Женщины. Разговор не о мужчинах | Страница 9 | Онлайн-библиотека


Выбрать главу

Быть женщиной – это выходить замуж «потому что так надо». Рожать детей «потому что так надо». Потому что только ленивая пьяная свинья не сказала тебе, что ты должна родить до 27. Ой, вру! И ленивая пьяная свинья сказала тоже!

Быть женщиной – это знать, что любая твоя работа – второй сорт. Потому что вот мужчина-врач – это да. Мужчина-учитель… Мужчина-бизнесмен… А если бизнес у женщины – то это, понятное дело, только от неудовлетворенности в личной жизни, а не от чего-то еще! Не женское это дело – зарабатывать бабло! И даже учительская премия называется «Учитель года». 90 % учителей – женщины. А премию дают не учительнице, а учителю. И вообще, мужчина в школе – такая редкость, что мы все должны его боготворить.

Кстати, о боготворении, ты росла в религиозной семье, ты знаешь, что спаситель мира – мужчина. А женщина хороша тогда, когда она рожает или никому не дает.

Быть женщиной – это значит задалбывать ребенка гиперопекой, потому что это единственная сфера, в которой ты можешь быть лучше! Да-да, быть женщиной – значит делать именно так! Быть женщиной – значит на протяжении многих лет не испытывать оргазма во время секса, но тщательно его имитировать. Потому что если у тебя нет оргазма – значит, с тобой что-нибудь не то! В конце концов, можно и от мужских оргазмов удовольствие научиться получать! Быть женщиной – это знать, что после 35 ты будешь никому не нужна. А после 40 у тебя и секса не будет! И помнить, что в 40 лет наступает общественная смерть. Если ты никого не нашла до этого времени – не найдешь уже никогда! Потому что кто, кроме мужа, будет трахать женщину после 40? После 40 ты банкрот.

Поэтому ты должна все время выглядеть на 20, а фигуру иметь как в 15!

Женственность в цене! А женщина – это юное, наивное существо, а не опытная скептичная тварь, как ты! Давай, делай вид, что ты дура и не можешь ничего, потому что иначе кому ты нужна?

Быть женщиной – это в 40 лет быть оставленной мужем (потому что твои дети выросли, а он ушел к юной и наивной, ведь ему хотелось «продолжать жизнь») и после этого – чувствовать себя лузером всегда. В 50, 60, 70 лет помнить, что жизнь твоя не удалась, потому что тебе кого-то предпочли. И ты плоха уже тем, что год твоего рождения – 1976-й, а не 1992-й.

Это остаться без рабочего места, если тебе 50. Потому что вокруг мужчины, которым надо кормить семью. Подумай сама, причем здесь ты?

Быть женщиной – значит быть неинтересной своим детям и внукам. Потому что это у дедушки жизнь продолжается! Это он ходит под парусом, интересуется политикой, может собрать ракетный двигатель, или в крайнем случае умер. А ты – бабушка. Ты не лазаешь по деревьям. Все, что ты можешь, – это готовить жрать.

И, умирая в нищете помнить, что ты почему-то не оправдала своей жизнью сценарий принцесс. Ты была недостаточно хорошей Золушкой и бездарной Белоснежкой. Надо было быть женственнее… слабее… Надо было не так…

Быть женщиной прекрасно… Где-то не в этом мире. В этом мире быть женщиной – полное говно!

Майорова (Mayorova):

О загадочная, чарующая, пленительная женственность! Как прекрасно быть слабой, хрупкой, тонкой! Как радостно прилагать все усилия для того, чтобы быть любящей заботливой женой, рачительной хозяйкой, трепетной матерью троих и более детей! Насколько важны и драгоценны древние традиции Домостроя, повелевающие женщине посвятить себя исключительно дому: воспитанию сыновей и дочерей, кухне, уборке, заботе о престарелых родителях, свекре и свекрови! Да, много поколений под одной крышей – это же мечта! А профессиональная деятельность… к чему она? Нет, в свободное время можно и потрудиться, не все ж пребывать в незамутненном блаженстве семейного счастья, но не забывайте: единственное оправдание женского существования – семья и дети.

Вы прослушали краткое содержание Концепции государственной семейной политики РФ на период до 2025 года. В числе приоритетов значатся также снижение числа абортов и одновременно(!) уменьшение количества матерей-одиночек, пропаганда многодетности, внедрение идей о неполноценной социализации единственных детей, детей одиноких и разведенных мам, и наконец, важное – сокращение числа «брошенных» престарелых родителей. Это как?…Я не особо впечатлительная, но над этим документом поседела. И конечно, во главе угла традиционные ценности: власть и авторитет родителей, стремление сохранять брак, пресловутые «трое и более», в середине документа реалистично обратившиеся в «двоих и более». Итак, российским женщинам вменено в обязанность затыкать своим здоровьем и временем дыры в демографической политике РФ. Какая самореализация, какая индивидуальность, карьера, когда отечеству необходимо пушечное мясо?! Детсадов не хватает, школы ни к черту, безопасности никакой – но рупоры и матюгальники у нас на высоте! Воспоем прекрасную женственность, благодаря которой половина населения будет работать тяжелую неблагодарную работу, да еще бесплатно, без выходных и без отпусков!

Не оставляла мысль, что где-то когда-то эти гимны уже пелись. Точно, Бетти Фридан! Она описывает послевоенные США, когда женщины уступили вернувшимся с фронтов Второй мировой войны мужьям свои рабочие места. Стране нужны были дети, но отсутствовали массовая медицина, детские учреждения, централизованное питание и многое другое. Именно тогда была развернута беспрецедентная кампания «Вернем женщину в родные четыре стены».

Здесь мне возразят, что женщины сидели дома во все обозримое прошлое человечества, пока мужчины бороздили просторы, совершали географические открытия и проч., и проч. Но нет, домоседство было привилегией дворянской прослойки, тогда как крестьянки трудились наравне с мужьями и отцами, неся еще и женскую повинность: продолжение рода. Что ни год и в антисанитарных условиях. В США же планировалось сделать «дворянками» весь средний класс. А как? Промывкой мозгов. Восхваление брачных уз, деторождения и домашнего труда не звучало разве что из утюга. Стандарты ведения хозяйства неуклонно повышались: научилась готовить – пеки сама и хлеб, купила стиральную машину – меняй постельное белье ежедневно. В колледжах вводились курсы «Создание семьи», «Домашняя экономика», «Наука для девушек» – понимай: для тупых. А как прижимали к ногтю, высмеивали и воспитывали тех девочек, которые хотели учиться! Один психолог, рассказывает Фридан, ежегодно исследовал интеллект в школах и обнаружил странную закономерность: лет в пятнадцать ученицы неимоверно глупели. Он переговорил с ними: девочки знали, как решаются тесты. Просто не хотели ими заморачиваться. Лучше будет жить не та, которая окажется самой толковой, а та, которая отхватит самого денежного мужа.

Любовь – это главное! Храни семейный очаг! Проводи каждую минуту с семьей! Эти лозунги весьма красивы, но прикрывают неприглядную истину. В некий момент понятие «домохозяйка» стало синонимом понятия «нервнобольная». Фридан приводит шокирующие показания психиатров, которые боролись с депрессиями у благополучнейших жен и матерей, мучившихся своим недостаточным совершенством и нереализованным потенциалом. Женственность уподобилась асимптоте: можно лишь приблизиться, достичь – никогда. Фридан вскрывает механику прибыли, которую делали на товарах для домашнего труда хитрые капиталисты. Фридан, наконец, цитирует самих счастливых хозяюшек, от монотонности и бесцельности превращающихся буквально в зомби. И все это – изящным, слегка манерным языком, навевающим ассоциации то ли со светской хроникой, то ли с язвительным фельетоном.

Бетти Фридан (Бетти Наоми Гольдштейн, 1921–2006) – американская феминистка. Выступала за полное равноправие женщин, от равной с мужчинами заработной платы до более активного женского участия в политической жизни страны. Защищала репродуктивные права женщин. В 1966 г. Фридан создала Национальную организацию женщин США и стала ее президентшей. Написанная ею книга-исследование «Загадка женственности» (1963 г.) стала феминистской классикой.

Ольгерта:

Женщине в то время, после Второй мировой войны, и в той стране, где многие девушки пошли на производство заменить ушедших на фронт мужчин, внушалось, что для нее настал золотой век, когда она может не работать и полностью посвятить себя детям, мужу, дому. В анкетах переписи населения женщины, не имевшие работы вне дома, писали: «Род занятий – домохозяйка». И эти слова стали лейтмотивом книги Фридан. Символом и центральной точкой усилий американских женщин был дом. Они стремились не только к статусу идеальных мам, но и совершенных домохозяек. Их дом должен был быть безупречным. Ужины должны быть роскошными и проходить в точно назначенное время. Постели должны быть аккуратно застелены, полы начищены до зеркального блеска. Естественно, что полная сосредоточенность на подобных занятиях вызывала у женщин ощущения пустоты и отсутствия самореализации.

9