Женщины. Разговор не о мужчинах | Страница 1 | Онлайн-библиотека

Выбрать главу

Ольгерта Харитонова, Лолита Агамалова

Женщины. Разговор не о мужчинах

© Ольгерта Харитонова, текст

© Лолита Агамалова, текст

© ООО «Издательство АСТ»

Правда освободит вас, но сначала она приведет вас в бешенство.

Катерина Холод:

Девочка, девушка, женщина… Ты часто слышишь эти слова. Но задумывалась ли ты, что они значат на самом деле? Кто такая «женщина»? Пол или что-то еще, не связанное с биологией? Почему некоторые черты характера и особенности поведения мы относим к «женским» или «мужским»? Почему такие качества, как нежность, покорность, слабость традиционно считаются «женскими»? Но грубость, непокорство, сила – «мужские» качества? Откуда взялось это распределение?

«Природные роли, так заведено с давних времен. Мужчины и женщины изначально разные, как собака и кошка, как жители Марса и жители Венеры», – скажешь ты. На твоей стороне будет мнение большинства, но оно ближе к декларируемым стереотипам, а не к реальному положению вещей.

Задумайся, часто ли тебе встречались мужчины, наделенные строго «мужскими» качествами, и женщины, наделенные строго «женскими» качествами? Если мужчина мягкий и доброжелательный, можно ли сказать, что он НЕ мужчина, «ведет себя как баба». Или – женщина, которая умеет достигать намеченных целей, хладнокровная и сообразительная особа. Ее могут назвать «мужиком в юбке», но, конечно, из-за этого прозвища женщина не лишится своего пола. Так в чем тогда подвох?

Простое наблюдение за собой и окружающими покажет, что все не так однозначно, как нам кажется. Быть женщиной и мужчиной – не только принадлежать к какому-либо полу, но и мыслить соответствующим образом. Обществу удобно, чтобы и женщина, и мужчина вписывались в поведенческие рамки исключительно по своей половой принадлежности. Как две песочницы: в одной ведерко розового цвета, в другой цвета голубого. Все просто: девочка играет в «розовой» песочнице, мальчик – в «голубой». Песочницы – символ общественных ожиданий, которые иногда доходят до жестких требований и даже приводят к трагическим ситуациям.

Любая женщина с детства чувствует силу этих общественных ожиданий, их настойчивость и повторяемость. Атмосфера, в которой выросли многие из нас:

«Будь аккуратной, ты же девочка».

«Нужно быть слабой, в этом твоя сила. Мужчины любят слабых женщин».

«Толстая девушка с трудом выйдет замуж, если выйдет. Держи себя в форме».

«Путь к сердцу мужчины лежит через его желудок. Учись готовить».

«Курица не птица».

«Женщине не обязательно делать карьеру. Главное – удачно выйти замуж».

«Красота требует жертв, а мужчина любит глазами».

«Бездетная женщина неполноценна».

«Мужчина – голова, а женщина – шея».

Это лишь некоторые высказывания из «сокровищницы» народной мудрости. Их мы слышали дома, в школе, в институте, на работе. Обрывки фраз, монологи, советы добродушные и не очень. Из таких фрагментов постепенно складывается мозаика, представление о том, кто мы есть. Мы, женщины.

Лолита Агамалова:

В очередной раз мои маленькие подруги получили выговор за то, что не убрали дом (частный дом, к слову, был очень велик). Любящая их мать, измотанная тяжелой вдовьей жизнью чеченской женщины, в сердцах выговаривает им: Если бы не он (показывает рукой на сына, младшего ребенка в семье), вас бы вообще не было». Три дочери родились только потому, что наследник «не получился» сразу. Три не особо нужные девочки, которых рожали и рожали до того, как был рожден долгожданный сын. Ближайшие родственники надеются поскорее погулять на их свадьбах. Пусть свой опыт замужних женщин был неудачным, но как тут быть – на что их содержать? Не всех в современном Грозном отпускают работать официантками. Уж лучше замуж поскорее выдать. А еще лучше, если бы их просто не было. Девочек в чеченских семьях не ждут. Родителям нужны только сыновья. Стоит ли говорить, что подросший наследник не преследуется за ничегонеделание, а бегает с пистолетиками по частично восстановленным после Чеченских кампаний улицам.

Мой отец – наполовину армянин, наполовину русский – говорил: «Дочери уходят в другую семью». А я, двенадцатилетняя, думала: отчего так жжет? – и молчала.

Я родилась в 1997 году в Грозном, в Чеченской республике, в семье «разночинцев». По стечению обстоятельств была воспитана армянской бабушкой в Тверской области, в городе Удомля, известном как городок атомной электростанции. Бабушка была волевой женщиной со своим уставом: работала всю жизнь как вол, детей самостоятельно воспитывала. И меня она лишней не считала.

Лет в двенадцать я вернулась в Грозный – на первый взгляд в совершенно иной мир. Но я бы не назвала свой опыт особенным, радикально отличным от того, который получают девочки-москвички. Нет разницы, окружают ли тебя женщины в хиджабах, в обязательных мусульманских платках, или в православных платках, либо женщины на каблуках и ярко накрашенные – модели разные, смысл один: быть «годной», вписаться в уготованные тебе жизненные стандарты.

Хиджаб – это не просто платок, а вся одежда (от головы до ног), соответствующая нормам шариата. Считается, что необходимо покрывать одеждой все тело, кроме лица и кистей рук.

Ольгерта Харитонова:

В действительности это нам только кажется, что все ужасы восприятия женщины как личности несамостоятельной, зависимой от оценок окружающих, как человека второго сорта, укоренены на Востоке, а в странах Запада и в России к женщине относятся как к полноценному «члену» общества, не просто как к равноправной, но кое в чем поставленной даже в более выгодные условия.

Во многих странах Востока, не только в мусульманских, рождение девочки – совсем не радостное событие для большинства семей. Например, в Индии считается, что если родилась девочка, то это значит, что в прежней жизни она много грешила и теперь ей придется отрабатывать свою карму. Несмотря на запрет узнавать пол ребенка до рождения, женщины прибегают к услугам платных клиник, чтобы иметь возможность вовремя избавиться от ребенка «не того пола». Родив мальчика, женщина обретает почет и уважение. Ведь мальчик – это опора и поддержка семьи, а девочка отдается в чужую семью, с ней связаны только расходы на приданое. Родив девочку, индийская женщина может быть избита и выгнана из дома. Женщины проходят через череду абортов, пока не уверятся, что точно родится сын. За последние десятилетия численность женского населения Индии сократилась настолько, что в стране началась нехватка невест. В их поисках женихи едут в другие регионы или в соседние страны.

В китайской деревне также предпочитают сыновей. В традиционной культуре Китая главное для семьи – вырастить сына, а не дочь. Трудные экономические условия в сельских регионах Китая требуют именно мужских рук для помощи по хозяйству. Отсутствие мальчика считают большой жизненной неудачей. Поэтому в Китае, как и в Индии, нередки аборты из-за «неудачного» пола ребенка, несмотря на то, что в стране действуют законы, жестко пресекающие селективные аборты. Но даже если девочке удается появиться на свет, в некоторых семьях ее ждет тяжелая судьба. В Китае детская смертность среди девочек выше, чем среди мальчиков. Одной из причин этого является пренебрежительное отношение к здоровью дочерей. Чтобы побороть такую тенденцию, в стране уже несколько лет ведется интенсивная пропагандистская кампания, подчеркивающая «полезность» и «необходимость» девочек.

Это примеры только из двух стран Востока. Пожалуй, самых населенных стран: в Китае проживает 1,35 миллиарда, в Индии – 1,25 человек. Две этих страны – треть населения земного шара. Плюс исламский мир, где девочки также нежеланны. При этом законодательно селективные аборты запрещены везде, но изменение правовых норм не влечет немедленного изменения общественного сознания. За право на жизнь девочкам приходится бороться еще до своего рождения. А ведь право на жизнь – это естественное, не отчуждаемое право каждого человека.

Как обстоят дела в России? Желанно ли здесь рождение дочери?

Я родилась в 1959 году на Урале в семье инженеров. У них уже был сын – первенец. И они решили, что ему нужна сестра: чтобы эгоистом не вырос, чтобы было с кем играть и о ком заботиться. Видимо, и самим родителям хотелось еще девочку. УЗИ беременным тогда не делали – не было такого оборудования в деревянном двухэтажном роддоме на улице Сталина. Но родители ждали девочку и были уверены, что так оно и будет. Так оно и случилось. И только потом мама задавалась вопросом: а что было бы, если бы родился мальчик? Но родилась девочка – ожидаемая и уже любимая. Мне повезло.

1