояться не стыдно, – как ни в чем не бывало отозвался он. – А во-вторых, он только и ищет способ меня отсюда выгнать, а у меня есть причины этого не допустить, и я не позволю какой-то рыжей мелочи испортить все планы. Понятно?

– Понятно, – буркнула я, с отвращением чувствуя, как то появляются, то исчезают под намокшей юбкой Труселя. С одной стороны, они считали, что хозяйка в душе, а с другой – чуяли рядом опасное присутствие мужчины и защищали мою изрядно подмоченную честь. Ощущения были отвратительными, а когда Демион скомандовал: «Раздевайся!» – я сделала такие большие и круглые глаза, что им бы позавидовала самая лучшая выпускница пансиона благородных девиц.

– Ты даже так умеешь? Изображаешь скромность вполне натурально! – усмехнулся он и, швырнув в меня полотенцем и халатом, содранными с вешалки, вышел из ванной комнаты. Я подозревала: не из-за врожденного такта, а не желая связываться с таким опасным объектом, как дочка ректора. Я его прекрасно понимала. Наверное, он меня воспринимает как пульсар замедленного действия, созданный магом-недоучкой, – не знаешь, в какой миг рванет.

Я стащила с себя мокрое платье, нацепила куцый халатик, едва прикрывающий появившиеся снова Труселя, и принялась вытирать длинные спутавшиеся волосы. Приводить их в порядок не осталось сил. Было холодно, и била дрожь. Отвратительное состояние, когда и алкоголь вроде бы вышел, а похмелье еще не наступило, и былого веселья нет в помине.

– Ты долго там?! – Демион не отличался терпением и уже через пять минут стал настырно долбиться в дверь.

Я буркнула: «Сейчас», – и выползла пред его светлые очи. Смотрел на меня нянь с выражением презрения, даже Труселя не сжимались. Значит, я была блондину настолько отвратительна, что магическая штука не воспринимала его как угрозу девичьей чести.

– Пьяные девушки выглядят безобразно! – заявил он и поволок меня в сторону кровати, я даже не успела вставить веское: «Тебя спросить забыли», – а он продолжил: – Ты – дочь ректора, а нажралась, как базарная девка.

– И что? – Я удивленно похлопала глазами, на самом деле не улавливая связь. – Что я, не имею права повеселиться?

– И ничего! – Он остановился и резко развернулся ко мне. В комнате было темно, но лунный свет позволял хорошо разглядеть выражение лица Демиона и сверкающие в темноте глаза. – Думаешь, они тебя принимают за свою на сто процентов? – усмехнулся он. – Не будь наивной.

– Принимают, – упрямо заявила я, стараясь не отвести взгляд.

– Принимают. – Демион наклонился к самому моему уху и прошептал: – Они интуитивно считают, что ты лучше их. Тебя обожествляют, с тобой дружат и считаются, но лишь до тех пор, пока ты не опустишь себя до их уровня или ниже. Не будь глупой.

Щеки обдало жаром, Труселя опомнились и сжались, а я буркнула:

– Тебе-то какое дело? – и послушно улеглась на кровать, как только Демион подтолкнул меня в нужном направлении.

– Ну… – Он усмехнулся и закусил губу. Этот жест сводил меня с ума, хотелось запустить в Демиона чем-нибудь тяжелым, но под рукой ничего не было. – Я теперь твоя нянька и к некоторым своим обязанностям отношусь очень серьезно.

– А давай эта не будет входить их в круг, а? – как только голова коснулась подушки, сразу же жутко захотелось спать, и я зевнула.

– Следить за тобой проще, чем корпеть над диссертацией, – парировал Демион со смешком.

– Сомневаюсь, – буркнула я и закрыла глаза. – Кстати… – В последний миг я вспомнила, из-за чего началась вечеринка и что я хотела сказать Демиону. – Я тебя прокляла случайно…

– Что? – Он дернул меня за плечо, пытаясь вырвать из полудремы. – У тебя сил не хватит! – не очень уверенно добавил он.

– Так нечаянно же… – сонно отозвалась я. – Специально бы точно не смогла. Но давай об этом завтра? Я сплю-у-у.

– Как? Как ты меня прокляла? Кассандра?

– Ну… Несильно вроде бы.

– Кассандра! – Он дернул меня еще раз, но я сначала вяло отмахнулась рукой, потом запустила в него подушкой.

Демион возмутился, разбудил Сильвену и схлопотал тапкой по спине. Видимо, после этого он ушел, потому что проснулась я уже с утра с головной болью и смутными воспоминаниями о вчерашнем вечере.

Глава 5

Тяжелые магические будни

Утро у меня началось так же, как и закончился вечер. С отвратительного самочувствия и Демиона, который влетел к нам в комнату, даже не удосужившись постучаться. Вчера и я, и Сильвена отрубились и запереться изнутри не смогли. Я спросонья подумала, что блондинчик так сильно переживает из-за проклятия, но для порядка все же зашипела:

– Что ты творишь?! Тебя стучаться не учили?

Демион только отмахнулся, стащил меня с кровати и без слов поволок в ванную. В мою сторону он даже не смотрел. Я семенила и пыталась свободной рукой одернуть ниже полы халата, в котором вчера так и уснула. Халатик был очень короткий, откровенный и изысканный – мамин подарок на день рождения. Труселя под ним едва умещались, и рюши грозили высунуться из-под подола. Такого позора я вынести бы не смогла, вот и тянула полы вниз, что со стороны смотрелось как милое смущение. Демион неопределенно хмыкнул, наблюдая за моими манипуляциями, но не отстал, а когда мы все же оказались в узкой ванной, засунул меня головой под холодную струю воды. В макушку посыпались слова заклинания.

Я взвыла от боли, чувствуя, как проясняются мысли и отступает похмелье.

– Спасибо… – хрипло выдохнула я, разогнувшись. – Но к чему такая спешка? Нельзя было попозже заглянуть?

– К тому! – буркнул Демион, отступая. Он сам выглядел помятым – сонный, с растрепанными волосами. – Там папочка твой гневается! Сейчас всем влетит. Что ты опять учудила?! И, самое главное, когда успела? Ор стоит на весь третий этаж. Все твой подарочек вспоминает. Было что-то такое? Чем ты вчера родителя после зеленого змия порадовала? Или не помнишь?

– Ы-ы-ы… – затянула я, но Демион сморщился и попросил молчать.

– За тобой сейчас придут, – отрезал он. – Я слышал, как ректор вопил: «Где эта рыжая змеюка и…» А, ладно, дальше пропустим. Там идут эпитеты, относящиеся к моей скромной персоне.

– А ты-то тут при чем? – не поняла я.

– А я за тобой обязан следить, и любой твой косяк – это мой косяк. Если думаешь, что такое положение дел меня радует, – ошибаешься. Но приходится мириться.

– То есть ты будешь исправлять мои косяки? – усмехнулась я. Утро начало представляться в более радужном цвете, чем десять минут назад.

– Нет. – Блондинчик ехидно ухмыльнулся. – Я буду следить, чтобы ты их не допускала. Но, чую, это довольно сложно.

Наши вопли и препирательства все же разбудили Сильвену, и она, постанывая от головной боли, выползла из кровати. Взглянув на Демиона, неразборчиво что-то булькнула и бросилась в туалет, а я наставительно заметила:

– Вот, при виде тебя девушкам плохо становится. Не стыдно?

– Нет, – категорично заявил он. – Пить меньше надо.

– И тебе даже не жалко нас?

– Не жалко. Я бы предпочел, чтобы и ты мучилась от похмелья, но подозреваю: если к папе я приведу тебя в таком состоянии, мне же будет хуже. Не уследил.

– Какая удобная у меня нянька! – усмехнулась я и отправилась одеваться.

– По поводу удобства мы еще посмотрим! – процедил Демион и вышел в коридор. – И тебе еще ждет разговор про проклятие!

– Ы… – заикнулась было я, но подумала и промолчала.

Голова у меня больше не болела, разум прояснился, и ко мне начало возвращаться хорошее настроение. Прежде чем за мной прибежала папина секретарша, цокая каблуками, словно подкованная лошадь, я успела переодеться и высушить волосы. Секретарша была бледна, и один ее глаз заметно дергался, из чего я сделала вывод, что папа действительно зол. Чего это он так? Пироженко у меня весьма милое, и опять же к утреннему кофе хорошо пойдет. Папа не восторженная первокурсница, вряд ли он задумался о чувствах магического эпифеномена неудавшегося заклинания. По моим расчетам, должен был съесть и не поморщиться. Да еще и секретаршу угостить. «Что-то тут не то…» – пронеслось в голове.

11