Потерянное солнце | Страница 9 | Онлайн-библиотека


Выбрать главу

– Я и не знала, что он так широко собирается отмечать.

– У него юбилей тридцать лет, – шепотом отозвался Игорь.

Катя увидела Женю.

– Милая моя, где ты все пропадаешь, я тебя так сегодня и не увидела?

– Ммм…

– Катя, прости, это наверное я виноват, Женя помогала накрывать столы нам, – Игорь смутился, прикрывая Женьку, которая смотрела в пол, на доли секунды бросая взгляд на начальницу.

– Ясно, после застолья, мне все же хотелось бы тебя видеть. У тебя и вправду много работы.

– Я буду, спасибо Вам.

В большой комнате воцарилась тишина. Все оглядывали стол, время было обеденное, и уже хотелось, есть, все разбирали стаканчики, которые по выбору и по вкусу уже были наполнены. Катя взяла шампанское, напряжение росло, вроде бы уже и выпить пора. Но тост так никто и не решался брать. Игорь в меру своего стеснения, надеялся, что кто-нибудь все-таки осмелится, и ему не придется при всех говорить речь.

– Ну, так, дорогие коллеги, у нас есть прекрасный повод, который собрал нас тут. Сегодня у нашего сотрудника, – взяла слово Ольга Валерьевна, Игорь выдохнул, – день рождения, юбилей. Алексей, тебе сегодня исполнилось тридцать лет, для мужчины это рубеж. Где задумываешься, что ты уже сделал. И что тебе еще предстоит сделать. Это прекрасный возраст. Потому что ты уже зрелый, умный мужчина, все промахи, ну или почти все, уже позади, а рассудительные поступки, еще впереди. От лица нашего коллектива я желаю тебе, чтоб твои поступки, приносили тебе только удовлетворение, радость. Чтоб твоя целеустремленность только росла. Ну и чтоб семейная жизнь не заставила долго ждать. – За тебя!!! – Все подняли пластиковые стаканчики, – За тебя!

Тишина кончилась, все приступили к столу, с которого быстро пропадала еда, закуски. Бутылки. Народ начал общаться, что-то обсуждать. Кому-то уже успело «ударить в голову» шампанское. Девушки потянулись поздравлять Алексея, такого незаметного, молчаливого, но очень милого. Кто-то еще несколько раз брал тост. Алексею было приятно, он давно не чувствовал столько внимания сразу.

Он знал, что юбилей он будет отмечать, но когда он думал об этом еще лет десять назад, то думал, что все будет совсем по-другому. Что он все-таки исполнит свою мечту и откроет частную, выездную фирму. Настоящих профессионалов, компьютерных гениев, которые как «скорая» будут выезжать к больному, вирусному компьютеру. Что у него к тому времени будет семья.

Что Верочка из соседнего подъезда изменит свое решение и даст согласие. Она такая милая, она всегда была такой, он помнит, как она шла в первый класс. Как она по дороге в школу говорила – мама у Ирочки бантики больше чем у меня. В дальнейшей, своей взрослой жизни, Веру очень часто заботило, что и у кого больше, лучше, красивей и дороже. Он всегда старался ради нее, к своим восемнадцати годам он понял, что безумно влюблен в нее. И когда романтические песни под гитару не давали уснуть летом, он не спал от того, что сердце его разрывалось вечерами. Он сидел напротив ее подъезда, и ждал, чтоб заговорить с ней, но ее кто-то всегда провожал. Он часто смотрел в окно, и видел как она его девушка, целуется с другим.

Это было просто невыносимо, но одним летним, дождливым вечером, он дождался ее, она была одна, она плакала, ее платье прилипло к ногам, сжав руки, она шла домой.

– Вера, – он сам опешил от своего голоса, он так долго ждал этого, что не смог удержаться.

Она остановилась, вглядываясь сквозь стену дождя, чтоб разглядеть того, кто звал ее. Он подбежал к ней,

– Ты мокрая, я могу тебе помочь?

– Себе помоги, – она забежала в подъезд, он догнал ее, схватил за руку.

– Я люблю тебя, я хочу на тебе жениться.

– А я – нет, что у тебя есть? Где ты учишься? В ПТУ, слесарем или сантехником будешь?

Вырвавшись, она убежала. Он долго стоял, внутри все жгло. Дома он не мог уснуть. Какое-то время он ненавидел ее. Потом все так же огненно любил, но больше никогда не подходил. Он, конечно, знал, как она живет. Он думал о ней, и даже простил. А еще он узнал, что в тот дождливый вечер ее бросил парень, которому нужна была образованная, умная девушка.

– Ты не для меня, – сказал он ей насмешливо, а ведь она любила его, он говорил, что они поженятся. Она подарила ему себя. Хотела детей, – Что? Чему ты научишь моих детей?

Потом жизнь ее как будто кто-то изменил одним движением, она долго сидела взаперти дома, и вышла совсем другая Вера. Самоуверенная, наглая, бесчувственная, решившая пользоваться парнями, как и они ей.

Он вырос, у него была мечта, он знал, точно чего хочет и как он дальше будет жить, еще немного оставалось накопить, и тогда он откроет свое дело. И вот спустя как будто век, она подошла сама, так же, как и он когда-то, ждала его около подъезда.

– Привет Леша.

Он огляделся, убедившись, что выше сказанное посвящалось ему, выдавил из себя:

– Привет.

– Я, честно говоря, и не надеялась, на другой тон. Но все же мне надо к тебе обратиться. – Она смотрела в асфальт, буря в нем дырку. И он не смог устоять.

– Чем я могу тебе помочь?

Они гуляли всю ночь до утра, он хотел, что бы эта ночь не кончалась, он чувствовал себя счастливым и нужным, любимому человеку. Все обиды прошли, в нем проснулась та детская, наивная, первая любовь, только унижение, боль, которые он пережил тогда, прятались за стенкой любви, жалости к такому беззащитному созданию, которое так хотелось согреть, обласкать, и защитить. Он узнал как она жила, все эти годы, переезжая к женихам, не возвращаясь в родную квартирку, которая была так не далеко от него. Она рассказала, что чувство счастье странное само по себе, то бывает, то пропадает, но никогда не остается. Почему? Всегда хочется чего-то больше, что в какой-то момент понимаешь, а нужно ли тебе было именно это? А может что-то другое? Она так и не получила образование, о котором мечтала. Ее обеспечивали. И этого всегда хватало. Но случилось непредвиденное, она влюбилась. Это никак не вписывалось в ее планы. Он был женат. Он снимал ей квартиру, ничего ей не обещав, она знала, что он никогда не оставит свою семью. Ему было это удобно, ей – впервые нет. Она перестала посещать увеселительные заведения, боясь пропустить встречу с ним. А вдруг он приедет, а меня нет? Подруги, друзья – все отошло на второй план. Был только он, и ей никто был не нужен. Она так сильно любила, что поняла, что не сможет жить вот так. Когда твое счастье где-то рядом, но не с тобой, она пыталась сначала разлюбить, и дальше пользоваться всеми привилегиями роскошной жизни, такой он и хотел ее видеть, беззаботной, жизнерадостной, легкой, не зависящей ни от кого, даже от него. Но у нее не получилось, как она ни старалась. Она стала сражаться за свое счастье, пытаясь сначала поговорить с ним, но у нее ничего не выходило. Он был твердым и непреклонным, семья важней всего. И все разговоры он быстро пресекал. Рассказывая ей, что она его жена всегда была с ним, в легкие и трудные минуты его жизни. Она, та другая выстояла с ним все, и он никогда ее не оставит.

– Тогда зачем тебе нужна я?

– С тобой я чувствую себя молодым.

– И все?

– И все.

Она хотела уничтожить ее. Но он предусмотрительно никогда не давал домашний, рабочий и даже сотовый номер, для нее у него был отдельный телефон, и она не знала его адреса. И тогда она решилась на беременность, тогда он поймет, насколько сильно я люблю, думала она. И опять будет чувствовать себя молодым, взяв на руки еще одного сынишку, он опять станет папой. Намерение ее было твердым, и она перестала принимать, контрацептивы, снимающие головную боль о детях, которые в его планах никак не входили. Договоренность о них была изначальна, он по-другому и не представлял, а она в то время действительно не планировала беременность. Впереди было столько всего интересного, неизведанного, и планы о детях в ее списках, как и в его не стояли. Ну, спустя несколько лет безумных страданий, мучений, неизведанности дальнейшей жизни и понимания того, что время уходит, подруги выходят замуж, обзаводясь полноценным семейством, она решилась на это. Ее участь перестала ее устраивать, она устала, значиться в любовницах у любимого человека и ей тоже захотелось, этого простого семейного счастья, узнать, что такое материнство. Беременность не наступила быстро, она была долгожданной, несколько месяцев, она смотрела на тест с вопросительным взглядом, – ну? Нет. И опять месяц ожидания. Ну-ну? Ну, пожалуйста. Даааааааааа. Заветные две полоски. Они-то все и решили.

9