О небесах, о мире духов и об аде | Страница 7 | Онлайн-библиотека


Выбрать главу

36. В одних и тех же небесах всякий может быть в сообществе с кем он хочет, но удовольствия от сообщества зависят от сходства блага, в котором кто находится; впрочем, об этом будет говорено в последующих главах.

37. Хотя небеса столь различны между собой, что ангелы одних небес не могут сноситься с ангелами других небес, тем не менее Господь соединяет все небеса в одно наитием непосредственным и посредственным; наитием непосредственным, от него идущим во все небеса, и наитием посредственным от одних небес в другие. Вследствие того все трое небес составляют одно целое, и все существующее в них находится во взаимной связи, от первого до последнего, так что бессвязного нет ничего; что не связано промежуточным с первым, то не может существовать, оно разрушается и уничтожается.

38. Кто не знает Божественного порядка относительно степеней, тот не может понять, каким образом небеса могут различаться между собой, и равно понять, что такое человек внутренний и человек внешний. Большей частью в мире не имеют другого понятия о внутреннем и внешнем или о высшем и низшем, как о чем-то непрерывном или нераздельном, идущем от чистейшего до грубейшего; меж тем как внутреннее с внешним не связно, а раздельно. Степени бывают двоякого рода: сплошные и раздельные (gradus continui et discreti). Сплошные подобны ступеням света от яркого пламени до потемок, или подобны степеням ясности предметов по мере их освещения, или еще подобны степеням чистоты воздуха от низших его слоев до высших: эти степени измеряются расстояниями. Напротив того, степени не сплошные, а раздельные различны, как начало и конец, как причина и следствие, как производитель и произведение. Всякий наблюдатель увидит, что каждая вещь в мире – как вообще, так и в частности – создается и образуется по этим степеням, т. е. что от одной вещи происходит другая, от другой – третья и т. д. Кто не дойдет до постижения этих степеней, тому никак не понять ни различия одних небес от других, ни различия способностей внутреннего и внешнего человека, ни различия между миром духовным и природным, ни различия между духом человека и телом его, ни уразуметь, что такое и откуда происходят соответствия и преобразования (представительства, representativa), ни что значит наитие. Люди чувственные не понимают сих различий; они даже в этих раздельных степенях видят одно сплошное, и потому, по их понятию, духовное есть не что иное, как природное, только более чистое. По этой причине такие духи стоят снаружи (как бы за порогом) и далеки от разумения.

39. Вдобавок мне позволено об ангелах всех трех небес сказать тайну, которая доселе не приходила на ум никому, за неразумением степеней. Тайна эта состоит в том, что в каждом ангеле и в каждом человеке есть самая внутренняя, или высшая, духовная степень, нечто самое внутреннее и высшее, или, так сказать, тайник, в который прежде всего или ближе всего влияет Божественное, исходящее от Господа начало, которое затем уже, как бы из тайника этого, располагает и все прочие внутренние начала, следующие по степеням порядка как в ангеле, так и в человеке; это внутреннее, высшее, начало, или тайник этот, можно назвать в человеке и ангеле входом Господним и даже Господним в них жилищем. Через это внутреннее, или высшее, начало человек становится человеком и отличается от животных, у которых этого внутреннего начала или тайника нет; вот почему человек, не как прочие животные, может через внутренние начала души и духа своего (mentis et animi) возноситься Господом до него самого, верить в него, проникаться любовью к нему и через это видеть его; благодаря этому человек может стать приемником разумения и мудрости, говорить по рассудку и, наконец, жить в вечности. Однако ни один ангел не может ясно постичь, что именно провидением Господним творится в тайнике его, ибо это выше всех понятий и премудрости ангелов.

40. Все это было сказано о всех трех небесах вообще; вслед же за этим будет говорено о каждых небесах в особенности.

Небеса состоят из бесчисленных обществ

41. Ангелы каждых небес не живут все в одном месте, но делятся на малые и большие общества, смотря по различию блага любви и веры каждого из них; сходные между собой по благу образуют одно общество. Благо на небесах разнообразно до бесконечности, и каждый ангел таков, каково его благо.

42. Ангельские общества на небесах находятся даже на некотором расстоянии друг от друга, смотря по различию своего блага вообще и в частности. Расстояния в духовном мире происходят ни от чего другого, как от различия состояний внутреннего (начала); следовательно, расстояния на небесах зависят ни от чего иного, как от различия состояний любви. Духи, которые в этом отношении весьма различны между собой, находятся на большем расстоянии друг от друга; те же, напротив, которые мало между собой различны, находятся на меньшем расстоянии; но те, коих состояния любви совершенно сходны, живут вместе.

43. Равно различны между собой и все члены одного и того же общества: ангелы более совершенные, т. е. превосходящие других благом и затем любовью, мудростью и разумением, находятся в середине; а менее совершенные – вокруг них, на таком расстоянии, насколько уступают первым в совершенстве. В этом отношении они могут быть уподоблены свету, который убывает от середины к окружности; кто находится в середине, тот в наибольшем свете, а кто ближе к окружности, тот и в свете постепенно убывающем.

44. Ангелы как бы сами собой влекутся к подобным себе; с ними они как со своими и как дома, с другими же они как с чужими и как не у себя; в сообществе себе подобных они чувствуют себя свободными и затем находятся в полном удовольствии жизни.

45. Из этого видно, что всех живущих на небесах сближает благо и что ангелы различаются между собой по качеству его. Не сами ангелы, однако, сближаются таким образом, но сближает их Господь, от коего исходит благо: Он сам ведет их, соединяет их и распределяет, даруя каждому свободу по мере блага его; таким образом, он каждому дает жить по своей любви, вере, разумению и мудрости и, следовательно, во блаженстве.

46. Все ангелы, живущие в сходственном благе, знают друг друга точно так, как люди здешнего мира знают своих родителей, родственников и друзей; даже знают друг друга, никогда прежде не видавшись; это происходит оттого, что в той жизни нет другого родства, сближения и дружбы, кроме духовного, принадлежащего любви и вере. Несколько раз мне дано было видеть это, когда я был в духе, т. е. отрешен от тела, и, таким образом, в сообществе ангелов; тогда иных я видел как бы знакомых мне с детства, другие же казались мне вовсе чужими: первые находились в подобном со мной состоянии духа, а вторые – в различном.

47. Все, составляющие одно ангельское общество, вообще походят друг на друга лицом, но в частности не походят. Это общее сходство лиц и разнообразие их в частности может быть несколько понятно из того, что бывает на земле; известно, что у каждого народа есть в лице и глазах какое-то общее сходство, по которому он узнается и отличается от других; еще более бывает это сходство у одного семейства с другим; но с гораздо бо́льшим совершенством бывает оно на небесах, где все внутренние чувства выражаются и просвечивают на лице: лицо на небесах есть внешнее изображение этих чувств; там нельзя иметь лицо, не сходное с чувствами своими. Мне было даже показано, как общее сходство разнообразно в частностях каждого лица, принадлежащего одному обществу: передо мной являлось как бы ангельское лицо, которое в чертах своих разнообразно изменялось, согласно чувствам блага и истины у ангелов одного общества; эти изменения продолжались долго, но я замечал, что одно выражение лица оставалось общим основанием, а все прочие выходили и слагались из него же. Таким же образом и через это же лицо мне были показаны чувства целого общества, согласно коим видоизменяется лицо каждого из членов его; ибо, как сказано выше, лицо каждого ангела есть образ его внутренних начал, следовательно, и образ чувств, принадлежащих его любви и вере.

48. Вследствие того же происходит, что ангел высшей мудрости тотчас видит по лицу, каков другой ангел; на небесах никто не может скрыть на лице, каков он внутри, или притворяться; точно так же невозможно там лгать или обманывать хитростью и лицемерием. Случается иногда, что в ангельские общества вкрадываются лицемеры, которые привыкли искусно скрывать свое внутреннее и принимать внешность или образ того блага, в котором живут эти общества, и таким образом подражать ангелам света; но они не могут тут долго оставаться: они вскоре начинают чувствовать внутреннюю тоску, мучаются, бледнеют и как бы задыхаются. Такая перемена совершается в них вследствие влияния и действия на них противоположной жизни; поэтому они немедля кидаются обратно в ад, ко своим, и не пытаются более подыматься на небеса: такого-то рода духи разумеются под именем человека, который среди званых на пир и возлежащих был найден одетым не в брачное платье и ввергнут во тьму кромешную. (Мф 22:11 и далее).

7
Эмануэль Сведенборг: О небесах, о мире духов и об аде 1
Предисловие[1] 1
Введение 3
О небесах 3
Господь есть Бог небес 3
Божественное (начало) Господа образует небеса 4
Божественное (начало) Господа на небесах есть любовь к нему и любовь к ближнему 4
Небеса разделяются на два царства 5
О троичности небес 6
Небеса состоят из бесчисленных обществ 7
Каждое общество образует небеса в малом виде, а каждый ангел – в меньшем 8
Все небеса в совокупности изображают как бы одного человека 9
Каждое общество на небесах изображает человека 10
Внешний образ каждого ангела есть совершенно человеческий 10
Небеса вообще и в частности изображают человека вследствие Божественной человечности Господа 11
Все, что есть на небесах, соответствует всему, что есть в человеке 12
Все, что есть на земле, соответствует небесам 13
О небесном солнце 15
О небесном свете и тепле 16
О четырех странах света на небесах 18
Об изменениях внутреннего состояния ангелов на небесах 19
О времени на небесах 20
О предметах, изображаемых и видимых на небесах (de representativis et apparentiis) 21