Потерянное солнце | Страница 2 | Онлайн-библиотека


Выбрать главу

Катерина работающая в отделе бухгалтерии не занималась бухучетом, ее маленький кабинет, где она должна была верховенствовать, назывался гордо – «Начальник по рекламе». В ее подчинении работала молодая, перспективная девушка, которая по сравнению со своими предшественницами задержалась на работе в помощниках и, самое удивительное, не собиралась уходить и по виду была довольна своей работой. Катерин, не особо нагруженная своей работой, помогала Валерию Алексеевичу, в свободное от сочинения могущественных лозунгов время. Она помогала ему с клиентами, передавая их дальше отделу сопровождения, которые дальше работали с ними.

Девушка тщетно пыталась заняться работой, но мысли крутились то вокруг не совсем благоприятной погода для ее любимой весны, то, о том, что ей приготовить на ужин. Почему, и что тому виной и главное – когда она уловила нить прохлады в отношениях с мужем? В мыслях была полная неразбериха, и сконцентрироваться на работе было все труднее и труднее. Она начала погружаться в воспоминания прошлой, радостной жизни, где все было прекрасно и удивительно. Она вспоминала первые годы жизни с любимым человеком, с каким восторгом и юношеской задорностью они ремонтировали квартиру, в которой они должны были по их задумке провести лучшее время своей жизни.

Припомнилось ей, как муж был влюблен в нее, как восхищался ее красотой, как осыпал ее нежностью и заботой. Она вспомнила рождение первой и единственной дочки, с каким трепетом к ней относился муж, как баловал ее и маленькую дочурку, как они мечтали о большой семье и не понятно, почему они остановились на достигнутом. Ее воспоминание прервал мужской голос:

– Катя, ты что уснула?

– А она у нас часто в облаках летает и только ей это позволяется, – раздался голос Людмилы. Катерина подняла глаза и увидела Игоря, своего друга, одноклассника и сослуживца по работе.

– Привет, Игорь, извини, совсем тебя не заметила, задумалась что-то.

– Да я заметил, что с тобой случилось? Ты что-то неделя от недели все задумчивей и задумчивей становишься.

– Нет, Игорь, нет, просто куча всяких мыслей.

– Что-то мне подсказывает, что эти мысли не касаются работы, как там Димка поживает?

– Спасибо хорошо, что ему будет.

– Ууууу, девушка, что-то не так. Ты никогда не позволяла никому так выражаться о Димке, – сказал Игорь и присел с расстроенной девушкой на рядом стоящий стул. Что у Вас случилось? Черная полоса? Так ты помни, что за ней обязательно будет белая, по-другому просто не бывает. Или у Вас личные проблемы?

– Да что ты к ней пристал, ПМС у нее!

– Что-что, простите?

– Предменструальный синдром.

– Люська, тебя никто не спрашивал, вечно ты со своим языком не можете найти себе достойного занятия, – на одном дыхании выпалила Ольга Валерьевна.

И обе уткнулись в документы, создавая впечатление, рабочей атмосферы. Игорь откашлялся, снизил голос, чтобы посторонние не вмешивались и еще раз с дружеской, соучастной ноткой в голосе спросил:

– Я могу тебе чем-нибудь помочь?

– Я не уверена, не знаю, мне трудно об этом говорить…

– Может, я что-нибудь подскажу, ты главное не робей, не вешай нос, расскажи, в чем проблема? В Димке? Я совершенно точно знаю, что он тебя любит больше всех на свете, прекрасней тебя просто нет.

– Я знаю, что он меня любит, но как будто не со мной, понимаешь? Может, уже нет той нежности и накала страстей, или наша сказочная любовь давно поросла бытом. Понимаешь, Игорь вроде бы все у нас прекрасно, особенно со стороны, – начала явно разговорившаяся девушка, – Мы ходим в гости, смеемся, радуемся, растим дочку, делаем уроки, готовим, ходим в магазины, в общем, все как у всех, но я чувствую мы потухли, нет той искорки или во мне она просто погасла, – она опустила глаза, – зря я все это тебе. Ношу все в себе, мысли всякие крутятся, вообще я выпалила это тебе с горячки, ты уж извини меня.

– Нет, нет, Кать, это ты – молодец, так и надо, это просто период такой, когда задумываешься о жизни, о близких, взвешиваешь все “за” и “против”. Это нормально, но и это тоже пройдет, ты же помнишь. И это тоже пройдет, – сказали они в один голос. Ты же любишь Димку, я знаю, что у Вас все хорошо, по-другому быть не может, у Вас отличная семья, Викуська, просто красавица растет, сколько ей уже восемь?

– Девять скоро будет, – ответила, Катя не поднимая глаз.

– Ну, вот, ты знаешь, ведь это уже много. Ну, в смысле Вы с Димкой сколько уже? Лет десять, так вот, это же срок. Вам надо просто как-то обновить отношения, ну в смысле развеяться, взбодриться, я уверен, что вы проживете до старости.

– Вот именно обновить отношения.

– Нее, ты не так поняла.

– Я знаю, что ты хотел сказать. Он с другими женщинами совершенно по-другому разговаривает, улыбается, кокетничает прям. Рассказывает веселые истории, а они вздыхают, глядят ему в рот. А потом я смотрю на него и не верю, что он может быть таким, со мной он – другой. С другими – он обходительный, галантный такой, я вообще его не узнаю, когда мы находимся в незнакомой компании. Я представляю, какой он там, на работе, сама вежливость, наверно. Вообще ты знаешь, я бы хотела очутиться на месте другой женщины, я бы хотела, что бы он мне улыбался и рассказывал всякие истории, даже если я их уже слышала, я с удовольствием послушала бы еще раз. Я хочу, чтоб он со мной вообще разговаривал, не только о делах, заботах и планах, а вообще понимаешь, о жизни, как с другими, как когда-то… Я бы хотела стать для него незнакомой женщиной, которою заново пришлось бы завоевывать.

– В наш век прогресса, это как плюнуть, я тебе как программист говорю. Люди общаются в Интернете, кто-то наверстывает упущенное, кто-то чрезмерно стеснительный, а там у него все получается, кому-то просто не хватает общения, кому-то в той реальности намного проще общаться, чем в жизни, а у кого-то просто проблема со временем, – у Игоря загорелись глаза, он рассказывал с таким восторгом, что несколько раз повышал тон, а потом понижал, что бы соседние столы ни слышали содержания беседы.

Катя подняла глаза:

– Восхитительно как же я не догадалась, ты – просто молодец, – она заулыбалась, ты мне очень помог. Мы можем познакомиться заново и общаться как совершенно не знакомые люди.

– Катя, Катя, по-моему, я тут наговорил непонятно чего, ты так близко это не воспринимай. Вы же знакомы, как Вы можете общаться как не знакомые, ну или по отношению к нему это будет не очень справедливо, ты же будешь знать, что это он, а он – нет. И как ты узнаешь, что это он?

– Эх ты, программист еще называется, а как же “аська”, она у всех на работе стоит, вот и будем общаться. Спасибо, Игорек, ты мне очень помог, ты зачем приходил-то?

– Не за что, – дрожащим голосом произнес молодой человек, – Я, правда, не совсем уверен, что это все-таки была моя идея, а приходил я, – он почесал затылок, вспоминая нить событий, которая привела его именно в этот кабинет, вспомнил, – Я хотел тебя по-блату, конечно, попросить, у нас, у Лехи Морочко, через три дня день рождения, а он в списках Д.Р., не стоит, это я проверил, то ли он слишком мало проработал, то ли его “вежливо” забыли туда внести. Ты не могла бы это исправить, а то хочется человечка поздравить, хороший он.

– Поняла, все поняла, это досадное недоразумение я беру на себя. Наверное, просто забыли, он, знаешь, вообще невидимый какой-то, наверное потому-то программист, не в обиду тебе. У него и фамилия соответствующая, ты не переживай, я сообщу девочкам, и подарок купим и, поздравим, как полагается.

– Спасибо, Катюш, я побежал, работы еще много, и ты не особо там. Все наладится, а мысли всякие – выкинь, не очень идейка получилась.

– Иди, иди, все будет хорошо.

Катерина посидела еще несколько минут в размышлениях, обдумывала плюсы и минусы весьма занятного общения, и, наконец, занялась работой.

Работа пошла быстро, а за ней незаметно бежало время, пролетел обед, час, два, и к концу рабочего времени Катя выдохнула и поспешила собираться домой. Она достала из сумки зеркальце, помаду, села по удобней, и принялась поправлять макияж. Добившись нужного результата, она встала, убрала все в сумку и начала одеваться, тут открылась дверь.

– Катерина, тебя подвезти? Мне по дороге.

– Спасибо, Денис, мне еще в магазин надо так, что как-нибудь сама.

– Я и в магазин тебя завезу.

– Ну ладно, раз ты такой добрый сегодня, то поехали, что время терять, я готов, – Катерина поспешила к двери, прокричав, – Всем счастливо, до завтра, – она покинула рабочее помещение.

2