О небесах, о мире духов и об аде | Страница 15 | Онлайн-библиотека


Выбрать главу

О небесном солнце

116. На небесах не видать солнца здешнего мира, ни всего, что происходит от этого солнца, потому что все это природное. Природа зачинается от видимого нами солнца, и все, что им производится, называется природным; духовное же солнце, в области которого находятся небеса, выше природного, совершенно от него раздельно и сообщается с ним не иначе, как через соответствия. В чем состоит это различие, можно видеть из сказанного выше о степенях в § 38, а в чем состоит это сообщение, видно из сказанного в двух предшествующих главах о соответствиях.

117. Но хотя на небесах не видать здешнего солнца и ничего происходящего от него, тем не менее там есть и солнце, и свет, и тепло – словом, все то, что мы видим в здешнем мире, и даже несравненно более того; но только оно не одинакового происхождения, потому что все, что есть на небесах, принадлежит духовному началу, а все, что на земле, – природному. Солнце на небесах есть Господь, свет небесный есть Божественная истина, а тепло небесное – Божественное благо, исходящее от Господа как солнца: от этого источника исходит все, что ни есть на небесах; но о свете и тепле и о том, что от них там происходит, будет говорено в следующих за сим главах, здесь же только о небесном солнце. Господь на небесах является солнцем потому, что он есть Божественная любовь, которая дает бытие всему духовному так же, как здешнее солнце всему природному; эта любовь и светится, как солнце.

118. Я узнал это не только от ангелов, но и мне самому дано было несколько раз видеть, что Господь на небесах действительно является солнцем; а потому я и скажу здесь в нескольких словах все, что я видел и слышал о Господе как солнце. Господь является солнцем не в небесах, но высоко над небесами, и не над головой, но перед лицом ангелов, на средней высоте. Он является в большом расстоянии, перед правым глазом или перед левым: перед правым глазом он является совершенно подобным солнцу, как бы такого же огня и такой же величины, как здешнее солнце; перед левым же глазом он является подобным не солнцу, а луне, такой же белизны и величины, как наша луна, но с большим блеском и посреди нескольких маленьких лун, такой же белизны и такого же блеска. Господь является в двух местах так различно по той причине, что он является каждому, смотря по тому, как он принят им; т. е. он является иначе приемлющим его как благо любви и иначе – приемлющим его как благо веры. Приемлющим его как благо любви он является согласно сему принятию, подобно огненному и пламенному солнцу; такие духи находятся в его небесном царстве. Приемлющим его как благо веры он является подобно луне, коей белизна и блеск также согласны с качеством принятия его; духи этого разряда находятся в царстве духовном. Такое различие происходит оттого, что благо любви соответствует огню, почему и огонь в духовном смысле есть любовь, а благо веры соответствует свету, почему и свет в духовном смысле есть вера. Господь потому является перед глазами, что внутренние, духу человеческому принадлежащие, начала видят через орудие глаза: через правый глаз, когда они основаны воблаге любви, а через левый, когда они основаны во благе веры. Все, что у ангелов или у человека находится с правой стороны, соответствует благу, от которого исходит истина; а все, что с левой стороны, – истине, от коей исходит благо. Благо веры есть в сущности истина, исходящая от блага.

119. На этом основании в Слове Божием Господь относительно любви уподобляется солнцу, а относительно веры – луне; на том же основании любовь, исходящая от Господа и к нему же обращенная, названа солнцем, а вера, исходящая от Господа и к нему же обращенная, названа луной; так в следующих изречениях: «И свет луны будет, как свет солнца, а свет солнца будет светлее всемеро» (Ис 30:26). «И когда ты угаснешь, закрою небеса, и звезды их помрачу, солнце закрою облаком, и луна не будет светить светом своим. Все светила, светящиеся на небе, помрачу над тобою, и на землю твою наведу тьму» (Иез 32:7, 8). «…Солнце меркнет при восходе своем, и луна не сияет светом своим» (Ис 13:10). «…Солнце и луна помрачатся и звезды потеряют свой свет. Солнце превратится во тьму и луна – в кровь» (Иоиль 2:10, 31). «…И солнце стало мрачно как власяница, и луна сделалась как кровь; и звезды небесные пали на землю» (Отк 6:12, 13). «…После скорби дней тех, солнце померкнет, и луна не даст света своего, и звезды спадут с неба» (Мф 24:29). В этих изречениях солнце означает любовь, луна – веру, а звезды – познания блага и истины; когда их более нет, то сказано, что они помрачаются, не дают света своего и падают с небес. Что Господь является на небесах, подобно солнцу, видно также из того, что когда он преобразился перед Петром, Иоанном и Иаковом, «и просияло лицо Его как солнце» (Мф 17:2). Таким видели его ученики, когда были отрешены от тела и находились в небесном свете. Вот почему древние, принадлежавшие к церкви преобразовательной, обращались в богослужении своем лицом к солнцу, на восход; от них же произошло и обыкновение при постройке церкви обращать ее алтарем к востоку.

120. Как велика божественная любовь и какова она, можно заключить из сравнения ее с солнцем нашей земли: любовь эта так пламенна, что она, как ни трудно этому поверить, гораздо пламеннее нашего солнца. Поэтому Господь, как солнце, не влияет непосредственно на небеса, но пламенность любви его постепенно в пути своем умеряется; эта постепенно умеряемая пламенность является лучезарными поясами вокруг солнца; а чтобы ангелы могли вполне свободно выносить это Божественное влияние, они, кроме того, прикрыты сверху легким облачком. Таким образом, небеса находятся на расстоянии от солнца, соразмерном принятию ангелами Божественного наития: высшие небеса, как пребывающие во благе любви, всего ближе к Господу-солнцу; низшие небеса, как пребывающие во благе веры, более удалены от него; а те, кои вовсе не живут во благе, как жители ада, находятся в самом дальнем от него расстоянии и тем далее, чем более они противоположны благу.

121. Когда Господь является на небесах, что случается часто, он не является среди солнца, но в образе ангельском, отличаясь от ангелов сиянием Божественным. В этом образе личного присутствия Господа нет, ибо самая личность его окружена солнцем; присутствие же его есть одна видимость. На небесах весьма часто случается, что человек кажется присутствующим в том месте, где останавливается взгляд его, хотя бы он сам находился весьма далеко от этого места; это присутствие называется присутствием внутреннего зрения, о котором будет говорено вспоследствии. Ятакже видел Господа вне солнца в образе ангельском, на большой высоте, немного ниже солнца; я видел его и ближе, в таком же образе, с лицом, исполненным сияния; и однажды среди ангелов, как луч пламенного света.

122. Земное солнце всегда кажется ангелам чем-то темным, в противоположность небесному солнцу, а луна чем-то мрачным, в противоположность небесной луне. Это происходит оттого, что земной огонь соответствует любви к себе, а свет этого огня – лжи этой любви; любовь же к себе совершенно противоположна Божественной любви, а ложь этой любви совершенно противоположна Божественной истине: а что противоположно Божественной любви и Божественной истине, то для ангелов тьма и мрак. Вот почему обожать земное солнце и луну и поклоняться им означает в Слове любить себя и ложь, которая от этой любви; посему и о живущих таким образом сказано, что они будут истреблены (Втор 4:19; 17:3–5; Иер 8:1, 2; Иез 8:15, 16, 18; Отк 16:8; Мф 13:6).

123. Так как Господь на небесах является солнцем по Божественной любви, которая пребывает в нем и исходит от него, то все, живущие на небесах, и обращаются постоянно к нему: живущие в небесном царстве обращаются к нему как солнцу, а живущие в духовном царстве обращаются к нему как луне; живущие же в аду обращаются ко тьме и мраку, т. е. в противоположную сторону и, таким образом, тылом к Господу; это делается по той причине, что все, находящиеся в аду, живут в любви к себе и к миру и, следовательно, противоположны Господу. Обращающиеся ко тьме, которая им служит вместо здешнего солнца, находятся в аду позади и называются гениями; а обращающиеся ко мраку, который им служит вместо луны, находятся в аду впереди и называются духами; на этом основании говорят о находящихся в аду, что они во мраке, а о находящихся на небесах – что они в свете: мрак означает ложь, происходящую от зла, а свет – истину от блага. Все обращаются таким образом потому, что в той жизни всякий взирает на то, что царствует внутри его, т. е. на любовь свою, и что лицо ангела или духа слагается по его внутренним началам; также и потому, что в той жизни страны света не определены раз навсегда, как в природном мире, но определяются по обращению лица жителей того мира. Таким же образом обращается и человек относительно духа своего: живущий в любви к себе и к миру обращается к Господу тылом, а живущий в любви к Господу и ближнему обращается к Господу лицом; но человек этого не знает, потому что он живет в мире природном, в котором страны света определяются по восходу и заходу солнца. Так как человеку трудно это понять, то это будет пояснено в следующих за сим главах: о странах света, о пространстве и о времени на небесах.

15
Эмануэль Сведенборг: О небесах, о мире духов и об аде 1
Предисловие[1] 1
Введение 3
О небесах 3
Господь есть Бог небес 3
Божественное (начало) Господа образует небеса 4
Божественное (начало) Господа на небесах есть любовь к нему и любовь к ближнему 4
Небеса разделяются на два царства 5
О троичности небес 6
Небеса состоят из бесчисленных обществ 7
Каждое общество образует небеса в малом виде, а каждый ангел – в меньшем 8
Все небеса в совокупности изображают как бы одного человека 9
Каждое общество на небесах изображает человека 10
Внешний образ каждого ангела есть совершенно человеческий 10
Небеса вообще и в частности изображают человека вследствие Божественной человечности Господа 11
Все, что есть на небесах, соответствует всему, что есть в человеке 12
Все, что есть на земле, соответствует небесам 13
О небесном солнце 15
О небесном свете и тепле 16
О четырех странах света на небесах 18
Об изменениях внутреннего состояния ангелов на небесах 19
О времени на небесах 20
О предметах, изображаемых и видимых на небесах (de representativis et apparentiis) 21