Женщины. Разговор не о мужчинах | Страница 2 | Онлайн-библиотека


Выбрать главу

При этом я знаю женщин старше меня, которые родились только потому, что аборты в СССР были запрещены. Запрет на аборт действовал с 1936 по 1955 год.

27 июня 1936 года было принято постановление ЦИК и СНК СССР, запрещавшее аборт. 1 ноября 1955 года в СССР были отменены запрет на аборт и уголовное преследование за него.

Я знаю женщин младше меня, которые родились только потому, что аборты в их странах были запрещены. Они не были любимыми и желанными. И это очень осложнило им жизнь. Да и так ли уж часто бывает желанной девочка, даже если ребенка ждут, ребенку рады, к его рождению готовятся? Само слово «ребенок» мужского рода. И когда говорят: «Я жду ребенка», – то обычно слышащий это представляет мальчика. Подавляющее большинство отцов ждут сына, если не первенца, то пусть будет второй или третий ребенок, но чтобы сын родился обязательно! Знаете, как в том анекдоте: «– Папаша, поздравляем с рождением ребенка! – Мальчик? – Нет. – А кто?» Даже сейчас, даже в современной Европе девочку ждут редко.

Мальчик – это наследник фамилии и дела. А девочка – это невеста, невесть откуда взявшаяся, пришедшая в чужую семью, ей еще приданое нужно, чтобы в эту чужую семью взяли. По Римскому праву отцовская власть была «законной связью» и наследование происходило по отцовской линии. Такую систему наследования характеризовала норма, согласно которой имущество, принадлежащее мужчине, переходило его наследникам благодаря принципу непрерывности власти. То есть дело даже не в имуществе, а именно в исполнении функции «главы семьи», «продолжателя рода» и т. п. Лицо, именовавшееся «отцом семейства» (paterfamilias), находилось на вершине власти по линии родства. Его отец мог умереть, и тогда отцовская власть переходила ему, и это была власть над всеми родственниками по нисходящей, над всем потомством. Женщины строго исключались из этого порядка преемственности. «Женщина – начало и конец ее собственной семьи», – писал Ульпиан. Лишенная власти над другими, она ничего не имела для передачи.

Домиций Ульпиан (лат. Domitius Ulpianus, 170–228) – римский юрист, сторонник естественного права. В 426 г. сочинениям Ульпиана была придана обязательная юридическая сила.

Римское право продолжало традиции афинского. Но еще до них в древних законах Индии устанавливались имущественные привилегии старшего сына в семье. Те, кто смотрел популярный сериал «Аббатство Даунтон» и читал романы Джейн Остин, помнят какие страсти кипят вокруг обязательного майората. Майорат – это наследование недвижимости (прежде всего земли, а к недвижимости у знати прибавлялся еще и титул) по принципу первородства в семье или роде, это наследование по мужской линии. Женщины при майорате из наследования или вовсе исключаются, или уступают место мужчинам в одном и том же колене, линии или степени. В феодальном праве Англии, Франции, Германии и других стран Европы майорат был установлен в XI–XIII веках с тем, чтобы избежать дробления земельной собственности. Наследником феода стал признаваться старший сын, остальные дети исключались из числа наследников. В XIX веке майорат постепенно исчезает с континента Европы вместе с уничтожением феодальных порядков обладания землей. В дореволюционной России пережитки майората сохранялись в отношении заповедных и родовых имений до 1917 года. Наиболее долго закон о майорате действовал в Великобритании – вплоть до 1925 года. В гитлеровской Германии принцип майората был законодательно восстановлен для имущества крестьянского двора: оно переходило одному наследнику и только по закону. Одним из последних майорат был ликвидирован в Японии после Второй мировой войны. Майорат ушел в прошлое, как только уменьшилась важность наличия земли для экономического благополучия семьи, сократилось количество детей и женщины добились бо́льших прав.

Бо́льших, но не всех. Да и общественное сознание меняется медленнее, чем право. До сих пор в России, как и во многих странах Запада, жена после свадьбы берет фамилию мужа, то есть символически уходит в другой род. Моя бабушка из Дорониной стала Харитоновой, затем родила сына. И даже после того как, обнаружив измену мужа, ушла от него и забрала ребенка, она сохранила сыну фамилию отца. Мой отец продолжил род Харитоновых. А вот его сын, мой брат, женился и взял фамилию жены – большая редкость. Как же огорчился отец – сын не стал продолжателем рода! И ладно бы наш род был дворянским, так нет – самые обыкновенные разночинцы. Однако положено фамилию передавать сыну – не нами это заведено, не нам и отменять. Примерно так и рассуждают главы семейств до сих пор. И ждут обязательного наследника. Даже в советской России, хотя там по наследству передавать совсем нечего было. И память семей разрушалась целенаправленно. И фамилии меняли по идеологическим соображениям, например с Богоявленского на Краснознаменного. Но ждали сына – сына-защитника, сына – поддержку семьи, сына-наследника идеологических догм.

Скажу больше: почему-то даже в лесбийских парах, которые по сути своей должны быть настроены на женщин, чаще ждут и мечтают о мальчике, о сыне, а не о дочери. Сын – это значит, ты состоялась как женщина. «Родить сына, посадить дерево, построить дом» – это в России не столько задачи мужчин, сколько женщин. Во всяком случае, первое без женщины точно невозможно. Вот и взваливают на себя женщины рождение сына, а заодно и все остальное. Сын – как отличительный знак. Страна нуждается в строителях, защитниках и героях. Девочка – тоже хорошо, но мальчик, безусловно, лучше!

Думаю, никто не скажет точно, опираясь на социологическое исследование, ребенок какого пола желаннее в современной России. Такое желание невозможно вычислить в процентном соотношении. Однако опыт подсказывает, что до сих пор многие считают, сына надо родить обязательно, ну а девочка… приходит в мир сама, чаще когда ее не очень ждут.

Если же все-таки ждут, то с удовольствием предвкушают, как будут заплетать девочке косички, повязывать большие банты, шить платьишки и вязать кофточки. Девочка еще не появившись на свет, уже должна быть нежной, мягкой, опрятной и уютной, как плюшевая зайка. И очень немногие готовы воспринимать ребенка как индивидуальность, со своими желаниями, интересами и потребностями, иногда не согласующимися с общепринятыми. Надо сказать честно, что такое предвзятое отношение распространяется и на мальчиков. Просто от мальчиков и от девочек ждут в жизни разное. Заданность различных сценариев начинается с первого мгновения жизни.

Как только человек появляется на свет, сразу вопрос: кто? «Мужичок родился!» – радостно сообщает акушерка. О рождении девочки говорят менее радостно хотя бы потому, что в некоторых роддомах России при выписке выносящей ребенка медсестре дают денежку. При этом за мальчиков и девочек благодарят по-разному: мальчик сто́ит дороже примерно в два раза. Еще недавно было: 1000 рублей за мальчика и 500 – за девочку. И это не какая-то дремучая традиция, которая давно умерла. Здравствует до сих пор, правда, не во всех родильных учреждениях.

Зато традиция цветом отделять один пол от другого только укрепляется и распространяется. Девочки – это исключительно розовая гамма, а мальчики – голубая. И, не дай богиня, перепутать! В розовом вынести мальчика из роддома – значит, оскорбить его при рождении.

– Ой, какой чудесный мальчик! Богатырь! – говорят, видя ребенка в голубом.

– Какая красивая девочка! Принцесса! – скажут, увидев малышку в розовом.

– Кто у вас: девочка или мальчик? – недоумевают, заметив дитя в зеленом или желтом.

В Европе и Америке распространение привязки пола ребенка к определенному цвету началось после Второй мировой войны и окончательно устоялось в 1980-х годах. Прежде также были попытки закрепить за девочками определенный цвет, но хотели, чтобы это был голубой. Детские книги, детская реклама и открытки, подарочные списки и газетные статьи начала 1890-х годов показывают, что розовый чаще ассоциировался с маленькими мальчиками. Для примера, в июньском выпуске «Infant's Department» 1918 года, отраслевого журнала фабрик, шьющих детскую одежду, говорится: «Существует множество мнений по этому вопросу, но общепринятые нормы говорят, что розовое – для мальчиков, а голубое – для девочек. Причина в том, что розовый, будучи более решительным и резким цветом, больше подходит мальчикам, в то время как голубой, более утонченный и сдержанный, лучше смотрится на девочках».

2